ПАВЕЛ ШЕРЕМЕТ: К УБИЙСТВУ НЕВОЗМОЖНО ПОДГОТОВИТЬСЯ...

В Киеве в результате взрыва автомобиля погиб известный журналист Павел Шеремет. Профессионал, каких немного уже осталось в профессии, прямой и честный человек, жизнелюб. Друг. 

Год назад, после убийства Бориса Немцова 27 февраля 2015 года, мы разговаривали с Павлом о политике, стране и о расследовании заказных убийств.  В этом интервью, не скрывая слез, он рассказал, каким был для него Борис Немцов, когда в последний раз он виделся со своим другом и что значит для него, для оппозиции и для страны трагическая гибель Немцова. Павел Шеремет не верил в то, что это политическое убийство когда-нибудь будет раскрыто.

С Павлом Шереметом беседовала Мелани Бачина:

– Павел, как вы спустя год оцениваете ход расследования убийства Бориса Немцова и, как думаете, узнаем ли мы имена настоящих заказчиков этого преступления?

– И год назад, и сейчас я не сомневался в том, что реальных заказчиков этого убийства не найдут, да особо и искать не станут. Я не сомневаюсь, что это дело рук спецслужб или тех, кто хотел угодить Путину. Это политическое убийство, без всякого сомнения.

– За этот год, в связи с гибелью Бориса Немцова, что вы лично поняли про людей и страну? 

– Гибель Бориса - это большая трагедия российского общества, как бы высокопарно это не звучало. Его убийство, я уверен, по замыслу заказчиков, должно было запугать людей. Я живу в Киеве, оттуда кажется, что все российское общество безнадежно больно, отравлено мракобесием.

Но по тому, как люди год оберегают народный мемориал на мосту Немцова, видно, что ядро российского общества здоровое. Мне больно, когда я думаю об убийстве Бориса. С его смертью оборвалась одна из нитей, которая связывала меня с Москвой. Возникла пустота, которую невозможно заполнить.

– Вы были другом Бориса Немцова, помогали ему написать книгу «Исповедь бунтаря», когда вы виделись с ним в последний раз?

– Последний раз я виделся с ним недели за две до гибели. Он прилетал в Киев, и мы провели с ним целый день вместе. Я хотел сделать интервью с ним для «Украинской правды», да и вообще мы целый день сидели, болтали в каком-то кафе, с утра до вечера. И разговаривал я с ним буквально за сутки до убийства, я звонил ему и приглашал его в Киев на открытие пресс-центра. Я хотел, чтобы он приехал, поучаствовал в нашей вечеринке, потому что Борис он всегда был желанным гостем на любом мероприятии. Но он отказался, потому что он готовил марш [Марш Мира], который должен был пройти в Москве. И мы с ним поговорили накануне, и с тех пор больше не разговаривали и теперь уже никогда не увидимся.

– Но были у него какие-то предчувствия? Я знаю, ему угрожали постоянно, насколько он сам к этим угрозам серьезно относился?

– Он был очень смелый человек, открытый и бесшабашный. Нельзя сказать, что он не опасался каких-то провокаций со стороны властей, со стороны «нашистов» и прочих… Он, конечно, готовился к аресту, он предполагал, что власти попытаются его арестовать, посадить, так же, как действуют против Алексея Навального. Он боялся возможного покушения, но точно также как мы боимся случайно упавшего кирпича на голову. Он в принципе не мог до конца поверить и не мог представить, что какие-то спецслужбы или какие-то мерзавцы могут пойти на такое дерзкое, демонстративное и страшное преступление.К тюрьме он был готов, к убийству, конечно же, нет. И к этому невозможно подготовится.

– А вы сами, как и откуда узнали об убийстве Бориса Немцова?

– Я узнал случайно из Твиттера, случайно совершенно, вернувшись с открытия этого пресс-центра. Я включил телефон и увидел твиты, что в Москве расстрелян Борис Немцов, потом сообщения, что это фейк, потом, что это правда. Я тут же позвонил помощнице Бориса Немцова – Ирине Львовне, она была уже в невменяемом состоянии, но еще до конца было непонятно, что произошло. На место поехал Илья Яшин, я позвонил Илье, он не отвечал, но уже буквально через пять минут пошли официальные подтверждения, что Борис Немцов расстрелян на мосту. <…> Борис Немцов не случайная жертва. Удар нанесен в одно из ключевых звеньев российской оппозиции. Немцов был связующим звеном между оппозиционерами и политиками старшего поколения и политиками и оппозиционерами молодого поколения. Он мог легко разговаривать с Михаилом Касьяновым и Алексеем Навальным. Он [Борис Немцов] был одним из самых узнаваемых политиков. Он был профессиональным политиком. Можно сказать, что это единственный оставшийся политик времен Перестройки. Он пришел на волне Перестройки, он активно действовал в 90-ые годы, в двухтысячные и десятые годы. Когда это звено вырвали сейчас, то на какой-то срок российская оппозиция будет дезориентирована и дезинтегрирована, потому что нет сейчас ни одного лидера, который бы соответствовал таким идеальным представлениям и был настолько же активен, как Борис Немцов, настолько же эффективен, настолько же отвязан, настолько же популярен, как он. Например, очень сильный Алексей Навальный, но он пока еще молодой и его популярность ограничена крупными городами и он известен, в основном, среди молодежи. А вот Немцов был известен и как среди пенсионеров, так и среди молодых людей от Камчатки до Калининграда. Он не боялся ходить по улицам, он не боялся заниматься публичной политикой на земле. Когда он участвовал в выборах в Сочи, он обошел там все дворы и улицы. Никто из политиков федерального масштаба не пойдет избираться в думу Ярославской области, как сделал это Немцов и он, в результате, там победил и поставил на уши Ярославскую область. То есть это был профессиональный политик, западного, международного масштаба и найти ему замену будет очень и очень не просто.

– Сейчас, говоря об убийстве Немцова, многие тоже проводят параллели. Кто-то говорит, что это, как убийство Баумана, кто-то, что это как убийство Кирова. Вы какие исторические параллели провели бы?  

– Мне трудно эту конкретную трагическую историю Бориса Немцова связывать с какими-то похожими событиями в прошлом. Я бы брал чуть шире эту аналогию. Мне кажется, что нынешняя Россия повторяет путь Германии 30-х годов, здесь аллюзии у меня полные, а нюансы уже не имеют никакого значения. Мы втягиваемся во времена мракобесия и ужаса. Выхода практически нет. Пока страна не перебесится, не выпьет эту чашу ужаса и крови до дна – ничего сделать будет невозможно. Аналогия у меня четкая с Германией 30-х. Когда цивилизованная страна, великая нация Вагнера и Гете вдруг превратилась в мракобесов и фашистов. Сейчас то же самое мы наблюдаем по уровню агрессии, по уровню ненависти, по уровню милитаризации, это, знаете, банально, если ружье висит на стене оно должно обязательно выстрелить, если все люди готовятся к войне и пьют каждый день литрами эту ненависть, то они должны этой ненависти дать выход. И убийство Бориса Немцова – это проявление всепоглощающей ненависти, которая сейчас охватывает Россию.

– Частично вы ответили на мой следующий вопрос, но все же спрошу, как вам кажется что будет дальше? Кто-то говорит, что убийство Бориса Немцова сплотит несогласных, власть одумается и, может, прекратит это пропаганду нетерпимости, кто-то наоборот считает, что это начало политического террора. И что от авторитарной и контролируемой системы мы переходим к такой, неконтролируемой ситуации, чуть ли не уличного террора. Ваше предчувствие?

– Я очень пессимистически настроен. Я думаю, что ничего хорошего в ближайшее время Россию не ждет. И нужно сказать, чтоБорис Немцов был абсолютно открытый политик. Он боролся с властью публично, открыто. Он не был демшизой, он не держал камень за пазухой, он не строил планы тайных заговоров. Он был публичный политик. И он, кстати, был настроен не радикально. Во время последней нашей встречи в Киеве, мы говорили о том, как будет все развиваться дальше и сошлись на мнении, что это еще ну на несколько лет. Мы не поддерживали настроение, что режим рухнет в течение года-двух, что, как минимум, до 2018 года эта ситуация будет продолжаться. Но в целом, я настроен очень и очень пессимистически.

На фото: Борис Немцов и Павел Шеремет на вручении премии Политпросвет, 2013 год

– И еще о Борисе Немцове. Сейчас много разного говорят. Будет много мифов сейчас. А вот на ваш взгляд, каким человек был Борис Немцов? 

– За этой маской бесшабашного, веселого человека на самом деле скрывался очень ранимый, очень организованный человек. Вот эта известная история, фотография «Три отца российских реформ Чубайс, Гайдар и Немцов» — считалось, что самый четкий из них — Чубайс, а самый бестолковый, неорганизованный — это Борис Немцов. Ровно наоборот. Самым бестолковым и неорганизованным всегда был Чубайс, а самый четкий и правильный был Борис Немцов. За все годы нашего знакомства он ни разу не опоздал на встречу. Никогда. Он был очень добрый, очень добрый человек и.... Он называл меня Павлушка... Как старший брат…

 

Примечание редакции: Борис Немцов не раз бывал в Томске. В последний свой визит в наш город, он представлял книгу, одним из авторов которой был "Путин. Итоги. 10 лет". Тогда с Борисом Немцовы встретился и пообщался корреспондент "Часа Пик" Андрей Соколов.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?