У КЛЕЕ НЕ КЛЕЕТСЯ, А МОНЕ ЗАМОНАЛ. ЖЗЛ ИГОРЯ ШЕРКО

Жизнь великих художников можно изучать посещая музея, листая художественные альбомы, читая книги или  …, посетив новую выставку новосибирского художника Игоря Шерко. Классиков мировой живописи Игорь представляет через их женщин. Получилось забавно. С автором выставки «ЖЗЛ»– женщины замечательных людей»  общалась Виктория Мучник.

 
Игорь в вашей версии ЖЗЛ представлен весь перечень вечных упреков женщин мужчинам. Это мужской взгляд на женщин или вы постарались поставить себя на место женщин?

У меня две старших сестры, мама и мы достаточно долго прожили вместе. У меня была возможность изучить женский характер. Плюс свой личный опыт. Конечно, все из жизни. Упреки же смешные, милые, житейские. Сначала был один какой-то упрек-вопрос, на него нарисовалось что-то, потом другой, все это я публиковал фейсбуке, народу нравилось и я продолжал эту тему. В итоге, когда наш новосибирский Центр современного искусства предложил сделать выставку, я дорисовал еще несколько работ  и сделал из этого проект. 


А есть ли в ЖЗЛ ваша собственная жена?


Да, конечно. Она говорит – «Опять баб левых рисуешь?Кому они интересны? Лучше бы меня нарисовал». Я осмелился поставить себя в один ряд с замечательными людьми.


Ваши работы ориентированы на людей имеющих представление о стиле художников. Надо знать кто это: Мунк, Клее, Моне. Нет ли опасения, что ваш юмор будет не всем понятен?

Я когда забирал отзывы с Новосибирской выставки, то там, наоборот, люди писали – есть повод узнать новые имена и открыть для себя неизвестных художников. На самом деле где-то я брал самые яркие работы художников,а где-то просто обыгрывал фамилии. Тот же Клее, понятно, что у него что-то не клеется. Везде разные поводы для шуток. В том числе и самые обычные бытовые, понятные всем. Началось все с банального женского - «Гоген, а когда ты на мне женишься?»

А не боитесь, что упрекнут: мол, непочтительно обошлись с великими мастерами живописи?

Да без разницы на самом деле. Важно, чтобы люди пришли,  улыбнулись, посмеялись и это уже хорошо. Я стараюсь не касаться каких-то негативных тем, не влазить в политику. Бывает, конечно, что меня прорывает и я не могу не отреагировать на какую-то проблему, но это очень, очень редко, когда совсем в невмоготу. Проблема какая-нибудь в голову влезет и пока что-нибудь не нарисуешь, то не отпускает.

А когда последний раз было «невмоготу»?

Когда расстреляли художников в Париже.  Я тогда карикатурку нарисовал в фейсбуке. Речь ведь идет не о том, что нравится или нет. Речь об агрессии и насилии. Это же были просто слова, просто рисунки, а не какие-то призывы к уничтожению кого-либо. Это  просто бумага. Хотя, конечно, понятно, что Кукрыниксы помогли войну выиграть, и Крокодил помог советскую власть пережить, что за художниками часто стоит идеология. Но я стараюсь быть в стороне от политики. Я по профессии архитектор. У нас много в Новосибирске художников вышло с архитектурного факультета НИСИ – Сергей Гребенников, Вячеслав Мизин(Синие носы). С Сергеем Беспамятных мы в одной комнате жили, когда учились. Сейчас я больше занимаюсь не архитектурой, а дизайном книг, версткой, с издательствами работаю. А это так, больше пиаром назвать можно. 

Ваша выставка про художников прошлого с громкими именами.  Сейчас  мы  мало кого знаем не только из зарубежных, но даже из российских художников.  Как вы считаете почему так? Почему нет великих?

Потому, что нет больших выставок. Потому, что нет телевизионных программ о художниках. А на самом деле очень много достойных мастеров. В Новосибирске – это Анатолий Никольский, Сергей Гребенников, Сергей Мосиенко, Женя Заремба(Омск), Бато Дугаржапов(Москва). Василий Слонов(Красноярск) прогремел на всю страну с сочинской выставкой, из-за которой и Гельмана уволили.  Много хороших художников. Просто нет освещения. Вот  Никас Сафронов говорит про себя много, пиарится, поэтому  его и больше всех и знают.

Кстати, вы упомянули Марата Гельмана. А вас не тревожит, что сейчас многие российские галеристы, художники уезжают за границу?

И правильно делают. Я  был летом в Москве два месяца. Там ни выставок  достойных не было, вообще ничего не было. Я такой ходил грустный.

Вы  пытались придумать какое-то определение своему стилю?

Как у Сергея Безпамятных психомеханический формализм? Нет, ни в коем случае. Я себе фирменный шрифт сделал и назвал его своим именем. Шрифт Шерко. Я его пока для себя сделал, никуда не продавал, но кто знает. Люди уже спрашивают, просят переслать.

Вы человек тщеславный? Вам хочется, чтобы  ваше имя осталось в истории? 

По большому счету мы уже в истории все. Сейчас такая ситуация информационная, что если тебя знают  5 человек, то ты в принципе уже в истории. Что значит в историю? Чтобы про тебя в книжке написали? В анналы интернета мы и так уже вошли.

Кто для вас безоговорочный авторитет в искусстве?

- Это те 50 штук, что присутствуют на моей выставке(смеется). 

О выставке:

Вячеслав Мизин, директор Сибибирского филиала Государственного центра современного искусства

 Я радуюсь тому, что Сибирь на международной сцене современного искусства представлена таким течением, как сибирский иронический концептуализм и Игорь является одним из ярких представителей его. Образ женщин в искусстве - вечная тема. Диапазон исполнения широк как темпорально, так и стилистически. От каменных баб палеолита до рафаелевских мадонн. Неожиданный взгляд представляет Игорь Шерко. Тяжкие судьбы спутниц великих авторов. Ни денег. Ни помощи. И тотальный беспорядок в домах и умах. Особый иронизм Шерко состоит в том, что он примиряет профанное и сакральное. Ну, или обыденное и возвышающее. Его феминные персонажи, конечно, жалуются, но жалуются любя.

Сергей Самойленко, журналист

В этой серии вся история искусства сведена в одну временную точку и представляет собой как бы коммунальную квартиру, в которой жена Рубенса попрекает мужа работами Кустодиева, а супруга Малевича в сердцах поминает Кандинского. Это свойское обращение с великими именами доставляет особое удовольствие, как и тексты к работам, пересыпанные - для знающих тему - скрытыми цитатами, фактами и просто языковой игрой вокруг имен художников.

Аля Соколова, сценарист

Если отставить в сторону вопросы эстетики, то остаётся вполне реалистичный сюжет, который Шерко выбрал для своих карикатур. Я уверена, что многих из великих художников их жёны пилили. И строгали. За то, что денег в дом не несут, за обнажённых натурщиц... Человек, посвятивший себя искусству, вообще плохо встраивается в быт. Вполне возможно, что Леонардо бы затруднился оплачивать квиточки ЖЭКа. Так что выставка "ЖЗЛ", как говорил Васисуалий Лоханкин, - это великая сермяжная правда.

Мария Ситникова, сотрудник Томского областного художественного музея

Мне Игорь Шерко, с  его беретом напоминает  лукавого Мурзилку. А ведь Мурзилка  -  корреспондент, создание пишущее. Графическая серия Ж.З.Л.  – это тоже повествование, ироничное размышление  современного автора о том, чем вообще дышит творческий человек, что за странный зверь – художник, и каково это – сопутствовать ему по жизни. Текст органично вписан в картинку, составляя с ней единое целое. Получились такие графические скетчи,  очень емкие по своему содержанию.  Зрителю нравится осознавать, что великие художники тоже люди, а  знакомясь с работами Игоря Шерко, еще раз убеждаешься, что люди эти со всеми их странностями - уникальны!

Метки:Игорь Шерко, современные сибирские художники, Томский областной художественный музей

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь