Тысячи смертей в томской колонии. История о том, как уничтожали «бывших»

В такие же ноябрьские дни 1932 года томские партийные органы занимались расследованием дел в местной пересыльной колонии. Ситуация была чрезвычайная - от голода умерло больше тысячи заключенных. Тогда в Томске такое случилось впервые, но, к сожалению, не в последний раз. Всё началось с письма, пришедшего в августе 1932 года в редакцию «Правды», - тогда главной газеты Советского Союза. Подпись под письмом не разборчива, обратного адреса нет. Но всё изложенное, как выяснится позже, - не вымысел и не клевета. «Я, турист, был в городе Томске, посетил фабрично-заводскую и сельскохозяйственную закрытую колонию с домом заключения… Содержится в изоляторе масса арестованных на разные сроки. Большая часть молодежь от 20-25 лет – все обессиленные, одни только тени, кожа да кости, работать не в состоянии, от пайка в 300 граммов в сутки умирают совершенно от истощения… Что подтвердил врач изолятора. Умирали по 10 человек в сутки… Кто же защитит арестованных от вымирания от недоедания? Это должны ответить высшие органы».
Что в 32-ом году турист мог делать в глубоко провинциальном Томске, кто пустил его в закрытую колонию, да еще подробно рассказал о здешних ужасах, - сейчас этого, наверное, не выяснить. Главная партийная газета письмо, естественно, не опубликовала, а просто переправила в Томск. Так в советские времена было всегда – вас критикуют, разбирайтесь, мол, сами.
Разбирательство было серьезное, работало несколько комиссий. Но широкой огласки дело всё же не получило. Ведь речь шла о социально-чуждом элементе. Через Томскую пересыльную колонию из Москвы и Ленинграда этапировались так называемые бывшие. Обе столицы в 32-ом году усиленно очищали от тех, кто, как считалось, мешал строить светлое завтра: бывших дворян, госчиновников, священнослужителей, офицеров царской армии. Не взирая на возраст и часто лояльное отношение к советской власти. Присовокупив их к бродягам, проституткам и откровенным уголовникам. В Сибири они должны были образовать новые поселения и трудом искупать грех своего происхождения.
Людмила Приль, заведующая сектором Центра документации новейшей истории Томской области: «Эти люди не были приговорены к смертной казни. И, в принципе, вроде бы советская власть не собиралась их уничтожать. Просто они оказались социально чуждыми элементами и попали в категорию тех людей, от которых должны были освободиться столицы: Москва и Ленинград. В такой огромной массе каждый человек стирается. И те, кто отправляли их в этап или административную ссылку, даже в голову себе не брали, что обрекают их на смерть».
В Томскую колонию многие прибывали уже в изможденном состоянии. Как выяснится позже, здешние 300 граммов хлеба в сутки – роскошь по сравнению с другими пересылками. А в дороге заключенных вообще не кормили по нескольку дней. С января по ноябрь 1932 года здесь умерли 1238 заключенных из трёх тысяч прошедших через эту колонию. То есть больше, чем каждый третий.
Борис Тренин, сопредседатель общества «Мемориал»: «Мы возмущаемся, это против нашего нравственного чувства. А с другой стороны мы не можем дать себе точный ответ, что это вообще никогда не повторится. Да посмотрите, вокруг что происходит! Опять получается, довольно влиятельные силы и люди говорят: да, что такое человеческая жизнь, когда речь идет о могуществе государства».
Сегодня тем, кто содержится в томском следственном изоляторе, на первое готовят борщ. А что касается 300 граммов хлеба в сутки в 32-ом году, то, справедливости ради, надо сказать – это была не единственная еда у заключенных. Как заявил на заседании городской Контрольной Комиссии Рабоче-крестьянской Инспекции Леонид Буда, тем зека, кто привлекался к работам, выдавалась еще и порция супа из свекольной ботвы. А между тем, как было установлено после того самого письма в газету «Правда», в это время на продовольственном складе колонии сгнило 715 килограммов мяса и 32 тонны картошки.
Сам же Леонид Буда, в тот период начальник Томского исправительно-трудового управления, за 9 месяцев того смертного для заключенных года, взял со склада (не заплатив ни копейки): 90 килограммов сливочного масла, 806 литров молока, 65 килограммов меда, 62 килограмма муки и 29 килограммов сахара. Это называлось самоснабжение. А кроме него брали (а, по сути, воровали) его заместители и другие приближенные служащие колонии. После разразившегося скандала все они были переведены с повышением в столицу Сибирского края Новосибирск. И на заседание президиума городской контрольной комиссии по итогам всех проверок приезжали, как свидетели.
Людмила Приль, заведующая сектором Центра документации новейшей истории Томской области: «За притупление политического классового чутья, что привело к засорению аппарата чуждыми классовыми элементами включительно до ответственных постов, самоснабжение, граничащее с преступлением, и хищение продуктов с сельхозфермы, срыв производственной программы, обман партии и очковтирательство касающееся выполнения производственной программы, члена партии товарища Буду из рядов партии исключить. То, что касается смертности или состояния заключенных, оно ни каким образом не фигурирует. Это был не тот вопрос, по поводу которого стоило волноваться партии».
К серьезной ответственности так ни кого и не привлекли. Приближался 33-й год и ОГПУ, с одобрения Политбюро, уже утвердили план высылки в Нарымский край миллиона человек из числа чуждых классовых элементов. Полностью план не осуществили, но голод среди ссыльных привел к людоедству на территории нынешней Томской области.
Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
Она, конечно, отчаянная. Актриса и человек. Ее театральная и кинокарьера – ярчайший пример отваги. Отважной она остается в любых обстоятельствах
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?