ТУРЕЦКИЙ МАРШ НА РИНГТОНЕ

Три вечера подряд на телефон сыплются СМС "отстоим демократию", это, правящая в Турции, AKPARTi организовала мобилизацию народных масс. В злосчастную ночь, в начале второго часа, эзан на арабском вдруг сменился призывами на турецком - выйти на проспекты за Эрдогана. Этой ночью интересы Эрдогана и демократии совпали. 

Теперь все лихорадочно изучают "коллекцию" турецких военных переворотов с 60-го по 2016-й. В устойчиво звучащем "неудавшийся военный переворот", кажется даже сквозит легкая досада. Предпоследняя "удачная" хунта, с масштабным применением вооруженных сил, состоялась целых 36 лет назад. Это треть срока существования Турецкой Республики. И это очень большая пауза, если иметь в виду, что до этого Турция "переворачивалась", в среднем, раз в 10 лет. За 36 лет в стране, которая, окольными византийскими путями, но все таки готовилась к вхождению в ЕС, произошли огромные изменения в экономике, в социальной сфере, в системе права и полиции.

Европейские по сути реформы, очаровали многих, страховая медицина уравняла интеллигенцию Стамбула и аграрный юг, средний гражданский доход до кризиса составлял 480$. Всего этого добились только реформами, незарегулированным открытым рынком и без всякого вмешательства армии. В этом и заключается странность ситуации, армия как насильственный "демократизатор", была лишена своего всемогущества этой самой демократизацией. Турецкий военный перестал быть представителем особого сословия.

Вы можете прожить год в провинции Анталья, по периметру окруженной военными базами, и ни разу не встретить человека в армейской форме. Будет много полиции и жандармов, но этим Анталья теперь не очень-то отличается от Ниццы. Частота, с какой, прежде, военные производили чрезвычайные реорганизации законодательства и власти, способствовала возникновению внешнего цинично-стереотипного взгляда на политическую роль турецкой армии, дескать: "придет лесник и всех прогонит".

Но ревнителям "оперативной демократизации" не надо забывать, что в каждом таком сюжете - большая кровь. Не очень еще стары свидетели террора 80-го, когда на три года жизнь в крупных городах превратилась в ад, со всеми атрибутами, в виде - сотен казней, многотысячных политических "посадок" и миллионных денатурализаций. Так что не надо искать сложных смыслов во временном уличном единстве сторонников и противников Эрдогана, у многих здешних крестьян, интеллигентов,"левых", "правых", фашистов и исламистов есть общая негативная память. И она, а не только призыв "вождя", солидаризовала разных по убеждениям людей. Один мой приятель, которого сложно заподозрить в симпатиях к действующему главе государства, сказал о военных: "Они все сошли с ума! Они перепутали Анкару с Сирией и Курдистаном!"

Легкость, с какой армейские попытались снова воспроизвести "традицию", вызывает игровые ассоциации. С одной стороны  - приставка Нинтендо "забрасывает" виртуальных покемонов на территорию саратовской военной части, с другой - в Ницце француз тунисского происхождения грузовиком утюжит праздную толпу, а с третьей - турецкие солдаты с автоматами, в сопровождении авиации, по старомодному берут штурмом государственное телевидение. Кино и немцы.

Отчего-то никто не озаботился традиционно заблокировать соц.сети, более того, большой нелюбитель SMM, президент Эрдоган, хлебнувший на Гези и Таксиме неприятностей с гражданской самоорганизацией в Интернете, теперь сам выходит с первым обращением к нации через эппловское приложение FaceTime. Пол Европы гадает "куда полетел Эрдоган?", военные, вероятно, уверены, что контролируют все ТВ-вещание, а президента тем временем транслируют из аэропорта Ататюрк на, скрытом в колоссальном частотном плане, спортивном канале.

Было бы преувеличением сказать, что Эрдоган при этом выглядел бодро. Напротив, и в экране айфона и в аэропорту он был весьма напуган. Но вот как интересно поворачивается дело. И традиционный телевизор и новые медиа теперь выступают единым фронтом. Консервативный избиратель, который ассоциируется только с "олдскульными" СМИ, теперь так же мобилизуется с помощью постов и месседжеров. 

Мой турецкий приятель, отставной военный, третий день страдает на диване: "Мы за демократию кровь проливали, а народ нас вчера предал". А я смотрю на симпатичную  девушку в хиджабе, обтягивающих джинсах и со смартфоном в руках и думаю, что на Востоке эмансипация вполне может явиться и через хиджаб (особенно, если его запрещали 70 лет), а мой старый вояка, отстаивавший "ценности демократии" в оцеплениях 80-х, выглядит не меньшим анахронизмом, чем проводной телефон с вечно перекрученным проводом. Но в эту сторону, для сохранения свежести ума, сегодня лучше не заглядывать, особенно некоторым российским публицистам типа Юлии Латыниной, пишущей ксенофобский бред про "угрозу ползучей исламизации" в стране, где ислам тяготеет к османскому суфизму, и уж никак не к салафитам, вахабитам и прочим сеятелям мусульманского радикализма.       

Неоосманский миф, который, как антикварную игрушку, крутит в руках Эрдоган, действительно сплачивает простой народ, как и пресловутый "русский мир" на время и весьма поверхностно сполотил наших. В кафе и ресторанах стало модно вывешивать герб Великой Порты. На уровне риторики поговорили и о возвращении в школьные программы зубодробительного османского языка. Теперь вся эта мишура останется навязчивым рингтоном к разговору, содержание, которого пока никому не известно. Развивающаяся страна, входит в неизведанный для себя период роста и сталкивается с колоссальными проблемами единства нации.

Электоральный разлом, половина страны  - "за сильного и самобытного лидера" и вторая половина - за европейский выбор, действительно очень опасен гражданскими столкновениями. Эрдоган теперь очень торопится, стремясь зафиксировать результат объединения людей на улицах. Уже произнесены чрезвычайно опасные слова о смертной казни для мятежников. Но кровавая подачка "возбужденной улице" опасна и для него самого. Ведь эта же улица, еще зимой, говорила,о том, что во втором полугодии президента ждут большие испытания. Улица знала все. И вот они наступили эти испытания, причем не очень ожидаемо, судя по расстерянности государства в первые часы мятежа.

Теперь все понимают, что это был настолько плохой путч, что каждого второго так и подмывает поговорить о внешней модерации, американских и даже российских агентах влияния (действительно, вот чем занимался советник российского президента Александр Дугин в Анкаре букально накануне путча?)  Очень хочется верить, что импульсивный турецкий президент понимает что эта популисткая "топка" бездонна и прожорлива. Конечно, этот, отдающий кровью, ресурс будет кинут на подготовку конституционных изменений. По планам Эрдогана, республика должна стать президентской.

В свете последних событий, это теперь как-то даже перестало сильно возбуждать прения. По крайней мере, первое после событий интервью Эрдоган дал каналу ВВС. Естественно, о смертной казни. Пока он активно дает знать сильно недовольному Западу: "Ребята, все это лишь риторика для бедных, вынесем на межпартийное обсуждение, там и заболтаем". Посмотрим. Постоим на краю оврага и посмотрим.          

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь