Три истории

23 сентября 2013 года на Снобе появился текст Анны Карповой с заголовком: «Врачам запретят рекомендовать родителям отказываться от больных детей». И это тот редкий случай, когда в первом предложении страшно все.

Страшно, что ситуация «врачи рекомендуют отказываться от больных детей» существует. Страшно, что она существует сейчас, в 2013 году, в России, а не в XI веке до н.э. в Спарте, когда все решалось просто: «Больной? Со скалы!». Именно в то время, когда на каждом углу говорят о новациях в медицине, когда врачи должны бы брать женщину за руку и говорить: «Ну что ты, милая, посмотри, какой малыш, а с новыми технологиями мы его за год тебе на ноги поставим». Даже если не поставят, врачи должны так говорить. Страшно, что «запретить рекомендовать» решили только сейчас. Но страшнее всего, что все опять забыли о личной ответственности каждого.

Андрей
 
Андрей был вторым ребенком в семье кандидатов каких-то там наук. Мама Андрея читала лекции, придерживая живот, ласково поглядывая то на него, то на студентов, пялящихся на ее раздавшуюся из-за беременности грудь. В роддом поехала прям с экзамена, успев естественно раздать всем «автоматы». Схватки были долгие и болезненные, роды – стремительные. Врач держал на руках синюшного и задыхающегося Андрея, когда она перестала понимать, что происходит. А происходило то, что Андрей родился с какими-то сердечными недугами, его положили в стеклянный короб, воткнули ему в нос и рот трубки, смотрели на него всем этажом, прикладывали к сердечку стетоскоп, брали анализы, а потом врач сказал маме Андрея, что Андрей не выживет, а если выживет, то останется инвалидом, но скорее всего, все-таки не выживет. Мама испугалась и оставила умирать Андрея в стеклянной коробке с воткнутыми в нос и рот трубками.
 
Сейчас Андрею 9 лет, у него по-прежнему какие-то сердечные недуги, и он не знает, что маму оповестили о том, что он живой и почти здоровый, но мама в очередной раз чего-то испугалась.
 
Паша
 
Наркоманка и потаскуха – говорили про маму Паши бабушки на лавочках. Худая и уставшая, она носила свой живот, как утопленник – камень, готовая в любую секунду кинуться на дно. Родила Павлика как-то впопыхах, после написала своей собственной рукой: «разрешаю усыновить моего сына» и покинула роддом, ни разу не приложив «своего сына» к груди. Врачи передали информацию о Паше в отдел опеки, перевели его в отделение патологии, обследовали и стали ждать кандидатов в усыновители. Новорожденных очень быстро усыновляют. Претендентов на роль родителей Паши было много. Крохотный, сероглазый, рыжеволосый, с кожей цвета топленого молока он идеально подходил всем. Но не все до него доходили. В отделе опеки усыновителям говорили: «У нас есть чудесный мальчик, просто волшебный, наверняка, похож на вас в детстве» и давали направление. Счастливые усыновители шли в больницу, чтобы посмотреть на этого волшебного мальчика, так похожего на них в детстве, где их встречал врач. Врач объяснял им, что Павлик – сын наркоманки и потаскухи, что у него разные болезни, что, может быть, он ослепнет, а может быть, и нет, что, скорее всего, одно ухо не будет у него слышать, что болезнь сердца (болезнь всех нежеланных детей) будет прогрессировать, и в конечном счете, радости этот ребенок никому не принесет. Взволнованные и уже несостоявшиеся родители Паши разворачивались и уходили, даже не посмотрев на ребенка. И так каждый раз. Потом Пашу перевели в Дом малютки.
 
Сейчас готовятся документы об усыновлении Павлика семьей, которая все-таки посмотрела на ребенка.
 
Сережа
 
Сереже 5 лет. Никто не знает, как выглядит его мама и почему она от него отказалась. Все знают, что у Сережи задержка в развитии, что его хотели усыновить американцы, но родная госдура приняла закон, который лишил Сережу возможности уехать в Америку, болеть с отцом за какую-нибудь бейсбольную сборную, выпрашивать у мамы отвратительное ореховое масло на завтрак, и не вспоминать о том, что когда-то была какая-то другая мама, которая от него отказалась. Потом Сережу хотели усыновить итальянцы. Сережа был похож на папу-итальянца, он держал Сережу на коленях и рассказывал о том, как они долго его искали, мама-итальянка с любовью смотрела, как двое абсолютно чужих людей становятся родными. Сережа рассказывал всем, что он не запомнил имена этих людей, но запомнил, как пахнет женщина, и как мужчина помогал ему мастерить самолет, на котором по легенде все они улетят в теплую страну. Сережа говорил, что будет жить с ними, хоть и не понимает, что они говорят, но зато он понимает, что они его уже любят. Но врач сказал маме-итальянке, что у Сережи не просто задержка в развитии, а олигофрения в степени дебильности, что это не лечится, и что ребенок не сможет адаптироваться к новой среде.
 
Сережа живет в детском доме. В Томской области на сегодняшний день нет пары, готовой принять Сережу в свою семью.
 
В медицинских вузах не учат «рекомендовать отказываться от больных детей». Мой друг-врач говорит: «Есть такое понятие «профессиональная деформация личности». Она касается почти всех профессий, но наиболее очевидна у тех, кто работает на "земле": у учителей, полицейских и, к сожалению, у врачей. Никто не учит врачей, как утверждает Карпова в своей статье «давать рекомендации отказаться от ребенка-инвалида», предполагать такое - само по себе глупость и цинизм. Но перейти черту между бесстрастным представлением возможных последствий и психологическим давлением бессердечного запугивания очень легко».
 
И я верю своему другу. Потому что невозможно поверить в то, чтобы будущих врачей учили плодить сирот. Все дело в личной ответственности каждого. И в ответственности вообще, которую нам всегда хочется переложить со своих плеч на чужие. Чтобы не обвинить маму Андрея за то, что она оставила своего сына умирать одного в больнице. Чтобы не начать думать о безволии всех потенциальных родителей Павлика, так и не решившихся подержать его в руках. Чтобы не разочароваться в сказочных итальянцах, которые плакали, но Сережу так и не забрали.

 

 

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?