ТОМСКИЕ НАБЕРЕЖНЫЕ: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

30 миллиардов рублей и 30 лет. Возможно. Стоимость и время реализации проекта «Томские набережные» сегодня оценивают на глазок. Скорее всего это будет дороже и дольше. Если будет... 

Для сравнения. Весь бюджет Томска на 2016-й год составляет 13,6 млрд рублей, дефицит бюджета — 844 964  млн рублей. Годовой бюджет Томской области составляет 56,7 млрд рублей,  дефицит — 3,5 миллиарда.

Плюс – общая «экономическая непогода», как любит определять нынешнюю ситуацию томский губернатор. Плюс – недостроенная подпорная стенка у Главпочтамта. Плюс – замороженная стройка на набережной Ушайки. Именно на этом фоне прошло на прошлой неделе первое заседание штаба по реализации проекта «Томские набережные» под руководством замгубернатора Евгения Паршуто. Строго говоря, и штаба-то официально на тот момент не было, поскольку губернаторское распоряжение о его создании еще не вышло. Но собрались и на новом огромном экране посмотрели красивую презентацию. 

Что это было? И могут ли нарисованные проекты когда-нибудь при нашей жизни воплотиться в реальные набережные? Об этом мы поговорили с главным архитектором проекта Владимиром Кореневым, начальником департамента капитального строительства города Томска Евгением Денисовым и двумя экспертами, Сергеем Худяковым и Ольгой Ворониной

Что такое «Томские набережные»?

Если коротко, то это большой новый микрорайон в городе. Он образуется за счет строительства новой дамбы и застройки ранее подтопляемых территорий. Однако сегодня понятие «набережные» сильно размылось.  В «зону опережающего развития Томска «Томские набережные»»(это официальное название проекта) входят и набережная Ушайки, и подпорная стенка у Главпочтамта, и предстоящий ремонт проспекта Ленина, и новый микрорайон Радонежский, и противооползневые работы в районе Лагерного сада и будущее общежитие ТГУ, и Дворец молодежи и много чего еще. Зачем все новые объекты называть «Томскими набережными» — непонятно. Равно как и зоной опережающего развития. Кто кого и зачем опережает?


Когда началось?

По словам главного архитектора проекта  Владимира Коренева к правому берегу Томи от коммунального моста до реки Ушайки уже подступались десять раз. На этом рисунке пять последних подступов.

Какой именно из десяти планов вдохновил губернатора Сергея Жвачкина взяться за реализацию амбициозного проекта и кто именно подложил ему на стол «Томские набережные» достоверно не известно. На первом штабе по реализации проекта было сказано, что само название «Томские набережные» придумал Евгений Паршуто. В октябре 2013 года обладминистрация нам сообщила, что этот проект станет частью концепции «ИНО Томск 2020», а в апреле 2014 года мы узнали, что утверждена «дорожная карта» реализации проекта «Создание зоны опережающего развития города Томска «Томские набережные».


О том, что с амбициозным проектом что-то происходит, томичи впоследствии узнавали из-за конфликтов, которые время от времени просачивались в прессу. Первым забил тревогу один из авторов концепции, иркутский архитектор Марк Меерович, который обнаружил, что проектирование дамбы никак не связано с траспортно-пешеходной набережной. Летом 2015 года он назвал новую дамбу гравийно-бетонным надолбом. А весной 2016 разразился скандал из-за того, что питерская компания «Ленгипрогор» для реализации проекта «Томских набережных» предложила снять с Томска статус исторического поселения. Затем губернатор заявил, что никто у Томска его исторического статуса не отнимает и все затихло.

Позже мэрия нашла 11 миллионов рублей и заказала московской фирме определить в Томске границы исторического поселения, а еще позже Евгений Паршуто на заседании гордумы сообщил депутатам, что концепция развития «Томских набережных» разработанная Ленгипрогором, губернатором утверждена. 30 сентября 2016 года прошло первое заседание штаба по реализации проекта «Томские набережные», на котором была представлена схема планировки и межевания прилегающей к новой дамбе территории, разработанная коллективом ТГАСУ под руководством Владимира Коренева.

ЗАГС, бизнес-центр, гостиница, торговый комплекс, культурный центр для молодежи, комплекс общежитий, жилые дома бизнес-класса, Музей науки и техники, крытый легкоатлетический манеж и крытый ледовый корт.

Нужна ли Томску новая дамба?

Весь мега-проект держится на том, что Томску нужна новая дамба. В этом году у нашей дамбы юбилей —100 лет. Она была построена в 1916 -м году военнопленными. 

«Нужна ли Томску новая дамба, это хороший вопрос, — говорит начальник департамента капитального строительства города Томска Евгений Денисов. Согласно проектной документации, которая сохранилась до наших дней, срок эксплуатации этой дамбы был рассчитан ровно на 100 лет. Поэтому по-хорошему требуется либо реконструкция существующей дамбы, либо строительство нового гидротехнического сооружения.»

По мнению Евгения Денисова, с учетом текущей экономической ситуации, строительство новой дамбы Томску пока не по карману. Его реализация – это не только строительство гидротехнического сооружения, но и огромный блок вопросов связанный с инженерной подготовкой. И эти вопросы нельзя решать отдельно от строительства дамбы, это все должно решаться вместе, считает начальник по капстроительству в Томске. Строительство гидротехнического сооружения тянет за собой многое. Первое - это укрепление левого берега. Недостроенную левобережную дорогу, говорит Денисов, конечно, из-за новой дамбы не смоет, она запланирована с приличным запасом прочности, но, чтобы левый берег не размывался, его надо укреплять. 

Но это не главная опасность, которая таится в новой дамбе, по мнению представителя мэрии. «Проблема в том, что у нас текут там хозфекальные стоки и что половина населения того района продолжает канализование в ливневки, — говорит Евгений Денисов. Перед тем, как строить дамбу нужны инженерная инфраструктура, хозфекальная канализация, ливневая канализация, очистные сооружения. Если будет бездарный подход, сначала строим дамбу, а на потом сделаем инженерную инфраструктуру, то мы получим негативные последствия.Если не решить проблему стоков, то мы получим озеро. И это озеро будет не из родниковой воды. Вспомните, даже университетское озеро, Мавлюкеевское, которое там есть, нельзя сказать, что оно чистое. Решение этих вопросов — это не миллионы рублей, а миллиарды, десятки миллиардов рублей», — считает Евгений Денисов, который имеет опыт работы на олимпийских стройках в Сочи.

В общем, новая дамба при нерешенной проблеме стоков может обернуться большим озером из фекалий аккурат за Московским трактом.

Найдите 10 отличий. «Томские набережные» от Ленгипрогрора и от ТГАСУ

За концепцию «Томские набережные» Ленгипрогору обладминистрация заплатила около 15 млн рублей, а ТГАСУ за реальный проект планировки и межевания 5 млн рублей.

Отличаются проекты не только по стоимости, но и содержательно. Основная идеология Ленгипрогора, по словам Владимира Коренева, заключалась в том, чтобы максимально вывести с набережной Томи транзитный транспорт и создать на новой дамбе так называемое «общественное пространство». В проекте ТГАСУ главная задача – разгрузить улицу Ленина и обеспечить транспортную связь севера и юга Томска. Для этого томские архитекторы предлагают провести магистральную улицу с четырехполосным движением вдоль существующей дамбы, с выходом на новый мост в устье Ушайке, с уходом в тоннель рядом с Белым домом и выходом из него напротив площади Ленина.

В концепции Ленгипрогора предполагалось разгрузить проспект Ленина за счет Московского тракта, снести существующую застройку в районе улиц Луговой и Базарной, проложить там магистральную улицу и выйти к Белому дому. 

«Мы предлагаем вот эту улицу, которая идёт вдоль существующей дамбы и которая у Ленгипрогора тоже отрисована , использовать уже на первом этапе, а не в 2030-м году, — говорит главный архитектор «Томских набережных» Владимир Коренев. То есть не на втором этапе, не в конце, а именно с этого начать. Разгрузить Московский тракт и проспект Ленина. И предлагаем пустить дорогу не по существующим улицам — Дамбовой и Мусы Джалиля в Татарской Слободе, как  предлагает Ленгипрогор.

 Мы предлагаем оставить Татарскую Слободу в покое, не трогать это достопримечательное место, а провести улицу у подножья существующей дамбы.»

Заниматься игрой «найди 10 отличий» между концепцией Ленгипрогора и проектом планировки ТГАСУ, можно долго. Фактически, томские архитекторы под руководством Владимира Коренева нарисовали еще один, 11-ый проект «Томских набережных», который в чем-то пересекается с концепцией Ленгипрогора, а  во многом этой концепции противоречит.

Как в Амстердаме

Ольга Воронина пишет диссертацию по генеральным планам города Томска. Изучила их все, начиная с 1824-го года и до наших дней. Сопоставляя планы развития города с реальной застройкой, пришла к выводу, что генпланы никогда не соблюдались и строили всегда, как было выгодно состоятельным людям. Но это – тема для отдельного разговора. Согласно исследованию Ольги, до 1979 года, территория, которая ежегодно подтапливается, не рассматривалась для застройки. Она считает,  не стоит эту территорию трогать и сейчас. Слишком много грунтовых вод и подземных рек, и слишком дорогим может быть строительство. Кроме того, по мнению Ольги Ворониной, существующий проект не учитывает риски связанные с ледоходом. 

«Только представьте: мост на реке - это уже сужение, своего рода удавка для льда в период ледохода. Теперь - мы эту удавку увеличиваем в длину (изменение местоположения дамбы) и что получаем: лед останется перед мостом (затор), дальше вся водная нагрузка переносится на Черную речку!!! и мы каждый год будем иметь....без комментариев. И это только те очевидные последствия, которые находятся на поверхности.»
 

Владимир Коренев  утверждает, что нет ничего невозможного. Просто надо выбрать правильные технические решения. «Может быть, это будет не свайный фундамент, а единая платформа армированная, которая ляжет на эту поверхность, чтобы не преградить движение вод, которые там существуют. Но это техническая задача и абсолютно несложная»,— говорит Коренев и в качестве примера приводит Амстердам.

«В Амстердаме тоже существует историческая часть. Но экономика города требует в исторической части как можно больше учреждений сервиса: концертные залы, зрелищные сооружения, торговые центры и так далее. Но где взять новые территории? Не разрушишь же историческое наследие, правильно? Поэтому сейчас рассматривается проект, который называется «Амфа». Они делят реку Амстел на участки,  на отдельных участках выкачивают воду для того, чтобы сделать «стену в грунте», затем закладывают платформу, по бокам строят платформы и потом обратно пускают воду. После этого можно использовать пространство под рекой: стоянки автомобилей, магазины, общественные места.»

Не дороже денег

Деньги есть, считает Владимир Коренев. «Вы, наверняка, знаете, что те деньги государственные, которые предполагались на какие-то проекты, не выбираются. Почему? Потому что нет планировочно-проектной документации. Вот и всё. У государства деньги есть.

Но деньги под слова не выделяют. Деньги выделяют тогда, когда: а) этот объект соответствует  генеральному плану города, б) на этот объект есть проектная документация. И тогда начинается следующий этап  — «бюджетное проектирование».  Как заниматься бюджетом, если мы не знаем стоимость объекта? Поэтому сегодня, я считаю, всё идёт достаточно последовательно. Первое, что у нас есть — это концепция, которая говорит: данный ресурс территории позволяет разместить такие-то объекты, и они в концепции называются: дворец бракосочетания, гостиница четыре звезды, бизнес-центр и так далее. Дальше  мы переходим в конкретизацию, делаем документы по планировке территории. Планируем, как это может здесь разместиться. Какая улица, какой ширины она здесь будет, какой ширины здесь будут пешеходные дорожки, сколько займёт эта вся территория, столько останется под эти стратегические объекты, которые предложены. И в рамках этого проектирования мы, конечно, будет менять принятую концепцию.»

К слову сказать, именно так начиналось и строительство левобережной трассы. В федеральном бюджете обнаружились неиспользованные деньги, которые срочно надо было освоить, а у нас завалялся проект непонятной стоимости. Три миллиарда мы освоили. Ну, а дальше, вы знаете...

Сергей Худяков, председатель Томского отделения «Союз архитекторов России», директор ООО «Архитектурное бюро «Стиль», считает что проект коллектива ТГАСУ вполне реалистичный. «Особенность этого проекта, он чересчур даже правильный. У него может быть меньше концептуальности, чем у Ленгипрогора, может быть меньше взглядов каких-то вперёд,  зато это проект сегодняшний. Сделать магистраль вдоль существующей дамбы в этом нет  ничего такого сверхестественного», — так он прокомментировал проект планировки представленный на презентации в Белом доме.

Насколько проект реалистичен, есть время подумать. Впереди еще общественные слушания.  В федеральный бюджет на 2017 года томская дамба уже определенно не попадает. А без дамбы нет и «Томских набережных». Значит еще год можно жить спокойно и наблюдать, как продвигаются дела на первых объектах мега-проекта. Гадать, сколько еще времени потратят на подпорную стенку длиною 200 метров у Главпочтамта и когда возобновятся работы на  набережной Ушайки. Стенку, напомним, начали строить полтора года назад, набережную Ушайки – почти два года назад. Кстати, за эти два года «Газпром» выделил на Ушайку 50 млн. рублей. Стоимость всего проекта 2,2 - 2,5 млрд рублей. Нетрудно подсчитать, что при таких темпах финансирования новая набережная Ушайки появится примерно через сто лет.

Кстати, подводя итоги первого штаба по координации проекта «Томские набережные», Евгений Паршуто заметил, что если предполагаемая для благоустройства территория попадет в границы исторического поселения Томска, то реализация проекта «зоны опережающего развития» может быть затруднена. Так что ждем нового года, когда московские проектировщики скажут нам,  где у нас историческое поселение, а где его нет.

Наполеоновские планы

Когда-то на заре своего губернаторства в мае 2013-го года Сергей Жвачкин на заседании Областной думы обругал тогдашнее руководство города во главе Николаем Николайчуком за прожектерство.  Мол, у города есть куча коммунальных проблем, одуванчики у них на трамвайных путях растут, а они строят «наполеоновские планы» (именно так тогда выразился Сергей Анатольевич): скоростные трамваи планируют и левобережку строят, которая понадобится лет через сто...  В результате Николайчука убрали и даже чуть не посадили, левобережка разрушается, нет денег даже на ее консервацию, про третий мост, который должен был  соединить  левобережку  с  городом и разгрузить проспект Ленина никто уже не вспоминает.

Зато теперь мы строим «Томские набережные» и изучаем  опыт Токио и Амстердама. Во время визита томской делегации в столицу Японии Сергей Жвачкин отметил, что именно японский проект соответствует философии наших набережных. Тихо-тихо ползи, улитка, по склону Фудзи... Как-то так, видимо.

В сухом остатке

Долго ли ползти улитке пока непонятно. Стоимость всего проекта «Томские набережные» посчитана очень приблизительно. Упомянутые 30 миллиардов – это явно на глазок. Проект, если вдруг начнет реализовываться, может обойтись и дороже. Много это или мало – 30 миллиардов? Это как посмотреть. Скажем, нынешние, 2016 года, благоустроительные раскопки в столице, стоили, по оценке газеты «Ведомости» около 40 млрд. Но то – Москва...

Время, потребное на реализацию проекта, тоже толком не просчитано пока никем. Как и его экологические риски.

Да и проекта, как такового, пока тоже нет. Есть несколько компьютерных презентаций, противоречащих друг другу. Оценить вероятность их реализации несложно. Достаточно выйти на площадь Ленина, заглянуть за забор с красивыми картинками, что рядом с Большим концертным залом. Либо съездить на другую сторону Томи и пройтись вдоль того, что должно было стать Левобережной дорогой.

Метки: Томск, Томская область, Томские набережные, Сергей Жвачкин, Ленгипрогор, Николай Николайчук, Евгений Паршуто, левобережная дорога

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь