ТОМСКИЕ ИЗРАЗЦЫ ИЛИ ОСКОЛКИ БЫЛОЙ РОСКОШИ

Во времена, когда в Томске еще не было центрального отопления, а состоятельные люди стремились украсить печь или камин изразцами, отопление в доме часто представляло из себя настоящее произведение искусства. Сейчас изразцовых печей в Томске практически не осталось, их просто уничтожили, когда монтировали новую систему отопления или делали капитальный ремонт. Постигла эта участь и бывшую усадьбу золотопромышленника Асташева, где нынче располагается краеведческий музей. Из 26 печей и каминов — не осталось ни одного.

«История одной вещи» - совместный проект с Томским краеведческим музеем.

«Когда музей обосновывался в бывшей усадьбе золотопромышленника Асташева, в ней насчитывалось 26 различных печей, начиная с изразцовых, заканчивая голландками, — рассказывает сотрудник музея Елена Малофиенко. — Потом во время многочисленных перестроек, видимо, они по очереди сносились, хотя еще в 50-ые годы во дворе музея был угольный склад и была должность истопника. Позже здесь провели центральное отопление и все печи убрали. И, как мы предполагаем, сохранился только один набор изразцов из Асташевской усадьбы. Почему мы не знаем точно, потому нет никаких записей: откуда они поступили.

Видимо, когда музей переводили на паровое отопление, обломки изразцов просто складывали в подвале. Тогда всем было настолько очевидно их происхождение, что никто не задумался над тем, чтобы это событие отразить в музейных документах. Шло время, менялись поколения музейщиков, изразцами никто не интересовался, а теперь уже и музейные старожилы не припомнят, когда и как эти комплекты изразцов здесь оказались».

Есть в краеведческом музее и другие изразцы, которые поступали из разных домов. Один комплект изразцов, по существующей легенде, из дома № 97 по улице Советской. Это рубеж 19-20 веков, стиль модерн, изготовлены изразцы на знаменитом заводе Лисовского в Витебске.

На фото: фрагмент изразца из дома № 97 по ул. Советской.

Для справки: завод Б.Я. Лисовского в Витебске являлся одним из крупнейших производителей печной керамики в Российской Империи в конце XIX – начале ХХ вв. Витебский изразцово-майоликовый завод был основан в 1877 г. дворянином Брониславом Яковлевичем Лисовским. Число рабочих, занятых на предприятии, быстро росло. Если через семь лет после открытия на заводе работало только 12 человек, то в 1908 – уже 78, а в 1913 –118. Предприятие отличалось и высокой по тем временам технической оснащенностью. В 1895 г. здесь работали два конных и газовый двигатели мощностью в четыре лошадиные силы. В 1908 г. уже имелся паровой двигатель мощностью в 85 л.с. В это время предприятие выпускало 75 тысяч печных изразцов в год. Накануне 1-й мировой войны завод принадлежал акционерному обществу с капиталом в 600 тысяч руб. Свои магазины предприятие имело не только в Витебске, но и в Варшаве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Саратове, Казани и Николаеве. Продукция завода неоднократно получала медали на различных промышленных выставках. На фирменном банке 1911 г. их изображено семь. Печные изразцы завод выпускал до 1914 г. Далее сведения о предприятии Б.Я. Лисовского отсутствуют.

Есть изразцы в музее производства «Изразцово-гончарный завод томского исправительного арестантского отделения № 1». На внутренней стороне сохранились клейма. Изразцы зеленого цвета. Как выясниться позже, два фрагмента очень похожих по расцветке, есть и в музее деревянного зодчества.

«Я сама присутствовала при варварском разборе камина в здании, где находилась контора Томскреставрации, кажется, адрес пр. Ленина, 121. — рассказывает Елена Малофиенко. — Они у себя разобрали камин и там среди груды обломков, я просто выбрала отдельные куски этого камина или печи, чтобы сохранить для истории. И так бывает. Вообще моя голубая мечта воссоздать один камин или печь в стенах нашего краеведческого музея. Не хотелось бы чтобы эти изразцы так в подвале и пролежали».

Надежда Боровинских — директор музея деревянного зодчества рассказывает, как обычно попадают к ним в музей предметы. Некоторые – просто с помоек, люди находят и приносят. Похоже две плитки изразца, выполненные томскими арестантами, были кем-то просто выброшены. На них поверх толстый слой штукатурки и обоев.
 

«Я могу предположить, — рассказывает Надежда Боровинских, — что это от печи-камина с нашей Еланской зоны, поскольку исправительно-трудовая тюрьма находилась на Садовой улице — это район Храма Александра Невского и, возможно, где-то там находился и сам завод и там же эти изразцы продавали. Они представляют только исторический интерес, не имея никакой художественной ценности. Эти плитки у нас уже наверно года три лежат, но пока мы не определились: вводить их в основной фонд или нет, поэтому они у нас тут как в карантине».

Для справки: известно, что на ул. Советская, д. 47 находилось исправительное арестантское отделение и рядом церковь Александра Невского (1877). В исправительном отделении находились в заключении С. М. Киров и другие деятели большевистской партии и революционного движения. Скорее всего, «зеленые» изразцы (из краеведческого музея и музея деревянного зодчества) именно из дома  № 47, так как логично предположить, что печи арестантского отделения отделывали собственной продукцией - изразцами Завода арестантского отделения.

В самом доме Андрея Крячкова — ныне музее деревянного зодчества, печей и каминов не было. Дом этот изначально в 1910 году Андреем Дмитриевичем Крячковым был задуман с водяным отоплением. Здесь стояла кочегарка, воду нагревали и горячая вода поднималась по трубам к батареям. В этом доме сразу была смонтирована вентиляция и канализация. Он был первым благоустроенным деревянным домом в дореволюционном Томске. В газетах того времени его так и называли «домом революции» или «дом – прорыв».

А вот от дома воеводы, построенном на Воскресенской горе в начале 17 века, — ничего не осталось. Только легенда, что изразцовая печь в этом доме стоила чуть ли не дороже, чем сам дом. Во время раскопок на Воскресенской горе археологам удалось обнаружить несколько осколков от изразцов, датируемых как раз началом 17 века. Они хранятся в музее истории Томска на Воскресенской горе, там же воспроизведена печь, которая могла быть в доме воеводы.

«Раскопки на Воскресенской горе производились неспроста. Считается, что первая крепость Томска появилась в 1604 году именно на этом месте и археологи хотели найти тому подтверждение. — рассказывает экскурсовод музея Ксения Цыганкова. — Раскопки проводили с 1968 года и вплоть до 2004 года. Что касается печных изразцов — они интересны тем, что до сих пор изображение, которое было найдено на одном из образцов, больше нигде не встречалось. Это динотерий или в переводе с латинского «дивный зверь». Уникальное животное, представляющее из себя смесь нескольких зверей: голова, туловище и грива лошадиные, хвост напоминает львиный, лапы – птичьи когти, а еще мы видим звезду между лап, что видимо символизирует способность этого зверя перемещаться по небу. И из пасти, по видимому, извергается пламя. Так что это животное получило еще одно прозвище: конь-огонь. Существует легенда, что этот зверь, почему он собственно появился на печных изразцах, был своеобразным оберегом. Легенда гласит, что в начале 17 века, когда томской крепости приходилось постоянно обороняться от кочевников, в самый последний момент одной из таких битв, когда уже шла борьба не на жизнь, а на смерть, в небе появился этот удивительный зверь, который извергнув из своей пасти огонь, распугал кочевников и спас крепость».

Сейчас в музее истории Томска, скопировав рисунки с осколков изразцов 17 века, воспроизвели печь так, как она могла выглядеть в начале 17 века  в доме воеводы. Хотя в отличии от оригинальных изразцов, эти уже покрыты майоликой. Кстати, сделали данные изразцы мастера с Богашевского керамического завода.

Найти в Томске старинную изразцовую печь очень сложно. Одна из них сохранилась в Доме купца Хамитова, где ныне располагается Центр татарской культуры. Когда-то в доме было 12 печей.

«Карим Хамитов был купцом 2 гильдии, миллионер, входил в партию кадетов и в общество прогрессистов, — рассказывает руководитель музея татарской слободы Лидия  Муравьева. — Дом этот он строил как дом-дворец в мавританском стиле. Для своей семьи.

Карим Хамитов был трижды женат, правда, только третий брак оказался удачным и в нем родилось 9 детей. На сегодняшний день из большой семьи Хамитовых в Томске живет только внук купца, зовут его Ифраим Хамитов, он уже очень старенький и из дома не выходит. Дом был построен в 1905 году. И принадлежал Хамитову только до революции. Когда началась революция, купец прогорел, потому что ему не заплатили за коней, которые он передал в царскую армию. Потом Карим Хамитов умер, семья распалась, жена уехала в Ташкент с маленькими детьми. В Томске остались только старшие дети. После революции в этом доме сначала был клуб «Нацмен», потом гостиница заезжего дома, потом с 1926 года по 1941 год общежитие сибирского тюрско-татарского педагогического техникума, во время войны 5 детский дом из блокадного Ленинграда, потом опять сюда вернулись студенты татарского техникума, затем были реставрационные мастерские и 20 с небольшим лет уже центр татарской культуры».

Единственной уцелевшей изразцовой печью здесь конечно же уже не пользуются. Но оберегают. Если в Томске продолжат выбрасывать на помойку старинные изразцовые печи, у этой будет шанс сохраниться для истории.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?