Томская область оказалась в списке регионов со «средней межэтнической напряженностью» НЕ ПУБЛ.

Центр исследования национальных конфликтов и информационное агентство «Клуб регионов» составили рейтинг межэтнической напряженности в регионах России, пишет asiarussia.ru.

Исследование проводилось с сентября 2013 по март 2014 года. На сайте ЦИНКа была опубликована интерактивная карта конфликтов.

В список регионов с «очень высокой напряженностью» попали Москва, Татарстан, Ставропольский край и Дагестан. В этих регионах были зафиксированы неоднократные случаи массового насилия на межнациональной почве.

Регионами с «высокой напряженностью» были названы Астраханская область, Краснодарский край, Московская область, Нижегородская область, Ростовская область, Самарская область, Саратовская область, ХМАО, Челябинская область. Там имели место неоднократные массовые ненасильственные конфликты, случаи этнически мотивированного насилия, политическая активность с эксплуатацией этнической тематики.На третьем месте в списке регионов со «средней напряженностью» оказались Башкирия, Владимирская область, Волгоградская область, Воронежская область, Ивановская область, Ленинградская область, Липецкая область, Новосибирская область, Омская область, Пермский край, Свердловская область, Томская область, Хабаровский край. Там эксперты зафиксировали неоднократные случаи целенаправленных насильственных этнически мотивированных действий, массовые ненасильственные действия.

К регионам с низкой напряженностью отнесли Адыгею, Алтайский край, Архангельскую область, Бурятию, Забайкальский край, Иркутскую область, Калужскую область, Камчатский край, Карелию, Кемеровскую область, Кировскую область, Коми, Курганскую область, Курскую область, Мордовию, Мурманскую область, Новгородскую область, Приморский край, Псковскую область, Рязанскую область, Тверскую область, Тульскую область, Удмуртию, Чувашию, Ярославскую область. Если в этих регионах и возникали единичные этнические конфликты, то ненасильственные.

Самыми благополучными оказались Амурская область, Белгородская область, Брянская область, Вологодская область, Еврейская АО, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калининградская область, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Костромская область, Красноярский край, Магаданская область, Марий Эл, Ненецкий АО, Оренбургская область, Орловская область, Пензенская область, Республика Алтай, Сахалинская область, Северная Осетия, Смоленская область, Тамбовская область, Тува, Тюменская область, Ульяновская область, Хакасия, Чечня, Чукотка, Якутия, ЯНАО. В этих регионах межнационального насилия за последние полгода не было вовсе.

К регионам с неэффективной национальной политикой отнесены Краснодарский и Ставропольский край, Москва. Среди регионов с успешной национальной политикой эксперты назвали Саратовскую, Оренбургскую области, Мордовию, Чувашию. Благополучную ситуацию в Чечне эксперты назвали результатом авторитарного стиля управления и вытеснением нечеченского населения из республики.

Также эксперты попытались спрогнозировать будущие межэтнические конфликты и составили список «сейсмоопасных» территорий. В него попали Москва, Московская область, Петербург, Северный Кавказ и в Поволжье. Регионами с очень сложной ситуацией были названы Чечня и Ингушетия (катализатор – многолетний территориальный конфликт), Кабардино-Балкария (конфликт между тюркскими и кавказскими народами), а также Калмыкия (конфликт между ногайцами и калмыками).

К «зоне риска» также были отнесены несколько регионов Сибири и Дальнего Востока. По мнению исследователей, серьезным дестабилизирующим фактором в этих регионах может стать распространение радикального ислама среди приезжих.

Тюменская область, ХМАО и ЯНАО находятся в потенциальной зоне риска из-за большого притока мигрантов-иностранцев и граждан России из других регионов. Кроме того, там отмечается рост влияния криминализированных кавказских диаспор.
Серьезной проблемой называют присутствие мигрантов и сезонных рабочих из Китая на Дальнем Востоке.

Эксперты констатировали рост в целом по России межэтнической напряженности. С 1 сентября 2013 года по 20 марта 2014 года в стране произошло 570 межнациональных конфликтов разной степени интенсивности, сообщает «Национальный акцент».

Основные выводы

1. При сохранении существующих условий (государственная национальная политика, динамика миграции и т.д.) можно прогнозировать лишь нарастание межэтнической напряжённости в регионах России.

2. Нерегулируемая внешняя и внутренняя миграция неизбежно ведет к росту этнической преступности, усилению конкуренции между местными и приезжими и, как следствие, к росту ксенофобии.

3. Очевидно наличие основных центров межэтнической напряжённости, и, судя по всему, региональная власть в них не сможет справиться с угрожающей ситуацией своими силами.

4. Наиболее острая межэтническая ситуация сложилась в нескольких регионах, однако любой конфликт на национальной почве в столице автоматически повышает уровень ксенофобии в целом по стране.

5. Во многих регионах межнациональная напряженность носит латентный характер и может вылиться в стихийный протест под влиянием резонансного преступления с участием приезжих.

6. Все чаще этнически окрашенными становятся конфликты, причины которых следует искать не только в межнациональной, но и в социально-экономической и политической сферах. В пользу этого говорит, в частности, тот факт, что почти все массовые этнически мотивированные протесты местного населения в последние годы случались в неблагополучных городах (Пугачев) или районах (Бирюлево).

7. Распространение радикального ислама повышает вероятность конфликтов даже в тех регионах, где представители разных национальностей мирно сосуществуют (Татарстан).

8. Причина межнациональных конфликтов заключается также в культурной изоляции мигрантов, что ведет, с одной стороны, к неадекватному поведению выходцев с Кавказа и из Средней Азии, с другой – к формированию образа врага-мигранта в сознании русской молодежи. Отдельной проблемой является низкий уровень информированности населения: как о других этносах, так и о тематических мероприятиях, целью которых является их сближение.

9. На федеральном уровне национальная политика фактически отсутствует, в регионах же губернаторы и мэры реагируют на проблемы ситуативно и постфактум. Общепринятых эффективных моделей предотвращения межэтнических угроз до сих пор не создано. В то же время развитие средств массовой коммуникации повышает требования к скорости и публичности реакции власти, и это необходимо учитывать.

10. В настоящее время государство в сфере урегулирования межнациональных конфликтов пока лишь усиливает карательную функцию, эффективность которой спорна. Карательные меры применяются интенсивно, но беспорядочно, а понятие «экстремизм» трактуется произвольно. В отдельных регионах за относительно безобидные записи в социальных сетях выносится большое число обвинительных приговоров, что вызывает возмущение граждан. В итоге относительно спокойная ситуация становится напряжённой.

11. В результате отсутствия общей практики правоприменения за одни и те же правонарушения в разных регионах применяется разная мера наказания. Отсутствует единый стандарт реагирования должностных лиц на инциденты в межэтнической сфере, что приводит либо к попыткам их замалчивания, либо к неуместным высказываниям, которые лишь провоцируют межэтнические конфликты.

12. Анализ межэтнических конфликтов в регионах показывает, что их число заметно снижается при высокой динамике политико-экономических процессов. Так, в период Олимпийских игр и политического конфликта на Украине число конфликтов существенно уменьшилось.

13. Принцип субсидиарности можно реализовывать, передавая часть полномочий и ответственности общественным советам при органах власти и мотивируя их к участию. Подобная «стратегия вовлечения» позволит наладить сотрудничество в том числе с умеренными националистами и выиграть «борьбу за молодёжь».

14. В отсутствие государственной политики «активного вмешательства» идеологический вакуум интенсивно заполняется различными организациями, в том числе исповедующими деструктивные, антисоциальные идеи. Необходимо помнить, что националистические идеи носят во многом абстрактный характер, поэтому одна лишь борьба с организациями не даст желаемого эффекта. Вовлечение молодёжи в регионах в общественно полезные проекты становится не благим пожеланием, а жизненно необходимым средством снижения риска спонтанных социальных извержений.

В следующем рейтинге (октябрь-ноябрь 2014г.) мы планируем приступить к решению новой задачи – сформировать основные рекомендации властям регионов с наличием межэтнической напряжённости. Необходимо заметить, результаты исследования показали, что в
ряде относительно незаметных на федеральном уровне регионов уровень межэтнической
напряжённости весьма высок.
В состав команды, работающей над проектом, входят социологи, аналитики, политологи, историки, журналисты.
Исследование проводилось с сентября 2013г. по апрель 2014г. Хронологически оно делится на следующие этапы:

- 1 сентября 2013г. – 20 марта 2014г. – мониторинг и анализ открытых источников на
предмет выявления межэтнических конфликтов, составление базы данных конфликтов;

-  15 января – 1 марта – экспертный опрос;

-   2 – 25 марта – обработка и анализ результатов экспертного опроса, составление аналитического отчёта;

-   10 марта – 10 апреля – написание итогового отчёта, заполнение «карточек регионов»;

 -   10 – 12 апреля – публикация результатов.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?