Территория захвата

В Кировском районном суде вынесен приговор двум адвокатам и предпринимателю за рейдерский захват магазина «Нина». Наказание суровое: главным организаторам – по 5 лет лишения свободы и штрафы по 700 000 рублей. Третьему участнику преступной группы – 3 года лишения свободы и штраф в 500 000 рублей. Расследование уголовного дела заняло около трех с половиной лет; еще два года длился суд.

История получилась многоаспектной, в нее оказались вовлечены силовые и властные структуры, госорганы и обычные граждане. Удивительно даже не то, что два человека с адвокатской практикой решили обмануть владельцев магазина и присвоить себе их собственность – мало ли у кого и как рождается преступный умысел. Поразительно другое: размах, вкупе с ощущением полной безнаказанности.

На сегодняшний день приговор не вступил в законную силу, и называть фамилии «героев» в СМИ запрещено, хотя в профессиональных кругах они, безусловно, известны. Так что пока придется довольствоваться скупой информацией: два адвоката – одногодки, однокурсники юрфака, товарищи, члены одной адвокатской коллегии. Даже тезки! (Для чисто стилистического удобства, назовем одного из них М., другого – Н.).Работали, оказывая населению юридические услуги. Пока однажды М. не наняла бывший директор магазина «Нина», а ныне участник ООО «Нина», представлять ее интересы среди других участников общества.

Смена вывески

Про этот магазин, расположенный по Карташова, 70, стоит сказать несколько слов особо. Среднее поколение томичей еще помнит его как «Товары для женщин», продающее изделия местной легкой промышленности. (При Советском Союзе это была одна из двух городских торговых точек, ориентированных по половому признаку: на Комсомольском – «Товары для мужчин», на Карташова – «Товары для женщин»). В 1994 году магазин стал собственностью образованного из его трудового коллектива ООО. Каждый получил свою долю и соответствующий доход. Кондовое советское название свое отжило; «Товары» сменили вывеску и стали называться по имени директора: «Нина». Профиль остался тот же – разнообразный дамский ширпотреб.

Последние годы "Нина" представляет собой скромный магазин всевозможного ширпотреба

Со временем в самом обществе с ограниченной ответственностью назрели разногласия. Директор была переизбрана. К моменту описываемых событий магазином руководила уже Галина Отепко. Название, однако, менять не стали – успело прижиться.

Честно говоря, нет охоты разбираться, что за конфликт произошел между бывшими коллегами, а ныне – участниками маленького ООО «Нина». Не будем ворошить внутренние разборки. Главное, что они привели к появлению первого действующего в этой истории лица. Весной 2007 года экс-директор заключила с адвокатом М. соглашение об оказании правовой помощи и представлении ее интересов в делах общества.

Выгодный раздор

Юрист быстро сообразил, что неприязненные отношения в коллективе можно использовать с выгодой для себя. Для реализации планов привлек хорошего знакомого, адвоката Н., поскольку провернуть задуманное в одиночку было невозможно. Впоследствии мотив их действий был описан в приговоре следующим образом: «М. и Н., с целью последующего обогащения,… договорились путем злоупотребления доверием и обмана, незаконно произвести отчуждение принадлежащего ООО «Нина» имущества – нежилых помещений площадью 1 188,30 кв метров, стоимостью 34 354 000 рублей… и обратить вырученные в результате этого денежные средства в свою пользу». То есть фактически, присвоить и продать магазин.

«Без меня меня сместили…»

План был поистине наполеоновским и требовал последовательных, хорошо продуманных шагов. Осуществлялся сразу в нескольких направлениях, которые в финале должны были сойтись в одной точке: силовом рейдерском захвате.

Сначала юристы, пользуясь доступом к документам, «сократили» количество членов ООО «Нина» с 8 до 4 человек. Для чего изготовили фальшивые договоры о продаже долей (о чем реальные участники общества, в одночасье утратившие право собственности, даже не догадывались). Потом инициировали «общее собрание», имеющее целью переизбрать директора на подконтрольного им человека. Подобрали подходящую кандидатуру со стороны. При том, что настоящим директором, владеющим 20% долей в уставном капитале, продолжала оставаться Галина Отепко! Ее присутствие на собрании было крайне нежелательно. Но злоумышленники обошли досадное препятствие: выслали Отепко уведомление о мероприятии на чужой адрес. Галина Васильевна, естественно, не пришла, поэтому так ничего и не узнала о своем смещении с поста директора.

Все эти действия мгновенно обросли необходимыми документами – поддельными, но очень правдоподобными. На основании этих бумаг 17 сентября 2007 года в ИФНС России по г. Томску была произведена госрегистрация изменений в Единый государственный реестр юридических лиц об изменении состава участников ООО «Нина» и размере их долей.

Перемены обрели законный статус. Адвокаты добились своего: теперь, через нового подконтрольного директора, они могли совершать любые сделки и распоряжаться имуществом общества. Галина Отепко ни о чем не догадывалась.

Превращения договора

Следующим этапом предстояло продать магазин третьему, участвующему в преступном сговоре лицу. Продать за бесценок, чтобы в дальнейшем перепродать уже по рыночной стоимости. Адвокаты решили использовать для договора купли-продажи реальную подпись директора Галины Отепко и подлинные реквизиты ООО «Нина» с печатью общества. Но как это сделать?

Еще до злополучного общего собрания к Отепко обратился некий К., собственник фирмы «ПродСнабКомплект» с просьбой предоставить торговое место в 15 квадратных метров в магазине «Нина». Между ним и Отепко был заключен типовой договор аренды.

- По этому договору К. перечислил нам 70 000 рублей, но почему-то не торопился занимать арендованное в магазине место, - вспоминает Галина Васильевна. – Бухгалтер предлагала вернуть деньги назад – раз возникли какие-то проволочки с размещением товара. Однако владелец «ПродСнабКомплекта» неизменно отвечал: «Пока не надо». И вскоре стало понятно, почему. Дело в том, что типовой договор был не совсем правильно оформлен графически: на первых двух страницах содержались условия, а на третьем, последнем листе - подписи сторон и реквизиты.

Этим и воспользовалась преступная группа. Две первых страницы были заменены другими. На свет появился договор купли-продажи магазина «Нина» фирме «ПродСнабКомплект» за… 7 миллионов рублей (при рыночной стоимости более 34 миллионов). 70 тысяч фигурировали в этом документе в качестве первоначального взноса.

Продажа магазина даже по рыночной цене не планировалась, поскольку ПродСнабКомплект вообще не имело денег. Сумма в 7 000 000 была указана для отвода глаз.

Новая «редакция» договора предназначалась для Арбитражного суда, который должен был утвердить сделку.

ОБЭП, ваш выход!

И все-таки, при всей тщательности подготовки фальшивки, юристы понимали, что существует реальная угроза разоблачения. Ведь где-то в недрах директорского сейфа продолжал спокойно лежать подлинный договор – договор аренды. Если он всплывет – сделка рухнет. Значит, надо сделать так, чтоб не всплыл…

- В пятницу вечером, 23 ноября 2007 года, к концу  рабочего дня, в магазин нагрянул ОБЭП, - продолжает Галина Отепко. - Меня срочно вызвали в офис. Сотрудники работали долго: перемерили всю площадь помещений, вызывали и опрашивали арендаторов, проверяли все чеки, оприходованы ли у нас деньги… В числе прочего – затребовали и изъяли вместе с другими бумагами все договора аренды. И тот самый, с «ПродСнабКомплектом», - тоже.

- Вскоре выяснился и повод пристального внимания сотрудников ОБЭП, - дополняет адвокат Галины Отепко Дмитрий Рудовский. – В милицию поступило заявление на Галину Васильевну. О том, что она похитила деньги в особо крупном размере, что «в черную» собирает арендную плату. Естественно, оперативники среагировали на сигнал. Никакого криминала не нашли, но документы изъяли. Впрочем, наших «заявителей» вполне устроило бы, если бы договор аренды с «ПродСнабКомплектом» просто пропал. Но он никуда не делся и был нам возвращен – это указывает на то, что у сотрудников отсутствовала личная заинтересованность, они просто оперативно отрабатывали заявление о преступлении.

Захват

А уже 24 ноября, в субботу (нерабочий для администрации день) с самого утра в магазине появились оба адвоката и новый директор в сопровождении бойцов ЧОПа.

На работе в это неурочное время находилась единственная участница ООО  – Майя Задонская. Женщина вспоминает:

- Смотрю, через дорогу к нашему входу идет толпа мужиков. М. впереди. Зашли. Он заявляет: «Магазин продан, он теперь наш, вот документы». Рассыпались по всем углам.    Н. подошел ко мне: «Ключи отдайте по-хорошему». Я ответила: «Попробуйте у меня отобрать!» Одна связка была у меня в руках, другая - в дверях. Они вытащили ключи, держали дверь, никого не пускали.

М. грозился закрыть магазин. Н. почему-то ни с того ни с сего представился «бухгалтером-аудитором Петровым». Новый директор предпочитал отмалчиваться. Задонская позвонила своим, и вскоре к месту развития событий съехались все участники ООО «Нина». Охранники блокировали доступ к служебным кабинетам, адвокаты требовали передать им ключи и всю документацию…

Галина Отепко вызвала милицию. Всех участников конфликта увези в ОБЭП – для дальнейшего разбирательства. В тот день была достигнута договоренность: до выяснения всех обстоятельств происшедшего, магазин и все сотрудники продолжают работать. ЧОП находится здесь же, бойцы следят, чтоб никто не вынес какие-либо документы или вещи, но не вмешиваются в текущую деятельность. Охрана стояла до 21 декабря. Предварительное разбирательство закончилось возбуждением уголовного дела против адвокатов и владельца «ПродСнабКомплекта».

Следствие и суд

- Следствие продолжалось три с половиной года, - рассказывает старший прокурор апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Томской области Родион Сваровский. - Объем следственных действий был очень широк: необходимо было опросить множество свидетелей, провести массу экспертиз. (Материалы уголовного дела составили 48 томов!) Затягивало расследование и то, что подозреваемые находились на свободе – почему-то суд никак не удовлетворял ходатайство о заключении их под стражу. Они забрасывали жалобами всевозможные инстанции: писали в областную и Генеральную прокуратуры, уполномоченным по правам человека. Заявляли, что нового директора «Нины» «прессует» милиция, пытаясь незаконно привлечь к ответственности, говорили о беспределе сотрудников, вспоминали случай с предпринимателем Вахненко. Однако к тому времени было добыто немало доказательств их преступной деятельности, и в удовлетворении жалоб троице отказывали. Но их рассмотрение требовало немало времени. Когда следствие подошло к концу, обвиняемые и их защитники намеренно затягивали ознакомление с уголовным делом.

Кипа бумаг в руках гособвинителя Родиона Сваровского - это только 1/6 часть материалов уголовного делаВпоследствии на суде были также представлены материалы о том, что адвокаты проходят фигурантами и по другим аналогичным уголовным делам. Разумеется, они заявляли о том, что являлись лишь консультантами, оказывая юридическую помощь, но сами к преступлениям не причастны.

Такой же была и основная защитная версия в нашем процессе. Подсудимые настаивали на том, что лишь помогали новому директору в управлении делами. С самого начала они решили защищаться самостоятельно. Адвокаты по назначению (положенные в обязательном порядке), оказывали им только консультативную помощь по уголовному праву, поскольку сами подсудимые – специалисты в области гражданско-правовых отношений.

Всем троим первоначально вменялось совершение мошенничества по предварительному сговору в особо крупном размере и фальсификация доказательств. (В законе нет специальной статьи «рейдерский захват»). Однако в ходе судебного процесса квалификация была изменена на «покушение на мошенничество», поскольку подсудимым так и не удалось реализовать свой план до конца.

Они возражали против всего объема обвинений, не соглашались ни с чем, отрицая даже очевидную подделку документов. (По их версии, компьютерами в адвокатском офисе пользовались другие лица – они и фальсифицировали договора продажи долей, протоколы общих собраний и учредительные документы). Утверждали, что в органах милиции и прокуратуры работают на редкость бестолковые сотрудники, которым невозможно ничего объяснить.

Лично меня, как представителя прокуратуры, обвиняли в фальсификации доказательств, и это в скором времени станет предметом еще одного судебного разбирательства – соответствующее заявление уже подготовлено.

Последнее слово подсудимых стало логичным завершением их позиции, которой они последовательно придерживались на протяжении всего процесса: расследование – блеф, дело сфабриковано сотрудниками милиции, и прокуратура во всем этом замешана. И ничем, кроме оправдательного приговора, это бездарное обвинение закончится не может.

Однако, «это бездарное обвинение» было подкреплено свидетельскими показаниями, информацией, полученной в ходе прослушивания телефонных переговоров адвокатов, оперативными и весьма результативными обысками в их конторах. Суд счел представленную доказательную базу достаточной.

К. все больше отмалчивался, видимо опасаясь сказать что-то лишнее, во всем полагаясь на своих подельников. В последнем слове выразил надежду на «справедливое решение суда». Этим и ограничился.

Приговор стал для М. и Н. не просто неожиданностью – шоком. Судя по настрою, они не допускали, что будут взяты под стражу в зале суда. По своему обыкновению, приехали на заседание на машинах, легко и красиво одетыми. На М. были золотые украшения – цепочки, браслеты, и никаких вещей, которые      могут пригодиться в заключении. Когда судья, оглашая приговор, дошла до меры наказания – напряглись. Н. схватил телефон, стал посылать sms… Дослушав до конца, начали истерично поздравлять присутствующих с Новым годом, желать «хороших праздников». (Напомню, приговор прозвучал 31 декабря).

Практически сразу же осужденные начали писать жалобы. Сегодня их претензии изложены на 22 листах, и это, наверное, еще не предел. Доводы такие же, как в ходе судебного следствия – ничего не доказано, в законе много пробелов и их действия просто «подогнаны» под действующие нормы.

Галина Отепова (слева) и Майя Задонская очень надеются, что история с захватами, обысками, допросами для них и их "Нины" осталась в прошлом

Сейчас все трое находятся в СИЗО. Когда все жалобы будут написаны, они поступят сначала в Кировский, а затем в областной суд. Здесь их рассмотрит коллегия судей в апелляционном порядке. Апелляция предусматривает не только формальную проверку приговора, но и возможность исследовать новые доказательства, давать иную оценку тем доказательствам, которые содержатся в деле. Однако апелляционное рассмотрение проходит гораздо быстрее, я думаю, коллегия уложится в несколько заседаний. Если приговор будет оставлен без изменений, осужденные отправятся отбывать наказание в ИК общего режима. Кроме того, будут возбуждены исполнительные производства по взысканию штрафов.

Фото автора.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь