ТЕЛЕВИЗОР В ЖИЗНИ ТУРКА

Неожиданная конфронтация между Россией и Турцией остается в центре внимания российских СМИ. А, кстати, чем схож мир российских медиа с медийным турецким миром? А чем не схож? Об этом мы попросили рассказать Игоря Болдырева — в прошлом журналиста, а ныне —  предпринимателя. С 2013 г. он живет в Турции.


Два года назад я осознанно «встал на паузу» в своей работе на отечественном телевидении. Но глупая мысль понять нашего «среднестатистического телезрителя» не отпускала довольно долго. Хотя уже не ясно, что там особенно разглядывать. В России "профессионально" и цинично соорудили гигантскую и корявую медийную декорацию из рейтингов, долей и пропаганды. И теперь остается с содроганием  думать, что будет, когда ( и - если) она, эта декорация, упадет, а на обломках наконец-то возникнет «этот, как его, народ».

Сейчас я нахожусь в Турции, в состоянии некоторой постпрофессиональной деформации, а теперь еще и в ситуации конфронтации между страной моего рождения и страной нынешнего моего обитания.

Как отреагировали российские СМИ на нынешний кризис, вы можете наблюдать сами. А что происходит сейчас в турецком телевизоре? Я бы назвал это состоянием легкой растерянности. Реджеп Эрдоган выполняет в СМИ столь знакомую нам роль «сердитого, но справедливого султана», а его визири играют в «миротворцев»  и  подают сигналы своим коллегам в РФ и турецко-российскому бизнесу: мол, давайте включайте уже свое влияние и помогайте разруливать ситуацию. Во всяком случае сейчас трудно представить себе, чтобы на каком-нибудь турецком телеканале в ток-шоу хоть кто-нибудь позволил себе призвать к применению ядерного оружия  (между тем, на канале  «России» в передаче у Соловьева, в самый прайм-тайм директор «Мосфильма» Карен Шахназаров сказал на днях буквально следующее: «Тогда надо доводить до ядерного конфликта», — под одобрительные крики Жириновского, первого зампреда российского «парламента»).  Вот три цитаты из СМИ, которые отражают, на мой взгляд, общий расклад и интонацию освещения конфликта турецкими СМИ.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган в городе  Байбурт заявил, что Турция непреднамеренно сбила российский бомбардировщик. «Это автоматическая реакция на нарушение воздушного пространства Турции и алгоритм действий по правилам реагирования на угрозы», — сказал он. (TRT 27/11/15)

Министр продовольствия, сельского хозяйства и животноводства Турции Фарук Чалик подчеркнул, что необходимо искать дипломатические способы решения проблем, возникших после сбитого российского бомбардировщика. Фарук Челик отметил, что пострадает экономика обеих стран, если проблема распространится на импорт-экспорт сельскохозяйственной продукции. (ТRT 27/11/15)

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган: «Если кому-то и надо извиниться, то не нам, а тем, кто нарушил наше воздушное пространство», — заявил Эрдоган, подчеркнув при этом, что они не желают усиливать конфронтацию с Россией. — «Наши пилоты и Военно-воздушные силы выполнили свой долг, это наша обязанность в рамках правил применения военной силы», — сказал президент.  При этом он уверен, что «вновь выиграет дипломатия» и отметил, что верит в то, что отношения между двумя странами вновь наладятся.  (CNN –Türk 28/11/15)

Но лучше отвлечься от нынешней острой ситуации с надеждой на ее цивилизованное разрешение. Сейчас мне больше хочется понять, почему в одной стране ТВ-эфир, особенно за два последних года, превратился  в мощнейшее, пока безотказное орудие пропагандистских манипуляций и «скопище бесов». А в другой, также являясь, безусловно, мощным пропагандистским ресурсом, все-таки не имеет столь доминирующего влияния на умы граждан.

Очевидно, что в турецком доме телевизор некогда занял почетное место очага. Еще на стадии строительного проекта, в современных апартаментах планируется специальное место для большой «плазмы». Вокруг телевизора крутится домашняя жизнь турецкой семьи. Под новый год к туркам обращается руководитель государства, не с трехминутным поздравлением в свете дедолайтов, а с многочасовым монологом о нравственности и любви к родине. Турецкое телесмотрение отличается от российского не только этим. Здесь большой выбор новостийных и аналитических программ (от CNN-Turk, до «государевых» TRT), не сказать, что непредвзятых, но, все-таки, классических в технологическом смысле, без «кодирующего» клипового мусора под «полет валькирий Вагнера» и артистических «импровизаций» в духе Дмитрия Киселева.

Не претендую на репрезентативность, потому что турецкие данные (опубликованные газетой «Заман»), которые удалось найти, представлены 2013-м годом. Но не думаю, что эти данные слишком устарели сейчас. Газета «Заман» сообщает, что 86, 3% опрошенных турецких телезрителей беззаветно преданы новостному жанру. Среднее дневное время, которое турки проводят у телевизора — 4 часа. Этот показатель примерно равен российскому. Однако в возрастных категориях заметна разница. В группе 41+, которую с некоторой натяжкой можно сравнить с нашими пятидесятилетними согражданами, показатели начинают разниться на полчаса.

И чем старше, тем удивительнее разрыв. В турецких данных вообще отсутствует показатель «6 часов в день», в то время, как российский пенсионер именно столько времени проводит у ТВ в «фоновом режиме». Сравниться с этим не могут даже гендерные замеры: рекорд по телесмотрению в Турции ставят только вдовы, разведенные женщины и домохозяйки — 4,2 часа в день.

Здесь можно делать любые выводы, но все они сводятся к очевидно низкой занятости россиян «50+», а скорее всего, к их плохой социальной адаптации. Зрелых и пожилых турок от «одиночества в эфире» спасают не только большие семьи, но, например, муниципальные клубы пенсионеров и мусульманские общины при мечетях.

Надо ли теперь объяснять, почему в довольно «пожилой» России самыми устойчивыми зрителями и яростными носителями пропаганды являются наши весьма многочисленные и уважаемые старшие родственники?Медийное «меню» турка весьма разнообразно. Несмотря на то, что человек средних лет здесь тоже любит «поговорить» с телевизором, монополию на информирование в «век электронных и цифровых технологий» здесь уникальным образом ломают газеты. И в этом существенное отличие турецкого медийного потребления от российского.

Чтение газет, все-таки, очень индивидуальное и неторопливое занятие, как и любое чтение вообще. Пресса в Турции продается в супермаркетах рядом с сигаретами. Здесь совсем не в диковинку зайти, отстоять большую очередь в кассу, а купить только «Заман» или «Хюрриет». Утренний чай с газетой — часть здешней жизни. В нише печатных медиа, на мой взгляд, сохраняется свобода мнений турецкого общества. Непримиримость, с которой власть борется с газетчиками, только подтверждает это.

Так, весь мир облетела новость, что накануне арестованы главный редактор и корреспондент газеты Cumhuriyet («Республика») Джан Дюндар и Эрдем Гюль за статью о поставках оружия Анкарой в Сирию. Пожизненные сроки, которые «светят» обоим журналистам, поражают даже русское воображение. Не менее поразительно и то, что общество вступается за них, используя методы уличной активности.Это, конечно, не идет ни в какое сравнение с московскими одиночными пикетами после, скажем, покушения на российского журналиста Олега Кашина.

При этом большой проблемой турецких бумажных изданий является жесткая привязка к олигархическим группам,  представленными часто личными врагами действующего президента. Это, с одной стороны, неизбежно означает возможность предвзятости иного рода, чем в государственных СМИ, а с другой — побуждает власть усиливать давление на журналистов. Законодательство страны позволяет держать в тюрьме десятки журналистов, а также налагать миллиардные штрафы в долларах США на такие газеты, как  «Хюрриет» или Заман». 2009-й год можно условно считать началом«горячей фазы» во взаимоотношениях между тогда еще премьером Эрдоганом и рядом оппозиционных СМИ. Впервые тогда «масс-медиа» был предъявлен астрономический штраф (около 2,4 млрд. долларов) за «клевету» на правящую партию и премьера. Теперь этот прием широко используется на практике и означает бесконечные судебные иски и репрессии против рядовых журналистов.

И все-таки со стороны видно, что это борьба «силы» с «силой».

После недавних досрочных парламентских выборов стало еще очевиднее, что почти половина населения Турции, все-таки, не в восторге от своего авторитарного лидера (в результате этих выборов правящая Партия справедливости и развития, получив 49,4% голосов избирателей, сумела набрать более половины мест в меджлисе страны, что обеспечивает ей большинство и дает возможность сформировать однопартийное правительство.  Однако, этот результат на выборах не позволяет  ПСР продвинуть проект новой Конституции, превратив республику из парламентской в президентскую — примечание редакции). 

Наличие оппозиционных печатных СМИ, относительно конкурентные выборы — все это позволяет начитанному турку «разговаривать» с «лояльным» телевизором на равных. Так 61% опрошенных в Турции критично относятся к роли телевидения, считая, что из-за него в обществе возникают насилие и страхи. 39,5% обеспокоены тем, что национальное телевидение пропагандирует войну и применение оружия. 52,7 % считают, что ТВ-вещатели препятствуют социальному развитию турецкого общества.Интересно, что открытые данные об общих оценках российского ТВ эфира ограничиваются лишь бодрыми рапортами TNS вроде: «Россияне в целом позитивно относятся к отечественному телевидению, а среднесуточное время телесмотрения в России в 2014 году выросло впервые за пять лет на 2,5%».

Можно много говорить о разнице наших эфирных вещаний. Например, более 40% турецких респондентов сообщили, что регулярно смотрят религиозные передачи на конфессиональных каналах. Еще любопытно, что средний возраст репортера в турецкой редакции явно выше, чем в российской (привет одинокому Владимиру Кондратьеву и НТВ), а половой состав журналистского корпуса не кренится с сторону «журналистики с женским лицом».

В отличие от турецкого телевидения, российское в какой-то момент,  вдруг стало обладать для власти гипертрофированной электоральной ценностью. Cтавка администрации российского президента на подчинение крупных федеральных СМИ (все началось, конечно, с уничтожения независимости прежнего НТВ в апреле 2001г),  «скупку редакций» помельче, а также «опережающую лояльность» нынешних начальников и собственников российких СМИ позволила Кремлю установить, как сейчас кажется, полный контроль над общественным мнением в стране и манипулировать им совершенно произвольно. Произошел исход из медиа целой генерации профессиональных кадров. Прервалась профессиональная и этическая преемственность, а нынешние молодые и довольно неумелые «ландскнехкты» с азартом кидают свои лица в топку ТВ-пропаганды.

Сейчас кажется, что выхода из этой пропагандистской возгонки нет. Но вспоминается  диаграмма из полузакрытого исследования «Видео Интернешнл». По прогнозам крупнейшего сэйлера, к 2018 году телесмотрение в России, по естественным причинам, сократится на четверть. И неизбежность этого очевидна. В любом турецком автобусе каждый второй пассажир «20+»  сидит, уткнувшись носом в мобильный интернет. В российском автобусе картина идентичная. Возможно, только окончательная потеря «магии власти над умами» даст новую жизнь телевидению — и в Турции, и в России.

Метки: «Хюрриет», брмбардировки Сирии, ВВС Турции, война в Сирии, Джан Дюндар, Заман, пропаганда, рейтинги, СМИ в Турции, СУ-24, цензура, Эрдем Гюль, Эрдоган

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Премия "Просветитель"
25 НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ
от ПРЕМИИ "ПРОСВЕТИТЕЛЬ"
НОВЫЙ ПУТЬ
ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ, АЛКОГОЛИЗМА, ИГРОМАНИИ
Поделитесь