СТРАСТИ ПО КАРАГОДИНУ

Читаю время от времени про историю Карагодина разную муть: "а кто сказал, что этот его прадед не преступник?", "а кто дал ему (Карагодину ) право судить?", "а все, в общем-то, одинаковы были в те времена, и нельзя вот так делить на жертв и преступников", "а есть Высший Суд , и не Карагодину его заменять", ну и прочее из серии "все не так просто". Уже и термин даже появился - «карагодинщина». А еще знаю, как Дениса одолевают разные федеральные каналы - готовят передачки свои, хотят в них заманить, письма в Фейсбук пишут, телефон обрывают. Сдается мне, правда, что не получится у них ничего, придется как-то уж самим выкручиваться.

И вот, наблюдая за всем этим я... испытываю некоторый локальный патриотизм. Ведь в самом деле. Годами металась наша полоумная власть в поисках чего-то объединяющего нацию. Наконец, придумала войну. " Мы в кольце врагов" и вот это все, разрушающее и страну, и психику обитающих в ней.

... А в Томске тем временем в один год (2012) зародились две такие инициативы – Бессмертный Полк и расследование Дениса Карагодина. В обеих речь идет про отдельного человека, прежде всего, и про его, человека, семейную память. Этим обе истории похожи. Каждая из них по сути пытается переформатировать отношения человека и государства. В первом случае говорится: в победе важно то, что победил твой дед, твоя семья. Они вытащили это все на своих плечах. Вспомни, что для тебя 9 мая –- это не про государство, не про тех, которые в Кремле сидят, а прежде всего про твою семью, про деда твоего, про его письма с фронта, про бабушку, которая их ждала..

История Карагодина – это про человека, который говорит государству: «Эй! Ты действовало, как уголовник, признай это официально, без ссылок на обстоятельства, которыми ты, государство, свои преступления вечно пытаешься оправдать...» Попытка возбудить уголовное дело против убийц, она ведь не про них, в конечном счете (они уж давно в земле лежат), и уж тем более, не про их потомков, которые ни в чем не виноваты. История Карагодина – про возможность для человека предъявить государству нашему счет за уголовщину, которую оно неизменно умеет обставить ссылками на исторические обстоятельства.

И самым важным в обеих историях мне кажется именно это: они обе апеллируют к отдельному человеку. Именно поэтому они и всколыхнули так много людей. Именно обращаясь к отдельному человеку, они могут объединять и объединяют. Юлия, внучка сотрудника НКВД, убившего Степана Карагодина, почувствовала боль его правнука, протянула Денису руку, и он эту руку пожал.

Возможно, когда-нибудь станут у нас в России отмечать день национального примирения. День, когда закончилась гражданская война, начавшаяся в 17-м, продолжавшаяся десятки лет и в каком-то смысле не завершенная до сих пор. И отмечать это национальное примирение будут 20 ноября. В день, когда Юлия написала Денису. А он ей ответил.

Государство же наше... Оно более всего вечно боится как раз отдельной личности. Поэтому и задергалось так. "Бессмертный полк" попыталось присвоить, извратить и опошлить, как оно умеет. А вот, что делать с Карагодиным пока решить не может. В растерянности оно. И не присвоишь такое, и как извратить – пока не решили.  Придумывают поэтому свои ток-шоу на федеральных каналах, чтобы там все закричать да замылить, как обычно. Только вот не выйдет, пожалуй. Карагодин он такой. Упрямый.

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь