Стоит ли открывать Северск?

В последние дни тема возможного открытия самого большого закрытого города страны взбудоражила многих людей, в первую очередь – самих северчан, и коллеги с ТВ2 уже сделали на эту тему большой журналистский материал. Не претендуя на всесторонний анализ ситуации, рискну поделиться некоторыми мыслями по этому поводу.

Прежде всего, отмечу, что наделавший в сети переполох документ, является лишь проектом и – более того – содержит в себя явные смысловые неточности, а именно нестыковки по датам: на подготовку мероприятий правительству дается девять месяцев, а лишить Северск статуса ЗАТО (закрытого административно-территориального образования) планируется уже с 1 января 2016 года. Не заморачиваясь на различные конспирологические версии по поводу появления этого документа, выскажусь по сути: стоит ли открывать Северск?

Две большие разницы

Для начала отмечу, что следует различать два совершенно разных понятия: «статус ЗАТО» и «режим ЗАТО». Статус ЗАТО Северск подробнейшим образом описан в нашем законодательстве и регулирует практически все стороны экономической, политической и социальной жизни закрытого города. В небольшой колонке на сайте ТВ2 нет смысла, да и самой возможности рассуждать на эту тему. Отмечу лишь, что «статус ЗАТО» настолько сильно переплетен с организацией жизни стотысячного города, что вопрос о лишении Северска этого статуса – никак не вопрос двух месяцев, оставшихся до Нового года. И потому рассмотрю лишь главный аспект «режима ЗАТО», волнующий большинство людей: откроют ли наш закрытый город для свободного въезда в него всех желающих?

И еще одно важное отступление. Необходимо понимать (и это никакая не военная тайна), что существуют по меньшей мере две «линии обороны», защищающих объекты СХК и находящиеся там ядерные материалы: первая – городская контролируемая зона с колючей проволокой, солдатами и контрольно-пропускными пунктами, защищающая собственно город, жилые дома, школы и больницы… Вторая «линия обороны» – более серьезная, она находится внутри первой и защищает собственно секретные объекты. Так вот: я действительно не знаю, какого именно усиления потребует вторая «линия обороны» после ликвидации первой, но мне почему-то кажется, что данный вопрос также не решается за пару месяцев.

История вопроса

Итак. Строительство нашего Атом Града началось в 1949 году, и наличие охранной зоны вокруг жилых районов изначально не предполагалось. Во всяком случае, первый генплан города, выполненный ленинградскими архитекторами, предусматривал, что три прибрежных бульвара города – улицы Свердлова, Маяковского, Культуры (ныне – Леонтичука) будут иметь продолжение в виде гранитных лестниц, спускающихся к Томи, а не будут упираться в колючую проволоку, как сейчас. Существуют и другие свидетельства того, что в самое первое время после начала строительства попасть в новый город было весьма несложно. Быть может, кто-то подумает, что всё это проистекало из-за недомыслия и разгильдяйства? – Отнюдь нет. Строительство атомного города курировал лично товарищ Берия, чьё имя, кстати, носила одна из первых наших улиц (ныне – Первомайская).

И, тем не менее, я вполне допускаю мысль, что первые десять-пятнадцать лет жизни нынешнего Северска (тогда – Томска-7, в просторечии – «Почтового») первая «линия обороны» выполняла задачу охраны атомных секретов. Но, по меньшей мере, с начала 1970-х годов главной ее задачей стала совсем другая: охрана местных магазинов.

Ликбез для молодежи

Здесь я снова позволю себе отступление, адресованное исключительно людям молодым, прелестей совка не познавшим. Дело в том, что (как бы это помягче сказать, а?) в любом среднестатистическом российском городе тех времён (к коим, без сомнения, относился и Томск) был напряг со снабжением. Нет, ну там хлеб, молоко, крупы, консервы «Завтрак туриста» можно было купить без проблем. А вот, например, чтобы купить вареной колбасы (о полукопчёной никто и не мечтал), нужно было отстоять трёх-, четырёхчасовую очередь и получить по килограмму в одни руки. И то, при условии, что колбаса не закончится раньше, чем подойдет твоя очередь. То же самое можно сказать еще о десятках видов продуктов в диапазоне от шоколадных конфет до майонеза, для покупки которых требовалось либо выстаивать многокилометровые очереди, либо использовать связи в кругу работников торговли. Даже термин такой существовал тогда – достать. Не купить, а именно достать. Вот и доставали. Баночку майонеза к новогоднему столу, коробку конфет – к дню рождения…

А на Почтовом всё это свободно продавалось в магазинах.

То же самое – и с прочими, несъедобными, товарами: половину продавцов на томской «толкучке» (вещевом рынке) составляли «почтовские», торговавшие широким ассортиментом дефицита от виниловых пластинок до дамских колготок.

Стой! Кто идёт?

Итак, первая «линия обороны» охраняла прежде всего магазины. Вы спросите: «почему?», и я вам приведу парочку примеров.

Во-первых, стоит обратить внимание на то обстоятельство, что для иногородних пропуска в наш город, если и оформлялись, то лишь на какое-то ограниченное количество дней, и не чаще, чем раз в какой-то период. Даже если эти люди выросли на Почтовом, и переехали жить в Томск. Даже если у них здесь жили родители. Например, на пару недель и не чаще, чем раз в полгода. Ну вот посудите сами: одна моя знакомая провела в Томске-7 всё детство, переехала жить в областной центр, и после долгой процедуры проверки по линии спецслужб смогла-таки получить пропуск на пару недель, чтобы навестить престарелую мать. Через несколько месяцев старушка слегла с инсультом, родственники вновь подали заявление на пропуск для ее дочери, но на этот раз въезд не разрешили Мотивировка:

- Полгода еще не прошло.

- Но она же при смерти!

- Вот помрёт, тогда оформим пропуск. На похороны.

Ну вот посудите сами, дорогие читатели. Если ограничение на въезд в Томск-7 – это типа защита от шпионов, то при чем здесь сроки пребывания? Вот (повторюсь, ибо это важно) конкретная женщина. Вот спецслужбы ее проверили, выяснили, что она не шпион, не диверсант, морально устойчива, не привлекалась… Почему бы не оформить ей постоянный пропуск? Или просто еще один разовый пропуск на пару-тройку недель? Неужели она, получив новый пропуск, дошпионит то, что не успела нашпионить в предыдущий раз?!

А ответ здесь может быть только один: иногородний человек, имеющий постоянный пропуск на Почтовый, будет регулярно вывозить отсюда дефицитные продукты и товары. И если таких людей будут тысячи, тогда «почтовским» самим не хватит. И поэтому таких примеров – великое множество. И ладно бы, как в данном случае, пускали хоть раз в полгода. А скольким отказывали вообще!

Ваши зубы лечите дома

Меньше всего я бы хотел здесь порицать жителей Почтового – ныне Северска. Возможно, они действительно заслужили право жить на островке развитого социализма в бедной стране победившего совка. Во всяком случае, ветераны, первостроители Атом Града – уж точно заслужили. Ведь в закрытом городе не только магазины славились своим изобилием. Вся социальная сфера была совсем иной, чем в остальной стране: обилие детсадов, школы с обучением в одну смену (а не в две-три, как в соседнем Томске), дома культуры, театры, рестораны… Идеальное по советским меркам здравоохранение.

Кстати, о здравоохранении. Один большой «почтовский» начальник так и сказал матери моего друга:

- Я не дам разрешения на въезд в наш город вашему отцу. Я догадываюсь, зачем вы его ввозите: хотите, наверное, зубы ему здесь вылечить. За наш счет.

И не въехал в наш город дед моего друга, ветеран Великой Отечественной войны, между прочим, тоже лиха хлебнувший. Ведь разве можно навещать дочь и внуков, если они живут в городе, где можно отлично вылечить зубы?

Всё наоборот…

Времена изменились. Сейчас без особых проблем северчане могут оформлять пропуска для весьма широкого круга родственников, вплоть до двоюродных братьев-сестер. Да и пресловутый почтовский дефицит давно канул в лету. Так что едут к нам именно по-родственному: повидаться, погостить, а не за пивом или тортами.

И на СХК осталось лишь порядка четырех тысяч работников, то есть в четыре раза меньше, чем раньше. И главный строительный гигант области «Химстрой» давно перестал существовать. И уже тысячи северчан (по моим подсчетам – порядка 18 тысяч) ежедневно выезжают на работу в областной центр, оставляя там не только свой НДФЛ, но и значительную часть своей зарплаты в томских магазинах-кафе-парикмахерских… И теперь уже многие жители закрытого города с завистью смотрят через колючку: там можно найти работу, там можно выгодно потратить заработанное.

А местный бизнес хиреет. Да и как же ему не хиреть, простите, если у его потенциального клиента всегда есть выбор: Северск или Томск. Если северчанин может выехать со своими деньгами в Томск, а томич (в массе своей) въехать сюда с деньгами не может? И это я говорю лишь про клиентов, то есть покупателей товаров и потребителей услуг. А если копнуть глубже и поговорить об инвестициях?

Не понаслышке знаю, что в Северске действительно готовы чуть ли не на руках носить потенциальных инвесторов: тут тебе и льготная аренда производственных площадей, тут и подъездные пути, и прочие разные бизнес-завлекалочки… Но, скажите мне, господа, какой серьезный инвестор разместит здесь сложное производство, если, скажем, при поломке станка, пропуск специалисту для его починки нужно будет оформлять в течение месяца?

А ведь бизнес (хоть маленькая парикмахерская, хоть большой завод) – это рабочие места и налоги в бюджет. То есть главные составляющие в жизни любого города. Поэтому мое мнение по поводу возможного открытия города однозначно: Открывать!

Усилить, если нужно, вторую «линию обороны», решить архисложный вопрос с сокращением сотен военнослужащих (у многих из них – кредиты-ипотеки), и – открывать.

Это, что касается режима ЗАТО. Со статусом ЗАТО – всё сложнее.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ... 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?