СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: Вся правда про «Правду». Сельская печать. Назад в будущее

Старейшая в области газета зырянская "Сельская правда" отмечает свой день рождения. 15 мая ей исполняется 75 лет. За это время газета потеряла собственное здание, сейчас редакция ютится вместе с судебными приставами и страховой компанией. Потерян нерушимый и надежный источник финансирования. И часть сотрудников. Всего в сельской правде сегодня работает 10 человек. Впрочем, многие сельские газеты Томской области до этих пор и вовсе не дожили. Но сельской правде за эти 75 лет, удивительным образом, удалось сохранить даже некоторые традиции сельской районной печати. Как живет и выживает районная пресса? В Зырянке - время копать грядки. Этот огородик рядом с домом, дворик и соседи – маленький мирок Александра Дмитриевича. О том, что происходит за его пределами, пенсионер узнает по 1й и 2й программе, каналу «Культура» и из «Сельской правды». Других СМИ в Зырянском нет.
Свежую «Сельскую правду» обычно просматривает вместе с другом. Одному скучно. Изба-читальня - тут же, во дворе.
Вечерами за этим столиком собирается дворовый мужской клуб. Здесь играют в карты, пьют пиво и обсуждают общественно-политическую ситуацию в стране и мире. Но многое, даже в родной районке, часто остается непонятным. Например, что такое НСУ.
Жена Александра Дмитриевича поспешила в редакцию - оформить подписку, чтобы муж всегда был в курсе событий.
«Сельскую правду» читают почти в каждом доме Зырянского района. Тираж газеты – 4 тысячи экземпляров – почти такой же, как и 75 лет назад. Но даже такое число читателей не приносит редакции доход. Половину заработанного на подписке отдают за услуги почты. А еще нужно рассчитаться с типографией, закупить бумагу, заплатить за аренду и выдать зарплату.
Татьяна Епифанцева, главный редактор «Сельской правды»: «Три раза выходила 75 лет назад. Вот так 3 раза в неделю по-прежнему и держим, хотя и труднее это становится, потому что растут затраты».
Валентина Алина, жительница села Зырянское: «Дорого газету выписывать стало, вперед-то дешевле. На 17 рублей сбавили сейчас. А у меня на полгода, до июня. Сейчас придется идти снова выписывать. А не выписывать скучно, не прочитать-то. Надо же новости какие-то прочитать в газете».
Валентина Антоновна вышла встречать почтальона. Газетку ей обычно приносят в полдень. Сейчас уже 3 дня, а ящик все еще пуст.
В редакции в это время – цейтнот. Верстают следующий номер. - Через несколько часов он должен быть в типографии. - И готовят новые материалы. Из редакторского окна площадь местная видна. Этот вид для журналистов районки - как лента новостей в Интернет. Сейчас там сносят доску почета и начинают строить детскую площадку. Корреспондент Татьяна Носова спешит на площадь. Взять интервью и сделать снимки. Татьяне часто приходится быть папарацци. Люди на селе стеснительные, сниматься не хотят. Раньше все это делал фотокорреспондент, но его уволили. Не стало хватать денег на зарплату.
Татьяна Носова, корреспондент «Сельской правды»: «Вообще Зырянка у нас – это район, где очень большая безработица, и уйти куда-то – это очень сложно. И куда пойти – в школу, бизнес свой, а здесь у нас только торговля».
Районка, рассказывают в редакции, рентабельной не была и 75 лет назад. Но если в советское время партия все расходы брала на себя, сейчас это головная боль редактора. Из необходимых на выпуск газеты 2х миллионов рублей в год, районная администрация дает 700 тысяч, остальные деньги – от рекламы и других доходов.
Татьяна Епифанцева: «Журналисты – люди рыночные уже давно у нас. Был период, лет 7 назад, когда в газетах не давали зарплату по месяцу, уже тогда стали какие-то пути искать, объявленьица какие-то просить, чтобы проплачивали, материальчики с кредитоспособными предприятиями, договариваться – вы нам немного денег дадите, а мы про вас напишем. Люди к этому привыкли. Везде так сейчас, а чем район хуже».
Чтобы показать, что других не хуже, Николай Иванович Курапов решил через газету поздравить жену с днем рождения. Галина Ивановна пришла дать объявление. Это, как поздравления и соболезнования, - еще одна статья доходов газеты.
Галина Сидорова: «Усадьбу свою продаем, домик там маленький, огород большой. Зарядное устройство для машин. Ну, еще что там? Забыла. Коленчатый вал!».
Объявления – любимая рубрика Олега. Потому читать «Сельскую правду» он начинает с последней страницы, где их и печатают. А уже потом – о тракторах в поле, о конкурсе чтецов, о трудовых подвигах друзей и знакомых.
Александр Куликов: «Политика уже оскомину набила, поэтому интереснее про наших сельских людей: как они живут, чем живут».
О героях села пишет Наталья Иванова. Вообще-то ее тема – сельское хозяйство, приоритетная в редакции. Но потому как сельхозпроизводства в районе практически не осталось, приходится писать о людях.
На радость Никите, график работы у мамы, и у остальных трех зырянских журналистов, – с недавних пор свободный, как у столичных. Тем более, что материал у Натальи для новой статьи уже собран. На днях она ездила в командировку в соседнее село Вамбалы: «Это эстонское село, основанное в начале 20го века. Во время столыпинской реформы они переселялись сюда».
Вот ее последний герой – эстонский пасечник Радик Карлович. Фотографии из командировки Наталья копирует на свой компьютер. Правда, работать на нем почти не умеет. Пишет по старинке, от руки.
Говорить со своим героем о конфликте между Россией и Эстонией Наталья не стала. Хотя, когда она брала интервью, это событие обсуждал весь мир. - У районных журналистов свои понятия об актуальности.
Наталья Иванова, корреспондент «Сельской правды»: «Мне показалось, что они настолько хлебом насущным, заботами о хлебе насущном заняты, что этот конфликт, он настолько далеко, в далекой Эстонии».
В глубинке даже журналисты уверены, что настоящие события, как и настоящая жизнь – где-то далеко. А здесь, на периферии, - информационное болото. Так было и 20 лет назад, когда Наталья только начинала работать в «Сельской правде».


Наталья Иванова: «Когда начинала, «Комсомольская жизнь» была рубрика. Представляете? Почему-то запомнила я эту рубрику. С меня требовали, а писать было нечего».
Тогда Наталья писала отчеты с партсобраний КПСС, сейчас, чтобы подзаработать лишнюю копеечку, освещает деятельность другой руководящей партии.
Татьяна Епифанцева: «У нас есть менеджер, который на рекламе работает. А журналисты? А почему не дать журналисту возможность заработать на выборах, почему?».
Журналисты «Сельской правды» на мартовских выборах заработали хорошо: получили премии, погасили долги редакции, купили монитор и принтер. Теперь ждут начала новой предвыборной гонки: «Если он придет и скажет, напишите про меня. Естественно, мы напишем так, как он скажет, и он за это заплатит. Никто не говорит, что это плохо. Наоборот, говорят, что журналисты должны жить хорошо».
Александр Куликов, житель Зярнки: «Мы люди-то не шибко разбираемся в политике, поэтому не понимаем, заказной - не заказной материал. Самое главное, чтоб интересно почитать».
От того, чью правду расскажет «Сельская правда», зависят политические воззрения селян и жизнь самой газеты. Ведь если писать только о том, кто, сколько рыбы наловил, и о том, что население продает коров, лодки и старые мотоциклы, - 76- го дня рождения у «Сельской правды» может не быть.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?