СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: Ставка на честность. Как изменится рынок потребительского кредитования?

Кредит на доверии. Банк России обязал все кредитные организации показывать своим клиентам реальные процентные ставки, чтобы снизить риски невозвратов. Темпы роста просрочки по потребительским кредитам сейчас угрожают всей банковской системе. Россияне задолжали банкам 33 миллиарда рублей, это почти четверть всех выданных кредитов. В Томске потребкредитование - это 40 процентов рынка банковских услуг. Готовы ли томские банки отказаться от агрессивной кредитной политики? Что грозит рынку потребительского кредитования, и станут ли кредиты дешевле? Слесарь по ремонту подвижного состава вагонного депо Дмитрий Молоков вот уже несколько лет живет в кредит. Его последнее приобретение – компьютер для дочери. На днях, с удивлением для себя Дмитрий узнал, что кто-то взял по карточке кредит на его имя. А расплачиваться теперь заставляют его. Служба безопасности банка требует 32 тысячи рублей и кучу процентов за просроченные платежи.
Дмитрий Молоков: «А когда вы платить-то будете, у вас и первый платеж есть. Я говорю, я ее не получал, она мне не нужна даром. Дальнейшее действие – подача банка на меня в суд, чтоб я платил эти деньги».
Дмитрий подозревает, что карту с его телефонного номера обналичил сам банк. 2 дня назад он написал заявление в милицию. В последнее время по России все больше недовольных заемщиков. В начале февраля в Екатеринбурге банк проиграл борьбу за скрытые платежи по потребительским кредитам. И после суда подготовил новый вариант договора — без комиссий.

На примере договора одного из Томских банков мы решили подсчитать, насколько отличается реальная ставка от той, что нам показывают.
70 тысяч рублей на 2 года под 16 процентов.
За обналичивание денег сразу снимают 7 с половиной процентов, то есть на руки мы получаем 64 тысячи 750 рублей.
А проценты насчитываются на 70 тысяч.
Плюс ежемесячно мы должны платить по 1 тысяче 222 рубля - за ведение ссудного счета.
Плюс стоимость пластиковой карточки, ее обслуживание, страховка.
Так и набегает больше 60 процентов. Это вместо заявленных 16.

Замначальника Центробанка по Томской области Михаил Кибиткин скрытые платежи считает причиной невозвратов. В томской области просроченная задолженность за этот год выросла в 2,5 раза. Чтобы уменьшить риски, Центробанк обязал показывать реальную ставку потребительского кредита.
Михаил Кибиткин, заместитель начальника Банка России по Томской области: «Просто у нас конкуренция на этом рынке усилится. Те банки, которые раскрывают информацию, попадают в более благоприятную ситуацию, чем те, которые не раскрывают».
Наталья Горина, директор Томского регионального филиала Росбанка: «Мы же были первыми на этом рынке… И когда мы приходили на рынок, мы ставили 28 процентов годовых. А потом зашли другие банки, началась конкуренция. И не все приняли такие же условия – они спрятали свою доходность в комиссии».
Требование Центробанка, считает Наталья Горина, запоздавшее. Бум потребительского кредитования прошел. Сейчас томский филиал Росбанка выдает не больше 5 кредитов в день, хотя еще пару лет назад и 300 было не предел. Рассчитать реальную ставку сейчас, считают томские банкиры, практически невозможно. Хотя с формулой, которую предложил Центробанк, в наших кредитных организациях сейчас знакомятся.
Татьяна Зуевич, заместитель директора филиала Банка Москвы: «Если это реально будет просчитать единую ставку кредитования, банки постараются это сделать, хотя я думаю, что не всегда это возможно, особенно при кредитовании физлиц, связанные с залоговыми обеспечениями».
Наталья Горина, директор Томского регионального филиала Росбанка: «Коснулась эта мера комиссий, это не совсем правильно, потому что сама система комиссий работает во всех мире. И что значит раз – и запретить их, не совсем логично, потому что не всегда эти комиссии касаются непосредственно кредита»

«52 процента идет комиссии и 500 рублей еще ведение счета, то есть каждый месяц 500 рублей за ведение счета - бешено», эти бешенные платежи - стоимость кредита по карте, с которой Лидия Даниленко сняла 30 тысяч рублей. Никаких внятных условий и графиков погашения. Такие карточки – это один из способов не указывать реальную ставку. Риск невозврата велик, но прибыль – еще больше.
Лидия Даниленко: «Понимаешь, оно не гасится. Я не знаю, как это объяснить – не гасится. Все время должны, очень долго. А говорят-то они, что 1200 в месяц на 3 года, а это не гасится».
Высчитать, сколько же на самом деле переплачиваешь процентов, Лидия Даниленко взялась впервые. Не сходится что-то обещанные банком 29 процентов годовых.
Если 3 года выплачивать по 1200, - это уже 44 процента. Так теперь ведь в письмах требуют вносить не меньше 2400 ежемесячно. То есть 30 тысяч Лидия взяла, получается, под 188 процентов годовых.
Лидия Даниленко: «Всегда считала и никогда не брала в банке кредит, вот 1й раз взяла с дуроты ума. Просто взяла, а не надо было».
Сиюминутные желания и необдуманные покупки. Потребительское кредитование, как и весь вся торговля, держится именно на этом, объясняет замдиректора филиала Банка Москвы Татьяна Зуевич. Главное, получить желаемое, а сколько ты за него потом отдашь – дело второе. Потому никакие реальные ставки заемщиков не отвадят. Новые правила Центробанка, считают в филиале банка Москвы, лишь сделают рынок потребкредитования более цивилизованным.
Татьяна Зуевич, заместитель директора филиала Банка Москвы: «Это будет более честная и открытая игра. Это воспитательный процесс и для заемщиков, я думаю, мы не потеряем своих клиентов, вот лично мы».
А вот неуниверсальные банки, те, которые специализируются только на потребительском кредитовании, многих потенциальных клиентов реальными процентными ставками могут просто спугнуть. Под ноль процентов брать все-таки приятнее. Хотя на деле также переплачиваешь.
Вот телевизор (или что-то другое) в кредит под ноль – за 30 тысяч с копейками. А за углом - за наличку - такой же телевизор, только на 10 тысяч дешевле. Разница – проценты и есть. Но вот если говорить о них клиенту прямо, не исключено, что рынок потребительского кредитования сдуется и сам сойдет на ноль.
Центробанк к своим подконтрольным на самом деле не так уж и строг. Лицензию за несоблюдение требований отзывать не будут. Просто у банков возникнут технические сложности. Вместо одного портфеля однородных ссуд, оформлять страховой резерв придется отдельно на каждый кредит. А требовать реальных ставок, пока нет закона о потребительском кредитовании, не может никто.

Михаил Кибиткин, заместитель начальника Банка России по Томской области: «Условия мы считали по другим кредитам. Там доходит и до 80 процентов и за 100 - есть такие случаи. Вы будете такой кредит брать? Не будете. А как тогда жить банку, если он специализируется на выдачи кредитов для населения. То есть у него никто не будет брать кредит».

Дмитрий Молоков: «Все равно приходится брать деньги в долг, от этого никуда не денешься. Просто у нас такой уровень жизни, на госпредприятии шибко много-то и не заработаешь».
В слесарном цехе вагонного депо в кредит живут почти все. Дмитрий Молоков за наличные не смог бы купить ни чайник, ни утюг, ни телевизор. Солидные банки под низкий процент кредит ему вряд ли дадут – там требуют приличный доход, чтобы не рисковать. Поэтому переплачивать за вещь Дмитрий готов. Ведь это лучше, чем не иметь ее вовсе.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?