СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: Большая перемена. 11 лет от звонка до звонка

Томская область готовится к введению обязательного полного среднего образования. С 1 сентября в России вместо 9 классов обязательными для всех станут 11. Поправки в закон об образовании депутаты Госдумы и члены совета федерации приняли накануне каникул. На этой неделе новый закон подписал президент Путин. По этому закону переходить из класса в класс разрешено даже с "двойками". Учиться теперь можно не до 18, а до 20 лет. А кроме того вернуться за парты должны и те, кто в свое время не доучился. По предварительным подсчетам, таких в Томской области около пятисот человек. Приняли закон для того, чтобы образованных людей в стране стало больше. Почему получиться может ровно наоборот? И чем еще может обернуться новый закон для томских школ и училищ? Журнальный столик из зала в комнату Риты кочует крайне редко. Перестановка случается только, когда Рита садится за уроки. Сейчас она впервые решила полистать полученные еще в начале лета учебники на 9-й класс. К учебе у Риты душа не лежит. Оттого в тетрадках тройки да двойки. От ненавистных предметов, учителей и своего родного села Корнилово, Рита после 9-го класса мечтала упорхнуть в Томск, вслед за подружкой.
Рита Ганган, ученица 9-го класса корниловской школы: "Она не хотела учиться в 10-11-ых классах. Сказала, что делать там нечего".
Рита в классе Валентины Иннокентьевны – самый сложный ребенок. Она и восьмой-то класс окончила с горем пополам. Из-за истории чуть не осталась на второй год. Теперь, после нового закона об обязательном полном среднем образовании, тянуть Риту Валентине Иннокентьевне придется до самого 11-го. Хотя учиться после 9-го в Корниловской школе обычно остается лишь половина выпускников.
Валентина Синчук, учитель корниловской школы: «Я пока, я проработала в этой школе больше 20 лет, и я в растерянности: часы сокращаем, а детей удерживаем. Страшно. Пока не знаем, что будет. Цель-то - удерживать детей, я пока не могу понять, зачем».
Павел Горлов, заместитель начальника областного департамента общего образования: «Сегодня школа заинтересована, чтобы сохранить контингент детей. Это подкрепляется экономически, то есть поток выбывающих из 9-ых классов уже уменьшается».
Экономический стимул – подушевое финансирование, то есть, чем больше учеников, тем больше школе дают денег. И чтобы не остаться без копейки, придется удерживать детей. Как завлечь девятиклассников и тех, кто в свое время не доучился, учителя еще не придумали, - слишком стремительно был принят новый закон. Но одно чиновников уже радует – деньги на его реализацию не понадобятся.
Павел Горлов: «У нас продолжается демографический спад и процесс реструктуризации сети образовательных учреждений. В Томской области за 10 лет закрыто 106 школ, больше 80 - реорганизовано. И, несмотря на это в нашей системе общего образования остаются избыточные мощности. Мы не исключаем, что могут быть созданы действительно новые формы получения образования для возрастных выпускников».
Новые формы - это хорошо забытые старые. Например, так называемая школа для переростков. В советское время взрослым дядям и тетям школьную программу преподавали в этом здании на Лермонтова. Дом №60, построенный еще до революции, в 1912-м году, был 7-ой школой. Сейчас здесь областной детский центр дополнительного образования: станция юных туристов, натуралистов и спортсменов. И не исключено, что школу для взрослых откроют именно в этом здании – такой вариант сейчас рассматривают в департаменте образования. Правда, до нового закона на это место метила создающаяся шахматная академия.
Первый звонок о больших переменах в этом учреждении прозвенел, когда оно перестало походить на школу из фильма «Большая перемена».
Сейчас бывшая школа рабоче-крестьянской молодежи ютится в семи кабинетах на первом этаже жилого дома. И называется 5-ой открытой сменной школой. Открытая, потому что нет возрастного порога, и учиться здесь могут хоть пенсионеры. Вслед за новым законом здесь снова грядут большие перемены.
В 5-ой открытой школе и сейчас случаются неявки на экзамен по причине родов, а классному руководителю часто приходится нянчить детей своих великовозрастных учеников. Кстати, взрослых школьников здесь пока не больше 13-ти процентов. С 1-го же сентября, согласно закону, сюда за ручку будут приводить тех, кто не доучился. Ответственность за это закон возложил на чиновников от образования, только не объяснил, как вернуть всех за парты, и где эти парты взять.
Ирина Разина, директор открытой сменной школы №5: «У меня нормативная наполняемость - 134 человека. У нас 140 было за счет нескольких экстернов. Я не имею права больше 134-х человек учить очно».
Эта волна популярности вечерних школ – очередная. Сначала так учили детей войны, теперь вот за партами одновременно оказались и дети перестройки - они сами отказались от образования в пользу заработка, и дети бурного капитализма - взрослые не смогли создать им условия для учебы.

Вместо того, чтобы окучивать учебные планы учитель математики сельской школы окучивает цветочные клумбы. Урожай календулы потом можно будет сдать, заработанное - на нужды школы. Прежде чем вводить обязательное полное образование, считают в школах, было бы логично увеличить финансирование и повысить учителям зарплаты. Вот тогда с них и спрашивать. Теперь же педагогам будет еще сложнее. - Зарплата их скоро будет зависеть от качества образования. Судят о нем по результатам ЕГЭ. А у тех, кого предстоит удерживать, они вряд ли будут хорошими.
Лариса Бурухина, учитель корниловской школы: «И вообще, честно сказать, жалко профтехобразование, они даже принимали, 7-9-ые классы. Дети не могли реализовать себя в школе и уходили в такие учебные заведения. Сейчас не знаю, как эти дети будут».
Владимир Елисеев, заместитель директора профессионального технико-коммерческого лицея №1: «Если их обяжут получать общее образование в стенах своих школ, мы потеряем такой контингент большой. И не только мы – система среднего профессионального образования: это техникумы и колледжи, они тоже пострадают. Куда нам девать потом преподавателей, которые ведут общеобразовательные дисциплины. Это целая армия безработных».
В 1-ом профессионально-техническом лицее, бывшем училище, еще не пережили демографическую яму – и вот снова грядут тяжелые времена. В этом году вместо трехсот сорока запланированных, документы подали пока лишь 130 человек. 75 процентов всех учащихся приходят сюда после 9 класса. И чтобы сохранить набор, нужно одержать победу в конкурентной борьбе со школами. Закон все же оставляет за учеником право выбора, где получать обязательное полное образование.
«Ну, вот такие буклетики мы приготовили. Перечень профессий и необходимые документы для поступления,» - Вову Сельского ни в какой лицей теперь не заманить. В сентябре он пойдет в 9 класс. Учителя уже объяснили ему и его родителям прелесть 10-11 в родной школе.
Вова Сельский, ученик 9 класса корниловской школы: «Все, кто после 9 уходят, там учатся, а потом на высшее идут учиться. Также получится – после 9 я пойду в техникум, а потом снова придется учиться где-нибудь. Мне проще после 11-го уйти, потом учиться в вузе и все».
Рита Ганган, ученица 9 класса корниловской школы: «Говорили родители, что не надо уходить с 9 класса: мол, потом куда пойдешь».
Одноклассница Вовы Рита недавно тоже передумала уходить из школы после 9го. Так все 13 учеников Валентины Иннокентьевны дружно решили перейти в 10-ый. То есть, закон, получается, выполнен. Только на деле он, скорее всего, окажется лишь декларацией. И вряд ли с 1 сентября Рита станет чаще переставлять из зала в свою комнату журнальный столик для уроков.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?