СЛЕДИ ЗА СОБОЙ, БУДЬ ОСТОРОЖЕН...

Как томские ученые помогут силовым ведомствам контролировать содержание соцсетей.

В Томском государственном университете разрабатывают программное обеспечение, которое, по версии разработчиков, поможет искать экстремизм в социальных сетях. Новый софт позволяет, как утверждают его создатели,  находить запрещенный контент и экстремистскую лексику, и, соответственно – экстремистские группы и круг их контактов. Этими разработками занимается лаборатория «Больших данных в социальных сетях».

Что это?

По словам, Вячеслава Гойко, научного сотрудника лаборатории «Больших данных в социальных сетях» ТГУ, программа позволяет по определенным лингвистическим маркерам определить те или иные специфические слова, которые употребляют националисты, праворадикальные экстремисты.

— Мы с помощью этой программы можем вычислять такие группы в сетях. На момент исследований нами было вычислено в сети ВКонтакте около 11 групп и примерно 200 тысяч участников в них, которые можно было заподозрить в экстремизме. Пока проводили исследования из 11 групп уже три были закрыты судом и недоступны сейчас в соцсетях

АН ТВ–2:  Они закрыты благодаря Вашим исследованиям?

— Нет, это произошло независимо от нас. Мы занимались своей научной работой, независимо от деятельности правоохранительных органов. Мы ни с кем не взаимодействовали пока.

АН ТВ–2: В чем все-таки новизна вашего исследования? Вы придумали какой-то новый компьютерный алгоритм выявления разных сообществ в сетях?

— Ну, если честно, я бы не сказал, что мы придумали что-то экстраординарное. Мы просто используем все доступные самописные алгоритмы. И предоставляем инструмент социологам, которые уже дальше работают с материалом. То есть, наш софт позволяет выкачивать контент, все ваши сообщения, комментарии. Но есть и другие программы, которые умеют это делать. А также мы строим графсвязи. Мы можем взять всех ваших друзей в сети и посмотреть с кем они дружат. Кто среди ваших друзей — лидер мнений. То есть, какая структура у вас, как у маленького сообщества. И можем выявлять связи между сообществами. Допустим, мы исследовали связи между экстремистскими сообществами: там есть общие подписчики, там есть товарищи, которые дружат между собой, являясь участниками разных сообществ и все это мы можем выявлять. В этом наше небольшое ноухау.

АН ТВ–2: Раньше таких программ не было?

— Мы здесь не можем претендовать на абсолютное новаторство. Мы используем уже давно известные алгоритмы. Просто мы сделали такой комплексный продукт, который умеет брать данные, анализировать их и каким-то образом их обрабатывать, —  отмечает Вячеслав Гойко

Экстремистское сообщество — это прекрасный пример изучения того, как в Интернете распространяется идеология, как организуются подобного рода группы.

«На этом примере мы разрабатываем методы изучения сетевого поведения человека, анализа факторов, влияющих на это поведение», — поясняет на сайте ТГУ участник проекта  завкафедрой социологии ФсФ Виталий Кашпур.

«Основная цель создания лаборатории — это рост компетенций внутри ТГУ — социологических, политологических и других в области анализа больших данных соцсетей, — говорит в интервью газете «Коммерсантъ» научный руководитель лаборатории профессор  Михаил Мягков,  профессор университета штата Орегон, вице-президент по академическим вопросам Skolkovo Tech. — Студенты, аспиранты, преподаватели ТГУ должны научиться не только анализировать, что люди пишут, высказывают в соцсетях, но и понимать, каким образом анализ данных помогает оценивать то, что происходит в обществе, как меняется настроение людей, как это влияет на поведение общества в целом...».
 Мы можем отслеживать поведение пользователей в этих группах, выявлять наиболее активных, изучать связи между разными такими группами. Можем даже прослеживать активность пользователей, если группу удалили, чтобы понять, какую новую группу они создадут. Наша работа, безусловно, важна для обеспечения безопасности государства, его стабильности.

На фото: Михаил Мягков и ректор ТГУ Эдуард Галажинский

По словам Михаила Мягкова, к проекту «уже проявили интерес силовые ведомства».

ФСБ и МВД начали массово закупать программные продукты такого рода в середине 2000-х годов. Скажем, накануне саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге МВД закупила систему КРИТ (Коллектор рассеянной информации в текстах) компании Smartwarе — как тогда объяснялось, с целью предупреждения экстремизма. Ныне КРИТ не производят, но подобные системы сейчас выпускают не менее десятка компаний. Это, например, информационно-аналитическая система «АРИАН» фирмы «Сайтек», Xfiles компании «Ай-Теко», сервис по мониторингу блогов «Медиалогии», «Семантический архив» — продукт компании «Аналитические бизнес решения».

Таким образом, разработки томских ученых попадают на уже сформированный и быстро растущий в нынешних условиях сегмент российского рынка. Ведь торговля угрозами, как считает автор теории административного рынка Симон Кордонский, является одним из наиболее динамичных его ответвлений. 

Кто в партнерах у ТГУ?

Проект реализуется совместно с компанией «Крибрум» Игоря Ашманова.

Крибрумонлайн-сервис по сбору, обработке и анализу текстового контента, размещённого в Интернете. Этот сервис позволяет, как утверждают его собственники, количественно измерять степень интереса аудитории и электронных СМИ к исследуемому объекту (брэнду, персоне, продукту, услуге), оценивать эмоциональное восприятие объекта и его свойств потребителями, характеризовать информационный фон и оценивать динамику его изменения.

Уникальность сервиса, по версии его создателей, в том, что «Крибрум» автоматизирует не только сбор контента, но также и оценку его тональности.

Крибрум собирает упоминания объекта (компания, персона, продукт компании) из русскоязычных ресурсов Интернета: социальных сетей, онлайн-СМИ, блогов, тематических и региональных форумов и других ресурсов. После этого система определяет эмоциональную окраску высказываний и распределяет публикации по тегам и категориям.

Крибрум его создатели позиционируют как средство для отслеживания информационных атак, контроля поведения сотрудников в Сети, конкурентной разведки, поиска негатива в Сети о клиенте компании ( организации или брэнде). Такие и ряд других подобных услуг предлагает на рынке «Крибрум».

Крибрум – дочерняя компания InfoWatch, которой владеет и управляет жена Игоря Ашманова Наталья Касперская. Недавно InfoWatch разработала программное решениекоторое позволит работодателям перехватывать и анализировать содержание разговоров сотрудников по их мобильным телефонам.

На фото:Игорь Ашманов

Игорь Ашманов — известный топ-менеджер российской IT-индустрии,  входит в топ-50 российских  интернет-миллионеров  (стоимость активов на 2012 г. составляла 56 млн.S , в 2014 г. сократилась до 22 млн. S ),
управляющий партнёр, генеральный директор компании «Ашманов и партнёры», одного из главных игроков рынка поисковой оптимизации в России. С 2014 года участвует в Менторской программе Фонда «Сколково».

Игорь Ашманов активно занимается политической деятельностью. Он сопредседатель «Партии Великое Отечество» Николая Старикова. Один из главных партийных проектов ПВО «Театр, кино, искусство, СМИ» в качестве важнейших партийных задач определяет: выявление и ограничение целенаправленной деструктивной деятельности в области кино, театра, телевидения (идейно-духовное состояние общества) и общественный контроль за работой иностранных СМИ на территории РФ.

В своих публичных выступлениях Игорь Ашманов не раз высказывал мысли о необходимости бороться в России с «пятой колонной», идеологически противостоять Западу. Для этого он считает необходимым ужесточить контроль над информационным пространством, обрести в Сети т.н. «цифровой суверенитет» а кроме того создать то, что он именует «рынком идеологических услуг».

Политические взгляды Игоря Ашманова достаточно полно представлены в этом диалоге с протоиереем Дмитрием Смирновым.

Как у нас судят за экстремизм в соцсетях? (примеры российской судебной практики)

Дело Вадима Тюменцева (Томск).

Вадиму Тюменцеву было предъявлено обвинение по 282 статье уголовного кодекса «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» УК РФ, по факту распространения экстремистских призывов в интернете». По этим статьям Вадиму Тюменцеву и был приговорен к  5 годам лишения свободы. Основанием для приговора было то, что томский блогер выложил в Youtube и «ВКонтакте» два видео: «О выдворении из Томска луганско-донецких беженцев»» и «О перекрытии улицы в знак протеста против маршрутного беспредела» Правозащитный центр «Мемориал» признал блогера политзаключенным.

Дело Екатерины Вологжениной (Екатеринбург)

В Екатеринбурге мать-одиночку Екатерину Вологженинову обвинили по ч.1 ст. 282 УК в возбуждении ненависти и вражды к представителям власти и «добровольцам из России, воюющим на стороне ополченцев с востока Украины». Ее осудили за репосты материалов во «ВКонтакте» и приговорили к 320 часам обязательных работ и конфискации ноутбука вместе с мышкой.

Дело Юлии Усач (Краснодар)

В сентябре 2015 года суд признал виновной антифашистку Юлию Усач по ст. 20.3 КоАП (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской символики)  за пост с карикатурой Кукрыниксов и фотографию с Парада Победы 1945 года. Представитель обвинения, по ее словам, пообещал «если будет надо, мы их (Кукрыниксов) вызовем в этот кабинет и привлечем».

И еще несколько примеров – здесь.

Метки: Томск, Томская область, Томский государственный университет, соцсети, борьба с экстремизмом, свобода слова, Крибрум, Ашманов, Сколково, цифровой суверенитет, Партия Великое Отечество

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?