Синдром Станиславского, или Не верим!

Такого неинтеллигентного,  склочного и нервного  фестиваля, как завершившаяся на прошлой неделе «Маска» в  истории Томска еще не было. А ведь, этот единственный областной театральный фестиваль, проходящий  раз в два года, наши актеры и режиссеры  ждут с особым благоговением. Сегодня, когда гастрольная деятельность театров сведена почти что на нет, фестиваль (пусть даже местного уровня) – единственная возможность и себя показать, и других посмотреть. К тому же, это прекрасный стимул к творческому совершенствованию.

«Маска» этого года была уже десятой по счету, юбилейной и потому -  особенно ожидаемой. На этот раз в ее афише были представлены в основном классические вещи, а это говорило о том, что театры настроились на серьезный лад и  готовились к беспристрастной оценке своего творчества со стороны столичных критиков. Правда, в отличие от предыдущих лет вопрос «а судьи кто?» долго оставался открытым.  Назывались то одни, то другие имена. Сославшись на занятость, отказались войти в жюри томской «Маски»  уже хорошо известные томичам критики Татьяна Тихоновец и Виктор Шрайман,  не раз доказавшие свою неподкупность, объективность и высокий профессионализм.   Первым  областной департамент по культуре озвучил  имя председателя «судейской» команды. Им оказался известный театральный режиссер, заслуженный деятель искусств России, народный артист России и Украины, художественный руководитель театра, носящего его имя – Роман Григорьевич Виктюк.

Многие представители томского театрального сообщества этим известием были, мягко говоря, озадачены. И не столько из-за специфичности творческих пристрастий известного режиссера, сколько из-за явной неприкрытости намерений  начальника упомянутого  департамента Андрея Кузичкина. Дело в том, что на нынешней  «Маске» Андрей Александрович выступал  не только в своей непосредственной роли начальника областной культуры, но и актера. Он играл роль Каренина в спектакле ТЮЗа «Анна Каренина». Напомним, что поставил этот спектакль молодой московский режиссер Евгений Лавренчук – ученик Романа Виктюка.  Какое впечатление должно было сложиться у томских театралов? Только одно – маэстро Виктюка приглашают  в Томск (за немалые бюджетные деньги), чтобы тот познакомился воочию с постановкой  одного из своих любимых учеников. И только. Кстати, и сам начальник департамента по культуре  этого  не скрывал. В одном из очередных своих выступлений  он  бросил фразу, что Роман Виктюк согласился  принять участие в томском фестивале, даже несмотря на то, что ему помимо «Анны Карениной» «придется отсматривать и другие спектакли». Такое заявление многим показалось оскорбительным.

Некоторые театры даже задумались о том, чтобы саботировать нынешнюю «Маску». После некоторого раздумья о своем отказе участвовать в фестивале объявил театр «Версия». Его художественный руководитель Вера Тютрина так аргументировала свое решение:
-Я уверена, что выводы, которые сделают на этом фестивале,  не будут иметь никакого отношения к истинному положению  дел на томском театральном пространстве. И на это будут потрачены немалые бюджетные деньги. Во имя чего? Да, чтобы начальник областного департамента по культуре в очередной раз получил повод ввести в заблуждение  руководство области о якобы успешно проведенном мероприятии.  Еще бы: сам Виктюк приедет воспеть спектакль ТЮЗа, в котором играет господин Кузичкин! А, ведь, при всей своей известности Роман Григорьевич Виктюк – режиссер, а не театральный критик. И, стало быть, его суждения о каком- либо спектакле спорны и субъективны при его весьма специфическом вкусе.

Не один человек во время «Маски» потом припомнил слова Веры Ивановны и пожалел, что не последовал ее примеру. Впрочем, все по порядку.

О том, что фестиваль готовится по особому, выгодному для кого-то сценарию,  было более, чем  очевидно. Кто-то явно не хотел, чтобы задавались неудобные вопросы, возникали неудобные (не запланированные «сценарием» моменты). Так, все предыдущие годы обязательно проходили пресс-конференции до и после «Маски». На этот раз их не было. Почему? Да потому что на первой пресс-конференции журналисты, владеющие темой, обязательно бы поинтересовались у уважаемого Андрея Александровича, куда же подевалась квартира, которая два года назад (на девятой «Маске») была выиграна в качестве гран-при Театром юного зрителя? Справедливости ради, надо сказать, что ключи от нее все же были вручены ТЮЗу, но  уже на этой «Маске».  И то потому, что он опять «сорвал» больше всех номинаций. А, если бы нет?

На второй пресс-конференции у журналистов было бы еще больше вопросов. И к жюри, и к самому Андрею Кузичкину.  Но заявленная пресс-конференция не состоялась. Причем, журналистам даже не удосужились (хотя бы из приличия) объяснить, по какой именно причине.

Впрочем, приличия и элементарные моральные нормы на юбилейной «Маске» были явно не в чести. А вот хамства, интриг было хоть отбавляй! С актерами, режиссерами не церемонились. В первый фестивальный день в off-программе было заявлено два спектакля –«К» Реального общедоступного театра и «Сказание о Двараке» Нового театрального товарищества ( оба коллектива являются творческими подразделениями  зрелищного центра «Аэлита»).  Актеры этих  театров решили принять участие в «Маске», надеясь услышать профессиональную оценку своему творчеству. Тем более, что в прошлый раз спектакль РОТа «Легкие люди»  был отмечен критиками и даже получил  специальную номинацию.

- Знаю, что по положению фестиваля жюри может и не отсматривать спектакли off-программы, - говорит директор ЗЦ «Аэлита» Татьяна Гришаева. – Но  все мы очень надеялись, что хотя бы кто-то изъявит желание (может быть, из чисто  профессионального любопытства), посмотреть работы наших молодежных коллективов.  Я лично обратилась к членам жюри и пригласила их на спектакли. Но мне сказали, что завтра им предстоит тяжелый день, и они хотели бы отдохнуть. Если честно, было очень обидно. Ведь, Андрей Александрович Кузичкин  всегда упоминает «Аэлиту», когда речь идет о новых формах в томской культуре.  А на этом фестивале мы оказались вдруг не у дел. Зачем тогда вообще нужна была  off-программа? Для галочки?

Отсмотр спектаклей, стоящих вне основной программы, конечно же, -  добрая воля критиков. Но вот смотреть и анализировать постановки, включенные в основную программу – их долг. За это им в конце концов было заплачено.  Но они, видимо, об этом забыли. Разочаровавшись в одном из спектаклей северского  молодежного театра «Наш мир», уважаемые критики решили отказаться от просмотра второго спектакля северчан. И, если бы ни настойчивость  руководства театра в лице Геннадия Шошина, жюри просто бы манкировало своими обязанностями.

Десятая «Маска» все время наталкивала на сравнения. Два года назад фестивальное жюри  возглавлял народный артист России Александр Галибин. Прекрасно понимая, что он актер и режиссер,  а не критик, Александр Владимирович  не позволял себе довлеть над судейской командой. В прошлый раз критики были вольны в своих суждениях и  позволяли себе разные точки зрения.  Удивительное же единение мнений сегодняшнего жюри, мягко говоря, насторожило.   Что же касается обсуждений просмотренных спектаклей, которые проходили каждое утро, то они откровенно шокировали многих представителей томской Мельпомены.  Не готов оказался наш интеллигентный Томск к таким, прямо скажем,  неджентльменским «разборкам». 

Московские гости в выражениях не стеснялись. Спектакль театра куклы и актера «Скоморох» «Дюймовочка» в устах части критиков звучал не иначе, как «Дерьмовочка». Актерам, занятым в спектаклях «Тряпичная кукла» (Северский театр для детей и юношества) и «Карлик Нос» (ТЮЗ) было напрочь отказано в профессионализме, а «Нашему миру» вообще предложили «паковать чемоданы». И, даже если критики были правы в оценке просмотренных спектаклей, они не должны были делать это так беспардонно.

И тем паче, не должны были вмешиваться во внутренние дела театров, как это пытался делать председатель жюри. Он обвинил в ретроградстве и дурном вкусе директора Томского ТЮЗа Светлану Бунакову, пообещав приложить все силы, чтобы ее сняли. Видимо,  его любимый  ученик Евгений Лавренчук и ставший не менее любимым глава томской культуры Андрей Кузичкин  чего-то запамятовали и не рассказали известному режиссеру, что именно Светлана Бунакова пригласила Евгения Лавренчука на постановки в свой театр, именно она приложила немало сил, чтобы проект «Анна Каренина» состоялся. Наконец, именно она защищала этот спектакль, за что не раз была обвинена в авантюризме. Да и дебют великого актера Андрея Кузичкина на большой сцене состоялся опять-таки не без ее участия. А, может, Роману Григорьевичу все это было известно? И он просто играл роль, которую ему навязали? Вернее, навязал Андрей Александрович Кузичкин, решивший на этот раз попробовать себя еще и в роли …Станиславского. К сожалению (или к счастью?) постановка  у начальника департамента по культуре получилась  грубая, шитая белыми нитками, неубедительная какая-то. Так и хочется крикнуть: «Не верим! Ни единому слову, ни единому поступку больше не верим!». Впрочем, в последнее время недоверие в адрес Андрея Кузичкина звучит все чаще. Вот только несколько мнений…

Наталья Корлякова –  заслуженный деятель искусств РФ, главный режиссер Северского муниципального театра для детей и юношества:
-В приватной беседе я уже высказала начальнику Департамента по культуре Андрею Александровичу Кузичкину свое мнение о фестивале.  Он мне ответил: «»Вы просто злитесь, за то, что «раздолбали» ваш спектакль «Тряпичная кукла». Поразительное непонимание профессионального театра!  Дело в том, что театральные критики, как бы это не выглядело внешне, не противники нам, деятелям театра. Мы – коллеги. Профессиональные критики - это не «расстрельные тройки» и не комиссии по распределению наград. Они  не оценивают, не приговаривают– они  анализируют. Их аналитика, знания, и в то же время отстраненность – бесценная  помощь в нашей работе.  Для нас они – инструмент развития, повод к размышлению, навигатор в наших поисках… Ничего этого не было на фестивале «Маска». Я не буду рассказывать, как формируется состав жюри на других фестивалях. Скажу только, что члены жюри «Маски»  в основной своей массе были режиссерами, директорами, и более того, их мнение и цели были предсказуемы еще до начала работы в Томске. Центром внимания был спектакль Лавренчука «Анна Каренина», ученика председателя жюри Романа Виктюка. Спектакль – цитата творчества самого Романа Григорьевича. И этот спектакль, судя по всему,  нужно было «похвалить». Я не голословна, и такое мнение у меня и некоторых моих коллег сложилось не на пустом месте. Подготовка к Фестивалю, его ход подтвердили это мнение в полной мере. Во-первых, в своих интервью Андрей Александрович хвалился, что именно этот спектакль едет смотреть Виктюк. Во-вторых, осведомленность председателя жюри относительно всех событий вокруг «Карениной» и его яростное возмущение «неоднозначным отношением» (!) к спектаклю со стороны томской общественности. К слову сказать, не только томской – неоднозначные мнения об этой работе, в которой Кузичкин принимал личное участие как актер, высказали и критики фестиваля «Колесо». Мнение жюри томской «Маски» прозвучало прямо-таки как  «наш ответ Чемберлену». Однозначно и бесповоротно:  Лавренчук поставил гениальный спектакль, полный цитат великого мастера… Ну, это дело вкуса, как говорится. А что касается других работ?… Какая там аналитика, какие споры. Порой обсуждение сводилось к выплеску эмоций, шуткам ниже пояса, демонстрационному пафосу, типа: «вы не имеете права», «вы совершаете преступление», «они думают, что они актеры», «я  имею право, а кто такой вы?». Были исключения, но они не исправили общего впечатления и общего стиля этого фестиваля. В афише «Маски» были разные спектакли, и слабые в том числе. Но это не исключает работы, обсуждения  в профессиональном поле, и не дает повода к личным оскорблениям. Мы же стали свидетелями совершенно безобразных сцен унижения пожилых и заслуженных людей, молодых актеров, сцен с истериками, криками «она в психушке, там ей им место!» (это по поводу директора ТЮЗа, которая посмела взять на работу главного режиссера … не посоветовавшись с Виктюком (?!)) И прочее…Для меня однозначно только то, что истина рождается в споре, что люди  имеют право на неоднозначность, на несогласие с мнением даже очень больших начальников и очень великих деятелей. И поскольку этого не было на нашем фестивале «Маска», я считаю, что для театрального процесса Томска он был даже менее, чем бесполезным.

Владимир Костин –  кандидат филологических наук, писатель:
- На мой взгляд, ситуация вокруг томских театров сегодня складывается весьма неблагоприятная. Здесь волевым методом принимаются дилетантские решения,  замешанные на достаточно бедной эстетической концепции театрального искусства, которой придерживается руководитель областного департамента по культуре.  С его легкой руки,  нашему городу предсказывается судьба провинциального гей-центра. И сам театральный репертуар, и соответствующие приглашения режиссеров по большей части выдержаны в этом ключе. Идет развал культурного пространства. В культуре царит атмосфера интриг и вранья,  бюджетные деньги тратятся неизвестно на что.  Вот, например, в начале июня  часть музыкантов нашего симфонического оркестра, не имея никакой обкатанной программы, едет в США на гастроли.  Но на гастроли можно ехать в двух случаях: если есть что показать и на это не жаль потратить бюджетные средства  или просто заработать. Насколько я знаю, ни того, ни другого здесь нет. К чему тогда эта поездка, стоимостью полмиллиона рублей?  Может, господину Кузичкину просто захотелось съездить в Америку?  Что касается прошедшего театрального фестиваля «Маска», то можно сказать, что он провалился. Господин Виктюк, приглашенный Кузичкиным,  явил образец полной необъективности и отъявленного хамства.  Ни о каком анализе спектаклей не было и речи. И за эти несколько дней грубой, небрежной «работы» ему в качестве гонорара было заплачено, как мне стало известно, почти 300 тысяч рублей, не считая оплаты перелета, проживания в гостинице и других расходов. А это опять же казенные деньги.  Это приглашение  принималось начальником департамента единолично и не было ни с кем согласовано. Он вообще не имеет такой привычки – согласовывать свои решения.  Губернатору уже не раз сигнализировали об этом. Не раз просили убрать Андрея Александровича с его поста, потому что вред, который он нанес томской культуре, непоправим. Но губернатор почему-то игнорирует эти сигналы «sos». Почему? Трудно сказать…Может, потому, что Кузичкин, верный своему искусству вранья, своеобразно подает ему культурное пространство? Или у него есть какие-то неизвестные нам заслуги перед губернатором и поэтому он чувствует себя таким непотопляемым руководителем?  А, может, является носителем и держателем какой-то информации, ради которой можно пожертвовать тысячами людей, занятых в томской культуре?

Наталья Шимкевич – режиссер, член экспертных советов фестиваля «Сибирский кот», международного фестиваля современной драматургии им. Вампилова, руководитель управления по культуре исполнительного комитета Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение»:
-Если прошлая томская «Маска» вызывала чувства радости и торжества, гордости за театральный Томск, то нынешняя – недоумение и разочарование. Кажется, что все, как в прошлый раз – почти все призы собрал ТЮЗ, но «очевидность» происходящего действа вызвала глубокое отвращение. Я не ханжа. Я приемлю любые формы волеизъявления, если это мне не навязывается  и если это не связано с насилием, нацизмом или расизмом. Но ненависть к женщине, пренебрежение к проблемам театров в провинции, снобизм, вульгарное и грубое поведение председателя жюри господина Виктюка, который, вероятно, думал, что его «манюрочки» (женские половые органы) и «чечурочки» (мужские половые органы) сойдут за «шутку гения»», мне глубоко оскорбительны. И куда смотрел господин Кузичкин, создавая это «голубое лобби» в жюри?  Конечно, сейчас у нас свобода совести, взглядов и пристрастий, но, к сожалению, чести и достоинства это не прибавляет. И культуры тоже.

Валерий Шадский – главный режиссер  Рязанского областного театра кукол, президент Российского центра Международного союза деятелей театра кукол (UNIMA), заслуженный деятель искусств РФ:
-Это  первый фестиваль на моей памяти, на котором решались не вопросы искусства,  разбирались не работы театров, а шла какая-то борьба, в которой нам, людям, приехавшим на неделю, не разобраться. Но нас в это втягивали. Конечно, Роман Григорьевич, как мать, защищает свое дитя – ученика Лавренчука, видя в нем только одни достоинства. Но от кого защищает? Спектакль поставлен, деньги получены. Работа, конечно, спорная. Меня всегда коробит, когда  по спектаклю можно определить сексуальные пристрастия режиссера. Но использовать фестиваль, как средство политической борьбы – это слишком!

(Материал был опубликован 27 мая в "Томской неделе").

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Сами погубили профессию"
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?