Сергей Чириков: С властью работаем. Но надеемся только на себя

В программе "Ближе к делу" -  Сергей Чириков, основатель, генеральный директор закрытого акционерного общества «ЭлеСи». История успеха инновационного бизнеса, как работать с монополиями, рейдерских захватах, когда будет эффект от  томской ОЭЗ, и о том, почему Элеси не уедет работать за рубеж.

Вопросы задавали продюсер программы, журналист Александр Красноперов, продюсер программы Час Пик Ольга Дубровская и директор агентства новостей ТВ2 Сергей Колотовкин.

- Сергей Владимирович, инновационный и высокотехнологичный бизнес «ЭлеСи» сложен для понимания дилетантов. Как можете, что называется на пальцах, объяснить, что вы производите?
 - Это очень просто. Мы занимаемся приборостроением и системами управления для сложных объектов.
  - Да, это хорошо звучит - «очень просто для сложных объектов»...
 - Сложные объекты ? это те, где что-то может случиться; взорваться, упасть, пожар. Мы делаем системы управления с тем, чтобы все необходимые функциональные режимы соблюдались в автоматическом режиме. 
- То есть делаете программное обеспечение и «железо» для отдаленного управления, грубо говоря, задвижкой на трубопроводе?
- И задвижками, и управление нефтехимическим производством. Сейчас занимаемся системами для метро: тоже есть чем управлять - безопасностью, движением. Нефтеперерабатывающие заводы, газовое хозайство (в Кемеровской области делаем автоматизацию месторождения добычи метана). С СУЭКом (добыча угля), есть проект. Вот такие системы делаем.
- То есть оставляете людей без работы?
- Да (добродушно смеется ? прим. ред.).


Заработать интеллектом


- «ЭлеСи» было образовано в 1990 году - прямо скажем, не самое благополучное и спокойное время. И как вы в такое время решили выйти на рынок с умным и высокотехнологичным продутом, а не перепродавая что-то?
- Это сегодня мы, после 20 лет истории, образованные: в нашем лексиконе есть слова «инновации», «продукт». А в то шальное время, когда началась безработица и денег не было, нужно было выживать, зарабатывать. И понимать, чем заниматься завтра. Нас было пять человек, и мы не обсуждали свое будущее через слова «продукт» и «маркетинг». Но мы понимали, что можем зарабатывать своим трудом, интеллектом, руками ? делать, как выпускники ТИАСУРа, умные системы. А системные оценки, чего добились и что дальше, уже потом появились.
- Но можно же было с клетчатыми сумками ездить ? покупать-перепродавать...
- Такие варианты мы даже не рассматривали.

 
Доля авантюризма


- Как заключить контракт с колпашевской птицефабрикой на автоматизацию производства - можно понять. Но каким чудом молодой и крохотной кампании удалось в 1995 году заключить контракт с такой громадиной как «Транснефть»?
- В жизни все определяют не только знания и умения, но и доля авантюризма. И мечта. 
С Колпашево, кстати, не очень просто было заключить контракт. Сначала надо было познакомиться с директором, а потом его убедить: то, что мы сделаем, принесет реальную прибыль. И мы сделали так, что за одну зиму птицефабрика вернула все деньги, затраченные на нас, только за счет экономии электроэнергии. И для нас это было успехом. Но фабрика же расплачивалась с нами только яйцами, и мы сами продавали их. И это целая история нашей кампании.
А «Транснефть» появилась, когда мы уже смогли заключить контракт с Братской ГЭС. Это были живые деньги, реальные банковские расчеты ? ГЭС же не могла отдать нам два вагона электроэнергии. Нас это очень радовало. Вообще, Братская ГЭС вела по отношению к нам очень лояльную политику. А мы делали для нее, считаю, уникальную систему управления. Потом она новым руководством не была востребована, но эта система делала примерно то, что могло бы защитить от аварии Саяно-Шушенскую ГЭС - мы делали внутриплотинную автоматизацию контроля потока воды, вибрации агрегатов, состояния их подшипников и т.д. 
Мы очень гордились тем, что делали для Братской: первый уже почти промышленный контроллер - не сами разработчики паяли, двое монтажников работали. Нас уже было человек 20 - получив такой хороший контракт, мы развивались. И начали взаимодействовать с «Транснефтью» - на территории области кусочек есть же ее кусочек, и мы были знакомы с тем, что там делается. Но мы же полтора года тратили свои деньги, чтобы получить контракт с «Транснефтью»: зарабатывали, и хорошо, на контракте с Братской ГЭС, а деньги тратили не на то, чтобы в карманы складывать или шубы женам покупать, а ездили на совещания «Транснефти», доказывали. Я не вылазил тогда из Москвы. И во всем этом были авантюра, риск. Мы переделали контроллер под нужды «Транснефти» и в итоге в 1995 году заключили контракт. В общем, это не история одного дня - это целая эпоха для нас.
- Как вас тогда жены из дома не выгнали?
- Спасибо, что не выгнали (улыбается - прим. ред.).


Так положено


- Среди ваших заказчиков такие гиганты как  Газпром, Роснефть, Лукойл и так далее. Сложно работать с монополиями - какова специфика?
- Конечно, с монополиями работать непросто. Не только в части моральной - как встречаться, насколько они сейчас все снобирующие, самоуважающие. Но очень непросто и в части того, что есть закон о техническом регулировании, и при этом у каждой кампании свои требования, своды технических правил. И с каждой кампанией, несмотря на их принадлежность к одной отрасли, нужно разговаривать на ее языке - у них уже сформировался свой сленг, и на нем нужно говорить, иначе с тобой не разговаривают. Но пройдя 15-летнюю школу «Транснефти», мы ко всему этому привычны и очень адекватно воспринимаем все требования, все жесткости заказчика. Для нас это уже «так положено».


Мечта и судьба


- За несколько лет в 1990-е «ЭлеСи» решило проблему, о которой сегодня много и многие говорят - как довести разработку, открытие до выхода на рынок и монетизировать. Нужны же, говорят, деньги, проекты, менеджеры. Почему у вас получилось? Повезло ? счастье? Разработки были востребованы? Или что?
- Наверное, больше «или что». Вся классика про необходимость менеджеров ? это... Наши вузы их до сих пор путем не готовят - не те курсы, не те преподаватели, не те акценты. К нам приходят молодые парни, которых нужно просто переучивать ? они не понимают, что такое лояльность клиента, сроки, качество, системный анализ... А в 1990-е - тем более: мы же все инженеры, понятия «менеджер» не было. Но про счастье разговор отдельный. Откуда звезды всходят и как гороскопы пишутся - об этом можно не говорить, это в таких взбаломошных книгах написано. А вот то, что нужно мечтать, обсуждать, хотеть, добиваться - кропотливо, не считаясь со временем и как вы заметили, не боясь того, что жены выгонят, а доказавать свою состоятельность - да. 
Еще у нас была сильнейшея необходимость просто жить: помните как в 1990-е - если не черный четверг, то кривая пятница, то непонятный понедельник. А надо было делать хороший продукт и доказывать заказчикам, что мы, русские компании, можем сделать хорошо. Последнее, кстати, сегодня очень важно. Все верят, что может «Сименс», «Хеннивел» может, а в то, что российская компания может - доказывать надо.

Черно-белое


- А как вы жестокий кризис 1998 года пережили?
- О, для «ЭлеСи» это был ярко-белый и одновременно ярко-черный год! В мае после долгих доказательств мы залючили контракт на поставку телемеханики на весь нефтепровод «Дружба». Больше чем на миллиард в долларовом исчислении. Чуть ли не 210 устройств надо поставить ? нагрузка для нас тогда большая. Но все счастливы ? мы же победители! Первые авансовые платежи поступают в июле, начинаем формировать спецификации, заказывать комплектацию. И тут бах - "черный август"!
- Но авансовые платежи-то у вас в долларах?
- Какие доллары?! Все в рублях. А за неделю курс доллара меняется в три раза! К нам от поставщиков элементной базы идут дополнительные счета на оплату («ЭлеСи» принципиально использует только импортную элементную базу ? прим. ред.). И, соответственно, год стал ярко-черным. 
Нас спасли две вещи. Во-первых, среди поставщиков половина оказалась добросовестными - они договаривались об отсрочке платежей и поставляли нам комплектующие; и мы не сильно затянули производство. (С другой половиной поставщиков пришлось разругаться, и мы до сих пор с ними не работаем; и с банками многими не работаем ? тоже тогда сильно подвели). Во-вторых, заказчик был лоялен: через какое-то время компенсировал рост наших расходов. 
А коллективу тогда, конечно, досталось - зарплату платить было нечем...


Не высовывайся!


- Есть примеры, когда к успешному высокотехнологичному частному бизнесу, который выходит на хороший уровень оборота и рентабельности, начинают проявлять большой интерес госмонополии ? как бы взять такой бизнес под себя? К «ЭлеСи» такой интерес проявляли?
- Да, и это тоже черная страница в истории «ЭлеСи». Теперь, уже после осознания прошедшего, мне стал понятен российский лозунг: «У тебя все получилось, и дальше не высовывайся»...
В начале 2000-х мы сильно стали позиционировать себя как успешную кампанию, наоткрывали много лабораторий  в вузах, с нашим оборудованием, в  в «Бауманке», в  Санкт-Петербурге. И мы стали на виду ? не просто как поставщики «Транснефти», а как умные автоматизаторы, имеющие хороший бизнес. И вот тут люди, которые тогда управляли «Транснефтью», сделали попытку рейдерского захвата. Классика - выгнать с рынка, заставить обанкротиться, а потом забрать все за просто так, за здорово живешь. Очень тяжелый был период. Но коллектив у нас сильный, умный, и мы нашли в себе силы диверсифицироваться, найти работу на других рынках. И не сдались. Да, коллектив стал меньше ? с 1100 человек до 750, но по итогу прошлого года мы вышли на те же объемы реализации.
- Больше не высовываетесь?
- Да, политика теперь другая ? постараться не высовываться.


Толстый слой гумуса


- А вас такая трудная история не подтолкнула к тому, чтобы перевести бизнес и наработки за рубеж?
- У меня, во-первых, нет никакого желания так сделать в силу личных причин ? я в Томске учился, живу. Во-вторых, можно куда-то перенести производство простейших плат, но производство сложнейших систем - с программерами, алгоритмами, участием многих людей - не перенести. Суть «ЭлеСи» не в том, что мы умеем делать какую-то электронику, а в том, что мы умеем ее разрабатывать и начинять мозгами. Купили роботы у «Сименса» ? они нам классно и быстро паяют что-то. А то, что мы делаем ? это люди.
- Можно ли было создать такую компанию как «ЭлеСи» не в Томске, а в другом городе?
  - Не сделал бы - как бы мне ни снились какие-то заводы. Потому что в Томске высокий уровень интеллекта. Если по-простому - на нашей грядке  большой слой плодородного гумуса. Томские вузы постояннно генерируют новые кадры - кто бы что ни говорил, что молодежь сейчас другая, а она остается умной, и у нас есть возможность выбирать людей. Конечно, многие потом уезжают в Москву или Санкт-Петербур, потому что женятся или, условно говоря, в Томске нет бассейнов. Некоторые уже как состоявшиеся программисты в Австралию или Канаду уезжают - есть там наши люди. Но вузы генерируют новых умных специалистов, и нет такого, чтобы мы потеряли компетенцию и  преемственность. Тут же история еще в том, что вузов в Томске шесть,  промышленности почти нет, а инновационные фирмы можно по пальцам пересчитать - мы, "СИАМ", "Элекард", "Микран"... 


Плохой бизнесмен


 - Для такого количества гумуса почему мало умных предприятий?
 -  Это уже история не Томска, как я понимаю, это уже история страны. И это уже больше политический и культурный момент. Все значимые инновационные фирмы, которые мы называем, созданы до середины 1990 годов. Тогда желание стасть бизнесменом, предпринимателем было массовым, а затем, в 2000-е настроение в обществе переломилось. У нас ведь у нас на экране любой бизнесмен ? это бандит. У нас на экране если убили, то бизнемена. За то, что он плохой. А бандит хороший. У нас у нас все канаты телевидиния заполнены плохими бизнесменами. Это формирование общественного мнения.
- Нужны положительные истории успеха?
 - Не только. Нужна нацеленность общества на создание мелких и средних предприятий. Нужно, чтобы в обществе было понимание, что бизнес это хорошо ? он дает рабочие места, развитие технологий, финансы.
 - Вопрос в государственной политике или ментальности общества?
 - Не знаю как эти вещи разъединить. Но целом в этом вопросе считаю госполитику неправильной - бизнес нужно правильно позиционировать. Если в Германии, например, любой средний бизнесмен находится во внимании Ангелы Меркель, потому что она понимает, что 52 процента экономики ФРГ? это мелкий и средний бизнес, то у нас этого нет. Ушел в тень - бизнесмен, украл - бизнесмен. А то, что бизнесмен хорошего сделал - об этом не говорят. И это формирование общественного мнения.
 

Климат зоны

 - При создании особой экономической зоны много говорили о необходимости создания комфортной среды - чтобы инноваторам было хорошо в Томске и в ОЭЗ. Как оцениваете на сегодня результат?
 - Комфортность существования личности и комфортность ведения бизнеса ? разные вещи. 
Про первое. Если никуда не выезжать из Томска, то готов признать, что Томск очень комфортный город ? я могу здесь в любое время суток ходить по улицам, не боясь. Много молодежи, очень приятно ходить по центральным улицам ? приятные, молодые, светлые лица. Что и отмечают гости города , после того как их по нужным улицам поводят. Но если вы имели счастье  посмотреть другие города, другие студенческие кампусы, то вы поймете, что в Томске молодым сильно не хватает условий для комфортной жизни. На 100 тысяч студентов мы должны иметь совсем другую сеть спортивных, оздоровительных, развлекательных сооружений. У нас же очереди в бассейны. Далекие от понимания проблемы люди говорят: "У вас же зима, можно хоккей развивать". Не понимают, что в 40 градусов мороза нельзя в хокей играть: настоящий хоккей - на искусственном  льду, а на улице зима настоящая... 
А ОЭЗ свое дело в развитии инфраструктуры Томска выполнила ? дороги построили, в академгородок можно проехать не через железнодорожный перезд, новые здания построили. Это некий толчок к развитию города.
А существенно повысить комфорт ведения бизнеса зона не может в силу своего законодательства федерального законодательства. И я думаю, что областная власть это понимает и пытается принять какие-то шаги меры, но ведь местные власти не могут переписать федеральные законы. ОЭЗ сейчас как совместная хорошая гостиница, и есть синергетический эффект от того, что разные специалисты разных кампания там тусуются. Но сказать, что зона сейчас приспособлена для какого-то воспроизводства ? нет, она не может это делать в силу законодательства и всевозможных ограничений.
 

Спросите депутата


 - А что нужно сделать, чтобы инновационный прорыв, о котором так много говорят, состоялся?
 -  Однозначного ответа нет. Но если его давать, то, чтобы зоны заработали , нужно полностью, со всеми нюансами, скопировать успех Сингапура или Тайваня. А то ведь у нас название скопировали, а все остальное написано от руки нашими чиновниками.
Вот пример нашего медицинского направления, которое мы делаем совместно с немецкой фирмой. В Россию импортные медицинские аппараты ввозятся без таможенной пошлины. А если я сделаю такой аппарат в ОЭЗ, я его в Россию завезу с таможенной пошлиной. Соответственно, я проигрываю в себестоимости. Вот такой закон. И еще много нюансов есть.
 - Про нюансы говорят много и давно, почему ничего не меняется?
 - В нашей стране одни, такие как я говорят: "Неправильно вот это", а решения в Госдуме России принимают другие люди. Зачем мне вопрос задаете ? пригласите депутата Госдумы и его спросите.
 - Кстати, в той неприятной ситуации с "Транснефтью" вы за помощью к государству обращались?
 - Государство в таких вещах не помогает.
 - А в каких помогает?
 - Когда в начале 2000-х мы начали работать на свою известность, то стали взаимодействовать и с администрацией области. Пошли к нам всевозможные делегации, все были удивлены ? мы же до этого не рекламировали себя. И губернатор Виктор Кресс тогда сказал, что кампания "ЭлеСи" выросла вопреки тому, что творилось в экономике. И я благодарен ему за это признание.
 - А сейчас тоже вопреки или с помощью власти?
 - Новая администрация ведет себя иначе и пытается сделать некие шаги. Зам губернатора Андрей Князев, другие заместители пытаются что-то сделать. Но, во-первых, срок  их работы небольшой, а главное - они обязаны выполнять то самое федеральное законодательство. Я с удовольствием работаю работаю с областной администрацией, но большого от этого не ожидаю. Больше надежды на себе, на коллектив.
Дубасимся на рынке
 -  Кто ваши конкуренты? В России, за рубежом? Жесткая конкуренция?
 -  Да, жесткая. Особенно со вступлением России в ВТО - мы почувствовали, что активность западных кампаний увеличилась. Они предпринимают системные и массовые попытки зайти на российский рынок. С кем конкурируем? Siemens, что касается российских кампаний, то, не называя имена конкурентов, скажу: как в 1990 году сформировался пул конкурентов, так мы с ними и дубасимся на рынке. И где-то на тендерах взаимодействуем, потому что то, что появляется вновь на электронных торгах, это на 90 процентов недобросовестные люди, занимающиеся ломанием рынка цен, поставкой недобросовестной китайской продукции.
Правильно пользоваться иглой
 -  Вы много работаете с сырьевыми кампаниями. Как относитесь к разговорам о необходимости слезть с сырьевой иглы?
 - Я не отношусь к людям, которые говорят, что надо слезть с иглы. Основа экономики России заложена в 60-е годы прошлого века, и это сырьевая отрасль. И не заниматься добычей сырья просто нереально - от этого же зависят большие города и огромные территории. Просто нужно этой иглой правильно пользоваться ? возвращать деньги от добычи сырья в российскую экономику. Мне не нравится, когда наши сырьевые кампании, получая доходы от продажи ресурсов, с большим азартом работают с западными технологическими кампаниями. Понятно, что с полоборота российские кампании не могут составить конкуренцию Западу, но если не дать им возможности  начать с полоборота, то вообще ничего не будет. Надо привлекать свою промышленность. А дальше ? если предприятие умеет делать что-то для нефтяников, оно потом и для других отраслей сможет делать. А когда деньги от нефти и газа уходят на запад и возмвращаются в виде готового оборудования, мы кормим их детей и их семьи. Вот с этой иглы надо слезть.
 -  То есть вопрос не в игле, а в качестве государственных институтов и промышленной политики?
 - Верно. Нужно, повторяю, чтобы деньги возвращались в Россию и работали на развитие наших производителей. 


Про шаха и любовь


 -  Сергей Владимирович, 23 года работаете на "ЭлеСи". Не устали? Нет ли, может, желания чем-то другим заняться?
 - Я не буду рассказывать этот анекдот про шаха и про усталость (смеется - прим. ред). Но шах в ответ на подобный вопрос сказал: "Я же с этим с любовью занимаюсь и потому не устаю". Вот и я каждый день на работу с любовью прихожу и поэтому не  устаю. Не могу сказать, что с удововольствием проводил бы  10-12 часов на работе. Работаю, сколько считаю нужным - могу и три часа дня с работы уйти, могу и в три часа ночи. Это мое дело, и я этим живу. С удовольствием придумываю какие-то технологии, цеха. Кстати, первые  наши заводики мне же буквально приснились ? я хотел этого. Я поэтому я устать не могу. И есть желание сделать что-то лучшее, развивать предприятие.

Для справки:

Чириков Сергей Владимирович, генеральный директор закрытого акционерного общества «ЭлеСи». Родился в Тайшете, в 1973 году поступил в ТИАСУР на факультет систем управления. После учебы год работал сначала работал в научно-исследовательском институте автоматики и электромеханики, потом четыре года в областном управлении статистики занимался созданием автоматизированных систем управления. Затем работал на разных должностях в Кибирнетическом центре Томского политихнического института. В 1990 году совместно с небольшой группой единомышленников, выпускников ТИАСУРа создал компанию "ЭлеСи". Первой производственной площадкой фирмы служил гараж, а первые системы, как говорит Сергей Чириков, паяли буквально на коленке. В 2006 году Сергей Чириков защитил кандидатскую диссертацию на тему системы управления знанием.

Сегодня компания "ЭлеСи" - это холдинг, в который входят инжиниринговая компания, НИИ Электронных систем, завод приборов и средств автоматизации, завод металлоконструкций, образовательный центр. Общая численность работающих составляет 750 человек.

"ЭлеСи" разрабатывает системы и комплексы автоматизации сложных технологических процессов, часто для эксплуатации в жестких условиях, в полном соответствии с требования заказчика.

В числе достижений инноваторов ЭлеСи такие продукты как создание для "Транснефти" системы диспетчерского контроля и управления технологическим процессом транспортировки нефти автоматизация и телемеханизация нефтепродуктовода "Север", проектирование и внедрение единой системы управления трубопроводом Восточная сибирь-Тихий океан", разработка и системы первого в России проекта добычи метана из угольных пластов, и многое другое.

"ЭлеСи" является одним из лидеров промышленной автоматизации и активно занимается своим продвижением  не только в России, но и за рубежом и обладает партнерскими связями с ведущими компаниями мирового рынка промышленной автоматизации.

 

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь