СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ ЦАРЕУБИЙЦЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Ну что, читатель? Продолжим разбираться с обстоятельствами истории, в которой много «белых пятен» и несостыковок. Так бывает с семейными хрониками. Хроники семьи Юровских — не  исключение. География странствий Якова Юровского с женой Марией, дочерью Риммой и сыном Александром изобилует названиями городов, губерний, и не только сибирских. Кочевой образ жизни семейства изменился в 1905 году, когда будущий цареубийца вновь оказался в Томске.

На фото: Яков Юровский

В период первой русской революции 27-летний часовых дел мастер вступит в ряды Российской социал-демократической рабочей партии и будет числится в составе томской боевой дружины. По воспоминаниям очевидцев, во время черносотенного погрома в Томске Юровский находился в здании Управления Сибирской железной дороги и лишь чудом остался жив, спрятавшись в подвале. Этот факт приводили ветераны-большевики, когда инициировали предложение присвоить одной из городских улиц имя Юровского.

На фото: бывшее здание Управления Сибирской железной дороги, ныне главный корпус ТУСУРа.

На фото: мемориальная доска в память о событиях 1905 года в Томске на здании главного корпуса ТУСУРа

Сам Яков Юровский в своей автобиографии о томском периоде революционной борьбы с царизмом писал скупо: «Выполнял технические работы. Хранил нелегальную литературу. Изготавливал паспорта и печати для них. Приискивал квартиры. Имел явочную квартиру. Вел пропагандистскую работу среди ремесленников-рабочих».

При этом Яков Юровский был удачливым коммерсантом. Не будем забывать, что к 1910 году он владеет магазинами, мастерскими, фотоателье. Происхождение капитала неизвестно, а любые предположения без документального подтверждения так и останутся домыслами. А что же его семья и ближайшие родственники? В браке Яков Юровский вполне счастлив. Старшая дочь Римма посещает Томскую женскую начальную гимназию. Средний сын Александр еще слишком мал, и его воспитанием занимается жена Мария. В 1909 году на свет появится еще один сын – Евгений.

У отца и матери Юровского, его многочисленных братьев и сестер дела идут не столь успешно. Документы из фондов Государственного архива Томской области дают лишь частичное представление о роде их занятий. Один из братьев Якова – Борох (Борух) – жил на улице Никитинской ( современная улица Никитина) в доме Бейкова. В конце 1903 года пытался получить отсрочку от воинской повинности. Однако, получив отказ, служил в армии. В русско-японской войне Борох не участвовал. А вот во время Первой мировой оказался в германском плену.

На фото: документ из фондов ГАТО

Иначе сложилась судьба брата Пейсаха, который в качестве запасного нижнего чина служил на Дальнем Востоке во время русско-японской войны. Благополучно вернулся в Томск. Стал дамским портным. Владел пошивочной мастерской. Летом 1913 года выехал за границу и эмигрировал в США на постоянное место жительства.

Много раньше за пределы России уехал старший брат Мейер, который еще в начале XX века осел в Харбине, где основал свое дело по продаже полудрагоценных камней.

Лейба Юровский был ювелирных дел мастером и жил с женой и ребенком по адресу ул. Кондратьевская, 46 (Лермонтова).

На фото: документ из фондов ГАТО

На фото: улица Лермонтова, бывшая ул. Кондратьевская

Еще один из Юровских – Илья, родившийся в 1882 году, – работал в часовой мастерской господина Хайдука по Магистратской , 11 и жил в доме по улице Иркутской, 11 (Пушкина) в однокомнатной квартире с кухней и верандой. Этот район соседствует с Воскресенской церковью.

На фото: улица Пушкина, бывшая Иркутская.

Однако пришло время вернуться к Якову Юровскому. Коммерсант-революционер долгое время был вне подозрений охранного отделения. Видимо, хорошо освоил правила конспирации. Существует предположение, что в период с 1905 по 1912 год Яков свел знакомства с видными большевиками: С.М. Кировым, Я.М. Свердловым, В.В. Куйбышевым, но я, разбираясь в этой истории, прямых фактов не нашел. Лучше иметь дело с архивными документами, их можно прочесть.

В апреле 1912 года в доме по Татарской, 6 в квартире Юровского произведен обыск и арест неких Соколова и Анны Линкевич. Жандармов впервые заинтересовали личности задержанных, особенно учитывая характер изъятых у них вещей.

На фото: документ из фондов ГАТО

В квартире Юровского были найдены оружие, фальшивые документы, различная переписка. Теперь можно вспомнить о той технической работе, что выполнял Яков Михайлович, будучи членом РСДРП. Маховик следствия быстро раскручивался. Выяснилось, что мещанин Юровский уже укрывал на своей квартире беглых ссыльных из Нарымского края и оказывал им материальную помощь. Подельники Юровского весьма колоритны. Крестьянин Александр Соколов в действительности – Михаил Сорокин. По убеждениям – социал-демократ. Перешел на нелегальное положение из-за боязни преследования за участие в вооруженном восстании в 1906 году в Камышине.

На фото: документ из фондов ГАТО

Его сожительница и по совместительству «дочь семипалатинского купца» Анна Линкевич была на самом деле Нахамой Сориной, не имеющей права проживать в Томске.
Мужчин содержат под стражей в Первом Томском арестантском отделении, женщину – в губернской тюрьме. Что их ждет? Тюрьма, каторга? Через месяц Яков Юровский, получив предписание, запрещавшее поселение в 64-х административных центрах европейской части России, Сибири и Северного Кавказа, был выслан в Екатеринбург.

Фото из фондов ГАТО: Томская губернская тюрьма.

На фото: здание бывшей Томской губернской тюрьмы, ныне учебный корпус ТПУ на улице Аркадия Иванова.

Оказавшись на Урале, Юровский начнет писать прошения о возвращении в Томск. Зачем? Ведь с ним семья в полном составе. Главе семейства, как человеку совершившему «противогосударственное — преступное деяние»?, запрещено заниматься коммерцией. Зато не возбранялось супруге. Мария Юровская открыла портретное фотоателье под вывеской «М.Я. Юровская». Ссылкой в Екатеринбург заканчивается томский период жизни Якова. Ему больше никогда не доведется побывать в Томске. Хотя в губернской столице он продолжал числиться как налоговый должник. Недоимку с Юровского так и не взыщут...

На фото: документ из фондов ГАТО

Что было дальше? В 1915, в разгар Первой Мировой войны, Якова Юровского призовут в армию. Правда из-за слабого здоровья службу он несет  в тыловом ополчении. В  Екатеринбурге Яков закончит фельдшерскую школу. После февральской революции политическая карьера пойдет в рост. В марте 1917 года, он – депутат Екатеринбургского Совета рабочих и солдат. В октябре назначен председателем Следственного комитета Уральского революционного трибунала, вошел в состав Чрезвычайной комиссии. В июле 1918 года Юровский стал комендантом Дома особого назначения, в котором и содержалась царская семья.

В Ипатьевском доме, Яков расстреляет семью последнего российского императора Николая II. С этим и войдет в историю.

Колчаковские следователи примут меры к задержанию цареубийцы. Следы Якова будут искать в Томске, где остались близкие ему люди.

На фото: документ из фондов ГАТО

Сыщики проведут допросы братьев Юровского – Ильи и Лейбы, но те покажут, «что связь с Яковом давно утратили». Не верить показаниям оснований не было. Лейба только что вернулся домой из германского плена. А Илья никогда не покидал Томска. Интересно, что участь этих родственников, как и судьбы родителей Хаима и Эстер Юровских неизвестны. Что с ними стало? Вопрос остался без ответа...

На фото: Яков Юровский

После Гражданской войны Яков Юровский не достигнет высоких чинов. Работал в Гохране, руководил заводом, был директором Государственного политехнического музея в Москве. Умер в 1938 году. Советская власть, рядовым солдатом которой называл себя Юровский, своеобразно отнеслась к его потомкам. Дочь Римма, крупный комсомольский деятель, вскоре после смерти отца была арестована как «враг народа». Восемь лет, до 1946 года провела в страшном Карагандинском лагере. Умерла в 80-м.

На фото: Римма Яковлевна Юровская

Сын Александр станет морским инженером–артиллеристом. В 1944-м ему присвоят звание контр-адмирала флота. Александр Юровский был награжден многими боевыми орденами, именным оружием. Репрессирован в 1952 году. Несколько месяцев провел в Бутырской тюрьме. От лагерей спасла смерть Сталина в марте 1953. Ушел из жизни в 86-м.

На фото: документ из фондов ГАТО

В 1967 году потомки получат известие, что в Томске собираются присвоить одной из городских улиц имя Якова  Михайловича Юровского. Местные ветераны партии обращались с такой инициативой в ЦК КПСС. Не случилось. И на этом в семейной хронике цареубийцы мы поставим точку.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?