Секс-бомба

По данным общественного фонда «Сибирь-спид-помощь» каждый второй мужчина когда-либо пользовался услугами проституток. Причем каждый десятый делает это постоянно. Такой спрос на услуги сексуального характера и отсутствие законодательной базы позволили проституции превратиться в серьезную бизнес-структуру. Она находится вне закона. И у нее свои правила, капитал, аппарат контроля и подавления. По разным подсчетам в городе Томске коммерческий секс практикуют от двух, до пяти тысяч женщин. Схема проституции следующая: элитная проституция. За ней следует проституция клубная. Ниже - один из самых распространенных видов – «секс–агентства». В конце этой цепочки уличные проститутки. Элитная проституция отличается скрытостью. Из-за малого спроса, и высокой цены на услуги, таких «контор» очень мало.
Мамочка: «Есть пара фирм обслуживающих высшие эшелоны власти. Они работают только на них. Они хорошо получают, они хорошо упакованы. Они работают без крыши, потому что крыша у них совсем другая».
Клубная проституция – девушки, работающие при ночных клубах, ресторанах, занимающиеся консумацией и оказывающие интим-услуги. Как правило, эти девушки работают сами на себя. Владельцы заведений закрывают на них глаза. По большому счету им это выгодно.
Секс-агентства - их можно разделить на два вида. Первый - «девушки по вызову». Сутенер арендует квартиру, в которой одновременно проживает пять–десять девушек. Мамочка занимается не только продажей живого товара, но и его рекламой - это объявления в газетах и распространение визиток. Эти девушки по требованию клиента выезжают на дом, в офисы, гостиницы, в сауну… Таких агентств по разным подсчетам три - четыре десятка.
Для второй подгруппы реклама не нужна. Это, по всей видимости, самый распространенный вид проституции в Томске. Легковые автомобили и небольшие фургончики стоят в местах обычного обитания проституток, где клиент постоянный и не очень может выбрать понравившуюся девочку. Здесь крутятся самые большие деньги и именно этому виду секс-бизнеса, криминал уделяет огромное внимание. Примерная структура следующая. Крыша - как правило это и есть хозяева бизнеса. Мамочка находится у них в подчинении. Это, условно говоря, менеджер среднего звена. На самом дне работницы. Тут царит дикий капитализм. Мамочки и крыша нещадно эксплуатируют девушек, а после того как товар теряет вид, выбрасывают его.
Мамочка: «В основном в эти конторы по вызову затягивают молодых девчонок. Им ни как не угрожают. Просто возят с заказа на заказ. Денег она с этого не видит».
Из заработанного девочке в карман идет не более двадцати пяти–тридцати процентов. Все остальное забирает мамочка и крыша. «Деньги получают девушки либо утром, либо в конце недели. Смотря какой договор + штрафные санкции на девочек. Поэтому получается, что работают почти задаром». Штраф может быть назначен за что угодно: клиент остался недоволен, выпила на работе, опоздание на работу, неопрятный вид. Или потеря спроса и просто плохое настроение сутенера может стать причиной штрафных санкций. Уволиться же с такой работы при желании проститутка не может. «Просто так уйти из этого бизнеса тяжело. Тем более если девочка прибыльная ее терять не выгодно. Ей назначается другая штрафная санкция…..Ей остается только одно - работать». Штраф может быть не только денежный. Особая форма ответственности девушек и просто эпизодическая обязанность обслуживание крыши на так называемых субботниках. «Просто девочки бесплатно их обслуживают. Это может и один человек, а может и десять и пятнадцать и двадцать».
Обратиться же за помощью в милицию девушка не может по целому ряду причин, но самая главная – страх! «Страх, что узнают ее близкие, родные, чем она занимается. Вообще весь бизнес построен на страхе. На страхе именно девочек». Между тем долгое время на такой работе женщина оставаться не может. Век «девочки по вызову» весьма не долог. «Ходовая она обычно год-полтора, когда она еще свеженькая, не замученная бессонными ночами. Потом спрос на неё спадает и получается, что еще года три. А потом ее просто-напросто отправляют из этого бизнеса в свободное плаванье». В основном такие девочки спускаются на самую низшую ступень в социальной иерархии секс-бизнеса. Это одиночки, или как их еще называют, бордюрщицы. Представители этого вида даже в своей среде считаются маргиналами. «В основном, одиночки, которые стоят, тратят деньги на наркотики. И вот они стоят и им без разницы, за какую цену поехать, лишь бы на дозу заработать». Такая девушка рискует очень сильно. Именно представительницам этой касты чаще всех приходится сталкиваться с насилием. Мамочка: «Ну, что-то ему не понравилось, может и по голове настучать, может и выбросить где-нибудь за городом. Вот я, например, ни один ни два раза, много раз на ходу из машины выпрыгивала».
Если у проститутки с конторы есть хозяева, которые хоть как-то следят за безопасностью своего товара, то бордюрщица предоставлена сама себе. Символическая плата крыше - сто рублей в день – это большее похоже на комиссионные за место на трассе.
Крышу условно можно разделить на бандитскую и милицейскую. Как правило, бандитская – хозяева бизнеса. Милицейская или как ее еще называют красная крыша, выполняет лишь функции защиты, за что получает деньги. «Конечно лучше милицейская крыша». По расхожему мнению проституток крышуют целые милицейские структуры. Однако это не так. Занимаются этим, как правило, нечистые на руку сотрудники. Для УВД поймать такого оборотня - удача. Статья, по которой возбуждают уголовное дело – вымогательство. Но для этого необходимо, чтобы проститутка или сутенер написала заявление в милицию, чего они, как правило, не делают. Деньги же здесь вертятся большие. Одна проститутка ежедневно приносит от 500 до 3 тысяч рублей. По самым скромным подсчетам годовой валовой оборот проституции в Томске – более тридцати пяти миллионов долларов.
Контролировать эти финансовые потоки государство не может – нет законодательной базы. Кроме того проститутки – группа риска. Они являются распространителями СПИДа и других заболеваний. По статистическому опросу, проведенному Центральным НИИ Минздрава, лишь в семи из десяти случаев проститутки используют презерватив. Четверть не делала это, подозревая наличие заболевания у партнера. Более половины не использовали презерватив, когда были инфицированы сами.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?