"Русский мэр" Риги Нил Ушаков. Эксклюзивное интервью

На днях в Латвии будут отмечать 25-ю годовщину восстановления независимости. 4 мая 1990 года Верховный Совет ЛССР большинством голосов принял Декларацию о восстановлении Латвийской республики. А в августе 1991 года, после провала путча, президент России Борис Ельцин подписал указ о признании независимости Прибалтийских республик. Так началась постсоветская  история Латвии. Накануне памятной даты Юлия Мучник побеседовала (по скайпу) с первым «русским мэром» Риги  и лидером партии «Согласие» Нилом Ушаковым.

Ю.М. Мы разговариваем с Вами накануне  праздника  независимости  Латвии.  А насколько едина сейчас Латвия в восприятии тех событий начала 90-х гг? Все-таки, 30 процентов населения страны -  русскоязычные. И есть такое представления, что многие русские в бывших советских республиках чувствуют себя преданными, мечтают о возвращении СССР... Насколько распространены такие настроения среди русскоязычных в Латвии, и для многих ли русскоязычных 4-ое мая это праздник?

Н.У. Знаете, все люди разные. И у всех разное отношение и к настоящему, и к прошлому, и к будущему. И это нормально. Мы же не в инкубаторе все находимся. Люди имеют обыкновение отличаться своими взглядами. Но если говорить о русскоязычных жителях Латвии, даже не привязываясь к праздничным датам, да есть определенные у людей проблемы: экономические, социальные, с языком, с гражданством, какие угодно.... Но при этом, поверьте,  абсолютнейшее большинство  русских и русскоязычных считает своей Родиной Латвию. И видят ее именно, как независимое государство. Что не мешает им хорошо относиться к России, и переживать за какие-то проблемы России, если в России что-то не складывается. Но хорошее отношение к России вполне совместимо с патриотизмом по отношению к независимой Латвии..

 

Ю.М. В 2009  Вы впервые  становитесь  мэром Риги , в которой 60 процентов населения этнические русские — и Вас начинают сразу же называть «русским мэром».  Вы сейчас, спустя 6 лет, чувствуете себя, все-таки, в большей степени именно русским мэром?

Н.У. Нет, ну я остаюсь русским человеком,  независимо от того, какую я должность занимаю. Я гражданин Латвии - это был мой осознанный выбор (я прошел процедуру получения гражданства). И я патриот Латвии. При этом, в основе моего воспитания лежит русская литература. А жена у меня латышка. С ребенком мы говорим на двух языках. И это такая  распространенная ситуация для Латвии в целом. Меня ведь на эту должность выбирали избиратели - и латыши, и не латыши. В 2013 году среди проголосовавших за нашу партию -  65 процентов избирателей русскоязычных, а 35 процентов латышей. И у нас в  рижской думе  главный принцип: мы не межнациональные вопросы должны решать, а хозяйственные, экономические, социальные, которые одинаково важны и для латышей,  и для русскоязычных.  Единственный национальный вопро, который в нашей компетенции - обеспечение рижанам бесплатных курсов латышского языка. И  все.

Ю.М. А латыши, которые за Вас голосуют... Вы можете описать среднестатистический портрет латыша, голосующего за партию «Согласие», которую возглавляет «русский мэр»?

Н.У. Мы являемся единственная левой социал-демократической партией в Латвии. И наш подход к взаимоотношениям с правительством отличается от других партий. Правительство у нас все  последние годы всегда правое. То есть,  Латвия  - единственная страна, в которой правительство все годы с 1991 года только правое. И  подходы правительства и наши подходы к социально-экономической, например,  политике сильно отличаются. Особенно остро это чувствовалось  на фоне экономического кризиса 2009-2010гг . В программе партии «Согласие»  во главу угла всегда ставится социальная поддержка тех, кто в этой поддержке нуждается: многодетных семей, пенсионеров, малоимущих. У правительство — другой к этому подход .  Для наше партии в приоритете — всяческие социальные и коммунальные  проекты: ремонты школ, детсадов, дорог. И  у нас в партии легко уживаются и вместе работают латыши  и не латыши. В рижской думе за одном столом сидят  - латыши и не латыши. Причем, с  очень разным политическим  багажом - от социалистов до бывших членов либеральных и национальных партий работают в одной команде. Вот за такие подходы к политической деятельности голосуют и те избиратели, у кого родной язык латышский и  те , у кого родной язык — русский....

Ю.М. Вы рисуете такую идеальную картину взаимоотношений: и 4 мая для всех праздник, и латыши с радостью голосуют за «русского мэра», и все политики легко забыли о межнациональных  разногласиях ради ремонта школ и дорог...

Н.У. Это,  в такой степени, все-таки, пока на отдельно взятом участке, в основном. В Риге. И, думаю, в этом есть заслуга нашей команды. Мы в 2009 году, выиграв выборы, и придя в Думу, сказали - у нас национальных вопросов нет и точка.  От нас отвяжитесь. Мы будем решать хозяйственные,  социальные, коммунальные вопросы. Ремонтировать школы надо и латышские и русские, дворы разбиты и у латышей, и у не латышей. И вот этим мы будем в Риге заниматься.

Ю.М. Но такими призывами, все-таки, межнациональные противоречия не снимешь, не отменишь...

Н.У. Ну да, есть политики,  для которых национальная, историческая проблематика важнее. А  есть такие, которые считают, что это не настолько горячие темы. Вот мы в Риге с большинством избирателей договорились, что есть социальные, коммунальные проблемы, в  решении которых мы в городской Думе, и, вообще, в  городе  можем находить общий язык и решать их сообща. Вот  этими  проблемами и займемся,  их и  будем решать все вместе. А есть проблемы,  в решении которых мы общий язык найти не можем, и споры о которых приводят только к раздраю. Ну, так не будем на них, пока во всяком случае, тратить время. Мы решаем пока те проблемы,  по которым мы все вместе можем договориться.

Ю.М. Сейчас Вы  говорите,  как такой   социальный мэр Риги. Но Вы же политик национального масштаба. Ваша партия  выиграла последние парламентские выборы,  а правительство в ноябре 2014 года, как, кстати, и три года назад сформировала коалиция  трех проигравших «Согласию» партий, за которые голосуют только латыши.  Не обидно ли Вам, что так получилось?

Н.У.  Мы выигрывали выборы,  но не получали абсолютного большинства. Такое бывает на выборах. И бывает на выборах, когда правые партии формируют правительство, бывает когда левые. В  соседней Швеции долгое время у власти были правые. Сейчас, после очередного цикла, пришли социал-демократы. Это политика. Если большинство избирателей проголосовало за те три партии, которые смогли сформировать коалицию - это выбор. И он мне может не нравится. Но я этот выбор уважаю и принимаю. Значит нам нужно работать над тем, чтобы или получить абсолютное  большинство голосов, или найти те партии, которые  будут  готовы сформировать социал-демократическое правительство и будут придерживаться  наших взглядов на национальную проблематику.

Ю.М. После событий на Украине Вы чувствуете ,что отношение латышей к русским как-то принципиально изменилось? Вас,  спрошу грубо, не воспринимают сейчас в Латвии, как «пятую колонну», которая только и ждет прихода «русского мира»?

Н.У. Нас, нашу партию,  на выборах в прошлом году очень резко критиковали с двух стороны - и крайние националисты - латыши, и крайние националисты - русские. И это такая традиционная ситуация. В сложные моменты, а геополитическая ситуация сейчас непростая,  мы обычно оказываемся между двух огней. Но мы к этому привыкли,  и всегда знаем на что идем. В целом же, на фоне событий  в Украине, конечно, все сложнее стало в Латвии. Эти события по рациональным или иррациональным причинам заставили волноваться латышей. И это понятно. Странно было бы им не волноваться. С другой стороны, сожженный Дом Профсоюзов в Одессе заставил  волноваться русскоязычных. И в этой ситуации, конечно, в чем-то взаимоотношения между людьми обострились, люди стали дерганными - такое вот выражение не литературное использую. Но при этом, глядя на происходящее в Украине, люди тут хорошо понимают, что у нас дома надо сделать все, чтобы даже близко ничего похожего у нас не произошло

Ю.М. Вы сказали, что вашу партию на всех выборах критикую националисты с обеих сторон. Насколько серьезны эти националистические настроения. Как я знаю, совсем недавно в пограничной с Россией  Латгалии  появились какие-то агитаторы  за присоединение к России. Насколько это серьезная история?

Н.У. Что касается крайнего национализма. На последних парламентских выборах латышские националисты получили около 15 процентов. Это, Вы знаете, такой общеевропейский тренд. За русскоязычных крайних националистов голосовал процент с копейками. Для меня, как для русского и русскоязычного человека,  это важно. Это, я считаю, ключевой фактор для стабильности в Латвии. Причем, выборы в парламент происходили в 2014 году,  в самый разгар событий в Украине. Летом там военные действия,  был сбит боинг, введены санкции против России, а осенью у нас - выборы. И никакого всплеска русского национализма в Латвии, судя по итогам этих выборов, не произошло.  У русскоязычных в Латвии есть, конечно же, всяческие проблемы — с языком,  с получением гражданства ( я, повторюсь, сам в свое время прошел всю эту процедуру). Но мы все эти проблемы решим сами. И даже в русскоязычной в основном  Латгалии , которую Вы упомянули,  и в которой очень хорошо относятся к России -  все равно абсолютное большинство людей там видят себя частью независимой Латвии. Серьезных сколько-нибудь настроений за присоединение Латвии к России в Латгалии, и, вообще, в Латвии, уверяю Вас, нет. Наша страна - член Европейского Союза, и мы ценим это.

Ю.М.  А присоединение Крыма к России  русскоязычные здесь как восприняли?

Н.У. Мы проводим свои  социологические опросы. Может быть, они не совсем точные, конечно. Ну , и я  могу также ориентироваться на свое личное общение с самыми разными людьми. Вообще, русскоязычные в Латвии это ведь не только русские, это  представители  и украинской, и белорусской общин. Так вот, я думаю, что  15-25 процентов  русскоязычных в Латвии  - поддерживают   нынешние украинские власти, 30-35 -  повстанцев, сепаратистов (сами разбирайтесь, как правильно их называть). И плюс-минус половина - нейтральна.

Ю.М. А Вы  лично поддерживаете присоединение Крыма к России? На Ваш взгляд это было присоединение, воссоединение (как говорят в России), аннексия (как говорят в Европе)?

Н.У. Позицию нашей партии «Согласие» мы сформулировали сразу же, весной  прошлого года. Мы за территориальную неприкосновенность Украины в целом. Хотя, по факту уже ясно, что Крым сейчас это российская территория. С реальностью трудно спорить. И при этом мы против  санкций. Считаем, что в этом смысле Европейский союз выбрал  неправильный путь.

Ю.М. Вы против санкций по экономическим причинам? Потому что они наносят экономический ущерб Латвии? Или?

Н.У. Да я просто уверен, что это,  вообще не тот инструмент, которым которым можно от России чего-то добиться.  Что мы и видим сегодня. Санкциями  можно навредить российской экономике, сделать сложнее жизнь людей. Но это никогда не было целью Европейского Союза — осложнить жизнь обычным людям в России. А от российских властей санкциями ничего не добиться, это уже совершенно очевидно, по-моему. То есть, политика санкций, бессмысленна.  А мы в Латвии  за эту политику платим больше других. С чего тогда нам эти санкции поддерживать?

Ю.М. А как в цифрах выглядят экономически убытки Латвии от санкций?

Н.У. Ну, каких-то точных цифр у меня нет. Министерство земледелие до сих пор подсчитывает убытки. Понятно, что вся эта история ударила по туризму. Тут главным стал — обвал рубля, что тоже хотя бы отчасти связано, как я понимаю, с санкциями.  В 2013 году  - каждый третий турист в Латвии был из России. А сейчас в два раза меньше. Невесело все это,  и хотелось бы чтобы побыстрее закончилось

Ю.М. А как Вы  вообще относитесь к Путину?

Н.У. Ой, каждый раз когда меня российские журналисты об этом спрашивают, все заканчивается какой-то бедой...Долго и упорно потом все мои ответы обсуждаются...В общем, не моя компетенция оценивать Вашего президента. Я всего лишь рижский мэр..

Ю.М. Ну, Вы не просто рижский мэр, Вы глава крупнейшей  в Латвии партии, успешно участвуете в парламентских выборах, Ваша партия выдвигала Вас на пост премьер-министра, и  теоретически Вы можете премьер — министром стать ...

Н.У. Я предполагаю им стать в какой-то момент не теоретически, а  практически...

Ю.М. В Латвии, Вы полагаете, в обозримом будущем премьер-министром вполне может стать русский?

Н.У. Посмотрим. Следующие парламентские выборы в Латвии уже  через три года....

Ю.М. Ну, тем более... Вот станете Вы через три года премьер-министром страны и придется Вам более определенные политические высказывания делать...

Н.У. Нет давайте, все-таки, Вашего президента будут оценивать граждане Российской Федерации. Я если отвечаю на этот вопрос, то ответ потом все цитируют, непонятно где при этом ставят запятые. Так что, бывает, и смысл ответа меняется. Я даже скрывать сейчас не буду, что хочу уйти от этого вопроса

Ю.М. Ваше право, безусловно.... И, все-таки, возвращаясь  к общей политической ситуации на постсоветском пространстве.  Присоединение Крыма,  войну на юго-востоке  Украины в российских СМИ и в официальных заявлениях наших лидеров оправдывают и объясняют  дискриминацией русскоязычных на Украине. Была ли какая-то принципиальная разница в положении русскоязычных на Украине и в Латвии, на Ваш взгляд?

Н.У. Не потому ,что я  опять хочу уйти  от ответа. Честно,  я не очень хорошо знаком с тем, как решались проблемы русскоязычных в Украине. Как там было все с языком, с гражданством. Я прекрасно знаю ситуацию в этом смысле в Литве, в Эстонии. Про Украину знаю мало. Но какие-то  параллели тут проводить, на мой взгляд, неправильно по другим причинам. На момент начала военного конфликта разница между Латвией и Украиной  по уровню ВВП на душу населения была в 4 раза. То есть у Украины -  и это ключевая причина Майдана, на мой взгляд  - была просто катастрофическая  ситуация в экономике. Украина с   1991 года не смогла показать таких результатов, которые показали многие соседи - Балтия, Белоруссия, Польша. Все ушли вперед. А в Украине огромные экономические, прежде всего,   проблемы и привели к Майдану. И Латвия - мягко говоря, не самая богатая страна ЕС, но ВВП на душу населения это, все-таки, серьезный показатель, по которому между Украиной и нашей страной — огромная разница. И Латвия  - член ЕС,  член НАТО. Это совсем другая история.

Ю.М. Вы говорите, что  людей на Майдан вывели прежде всего экономические проблемы. А в России распространены конспирологические версии.  Есть, мол, общий  заговор «западного  мира « против России, и это некие западные эмиссары устраивали Майдан на Украине, и Россия , вообще, в «кольце врагов» и страны Балтии настроены враждебно по отношению к России...

Н.У. Это условное какое-то понятие - «западный мир»... Ну, предположим, что западный мир — это ЕС и Америка. Так вот, мое личное мнение: в будущем Россия, ЕС и Америка должны быть вместе,  мы никак не можем быть врагами друг другу. По сути  у нас одни ценности. Россия — это тоже европейская цивилизация. У нас одни ценности, множество культурных и исторических пересечений. Я гражданин страны, которая является членом ЕС и НАТО. И я рад, что Латвия входит в эти альянсы. И мне больно оттого, что в России это воспринимается, как что-то нехорошее, враждебное. Я верю, что рано или поздно все эти разногласия между условно «западным миром» и Россией останутся в прошлом

Ю.М. Сейчас кажется,  что не при нашей жизни....

Н.У. Ну что Вы, я прекрасно  помню,  как был пионером....  И как все потом быстро в мире поменялось... В истории все очень быстро меняется иной раз.

Ю.М. Одна из болезненных тем для русскоязычных на Украине — статус русского языка.   Вы вроде бы выступали против придания русскому языку статуса государственного в Латвии. Почему?

Н.У. Моя позиция в том,  что  объективно при нынешней конкуренции глобальных языков,  латышскому языку нужна поддержка. В Латвии -  2 млн человек. 30-35 процентов из них — русскоязычные.  Посчитайте  сколько человек говорит на латышском, как мало в мире его носителей.   Это реально малый язык, который нуждается в государственной поддержке.  Есть вопросы с расширением возможностей использовать русский язык в Латвии. И мы эти вопросы решим. Но единственным государственным языком в стране должен быть латышский. Это моя позиция.

Ю.М. Оправдывая политику России на Украине наши СМИ и наши политические деятели говорят о том, что мы спасаем русскоязычных там от фашизма. «Правый сектор» и вот это вот все... В Латвии каждый год маршируют ветераны Латвийского добровольческого легиона СС. В российских СМИ это также  подается как  «возрождение фашизма». Почему Вы, как мэр Риги,  не запретите эти марши?

фото:ridus.ru

Н.У. Во-первых, у нас законодательство не дает такой возможности — взять и запретить... Во-вторых, на самом деле, эти марши никогда не проводились с нацистскими лозунгами или  с нацистской символикой...  В Латвии в две дивизии Ваффен СС  во время войны было призвано порядка 150 тысяч человек. Причем,  только процентов десять, служивших в них , были добровольцами. Остальные попали по  призыву.  Возможности отказаться от призыва в условиях войны не было. Или в армию, или в концлагерь. То есть, примерно 150 тысяч латышей  служили в двух немецких дивизиях, но примерно столько же латышей служили в советской армии.  И у нас в Курляндском котле - и это не литературное  преувеличение, а реальность  - двоюродные братья воевали друг против друга. Друг против друга стояли латышские стрелки и латышская дивизия Ваффен СС. И те, кто прошли через  все это, и выходят на марш,  они не прославляют идеологию Германии тех времен. Что скрывать, некоторые из них, в силу разных  известных причин, не очень хорошо относятся к России. Как есть, так есть. Но это их право. У людей есть право любить Россию, и есть право не любить Россию. Это - их право. Поймите правильно, я не оправдываю эти марши 16 марта, считаю ошибкой такие марши в центре города. Но я по закону не могу их запретить. И участвует в  них тысяча человек. Пара десятков стариков, когда- то призванных в немецкую армию, и несколько сот политиков, и их сторонников. Тысяча человек - это маленькое мероприятие, к которому привлекается огромное внимание российских СМИ.... А вот в мероприятиях  9-го  мая у нас участвуют до 200 -х  тысяч человек. Понимаете разницу?

Ю.М. В этом году, кстати, как будет отмечаться в Латвии 70-ая годовщина Победы?

Н.У. Будет праздничный концерт. Выступит сербский исполнитель Эмир Кустурица со своим оркестром со специальной для рижан программой в честь праздника. И также у нас будет выступать перед праздничным салютом группа ДДТ и Юрий Шевчук. Специально для концерта именно в Риге у памятника Освободителям ДДТ готовит отдельную программу. Будут песни военных лет, и, естественно, собственные песни. Наверное, в этом году как-то по-особому будет звучать песня "Не стреляй". В прошлом году у нас пел Лев Лещенко.  Рига — это город, в котором проживает 700 тыс человек. К памятнику освободителей приходит 200 тысяч. В процентном отношении - больше чем в Москве. Но об этом никто не говорит. А тысяча легионеров -  на всех российских телеканалах..

Ю.М. Но, все-таки, в этом году «Русский марш» в Риге не разрешили, а «Марш легионеров» провести дали. Почему?

фото:baltijalv.lv

Н.У. У нас все эти вопросы решает полиция безопасности. Она либо  согласовывает марш, либо нет. Дума, мэр в эти процессы не вмешиваются. Но я Вам, как русский человек скажу.  Так называемый «русский марш» - это очень специфическое мероприятие. Участвуют в нем человек 70.  Они называют себя казаками прибалтийского округа. Но у нас в Латвии никогда в жизни не было казаков. И никогда не было прибалтийского округа. Эти люди-реконструкторы придумали свой мир какой-то, с нуля его  нарисовали,  в «Играх престолов» подсмотрел,  нарисовали кресты,  ордена какие-то... Я вот  - русский, мой  родной язык — русский. Мне обидно и неприятно, что вот такое называют «русским маршем». Но это не аргумент, конечно, что мне этот марш не нравится. Это мое дело. Мало ли, что мне не нравится. Но еще раз - разрешать , не разрешать - решает только полиция безопасности.  Были годы, когда полиция безопасности  эти марши допускала. В этот раз, усмотрела в нем какую-то угрозу безопасности,  и запретила.

 

Ю.М. В парламенте Латвии сейчас рассматривается законопроект о прекращении выдачи россиянам ВНЖ в обмен на инвестиции. Какова, на ваш взгляд, вероятность того, что эта инициатива будет принята?

Н.У. Сейчас есть порог для получения ВНЖ - 250 тысяч евро. То есть, вы должны купить недвижимость минимально на эту сумму и получаете ВНЖ. При этом,  на прошлых парламентских выборах разные политические силы попытались разыграть эту карту и внесли в парламент разные поправки: прекратить давать ВНЖ в обмен на инвестиции, вообще; не давать ВНЖ россиянам; повысить  порог инвестиций; снизить порог инвестиций и т. д. Но все это на уровне обсуждений в парламенте. Реально в законе ничего не изменилось.  А для рынка все эти слухи, конечно, плохи. Вот ходят слухи, что в нулевом каком-нибудь чтении что-то изменилось. А кто будет, скажем, в Томске разбираться сколько там в Латвии чтений. На самом деле реально, ничего не изменилось.

Ю.М. Сколько на этом фоне человек из России в 2014 попросили  ВНЖ в Латвии?

Н.У. Ну вот, эти слухи и  дискуссии в парламенте отпугнули людей.  Всего, за прошлые годы, ВНЖ у нас получили около 10 тысяч россиян. А в этом году примерно человек по 10 в месяц обращались за ВНЖ. Это значительно меньше, чем раньше. Конкуренция то большая. Из России многие едут сейчас  в другие страны.... Но здесь в Латвии, тем не менее,  большая и дружная компания людей из России,  которые проводят у нас  определенное количество месяцев в году, и чувствуют себя прекрасно. Вот недавно состоялась премьера в Рижском Театре Русской Драмы с Геннадием Хазановым, ваши коллеги из «Медузы» здесь  рядом сидят, через несколько кварталов....

Ю.М. А какова судьба таких проектов как  «Юрмала»,  "Новая волна","Голосящий КиВиН" и "Камеди клаб". Говорили, что они уйдут из Латвии?

Н.У. А они все и ушли. Это было решение организаторов этих проектов. Латвия — часть ЕС.  И хотя в целом, наша страна  умеренную позиция занимает в этом украинском кризисе. Но были отдельные политики, которые позволяли себе самые резкие высказывания, и не всегда удачные. Ну, вот взяли и запретили зачем-то  въезд в Латвию Валерии и Газманову...

Ю.М. Вы были против?

Н.У. Конечно, против. А в чем тут логика? Это же смешно даже. Что Валерия нашей национальной безопасности что-ли угрожает?... А в результате  мы эти ключевые для туристического бизнеса конкурсы потеряли.  Мне  очень жаль, что все это происходит ...

Ю.М. Мы договорились с Вами об интервью через ФБ. И непривычно по нынешним временам  для российского журналиста, легко. Я написала Вам в «личку» , Вы ответили тут же. И на завтра уже мы  обговаривали с Вашим пресс-секретарем — день и время... Такая открытость политика — это Ваша личная черта, может,  из профессиональной солидарности (все-таки журналист в прошлом) — или это норма во взаимоотношениях со СМИ и для других латышских политиков?

Н.У. (смеется) Да, это, наверное, следствие нашей провинциальности рижской. Мы все  тут друг - друга знаем,  и у нас не принято иначе.

Ю.М. А правда в Вашей приемной мэра  живут два кота: Мурис  и Кузя?

Н.У. Да это два популярных в Риге персонажа. Так вот они и сейчас здесь.

Ю.М. А да, вижу в скайпе чей-то хвост промелькнул....

Н.У. Да, они тут все время гуляют между приемной и кабинетом.  У нас есть городской приют животных. И мы начали некоторое время назад  в городе  компанию: если хочешь завести кошку  или собаку, возьми ее лучше в приюте — совершенно бесплатно. Мы  печатаем в муниципальных  изданиях фотографии приютских животных. Призываем разбирать их. Они там умные, и хорошие. Я вот взял двух котов.   Они у нас тут в мэрии хорошо прижились. У нас в Риге , когда «ночь в музее» проходит,  мой кабинет  - третий по популярности объект.

фото:focus.lv

Ю.М. Вы по образованию — экономист, а по занятиям долгое время — мой коллега-журналист. И вот несколько лет назад Вы ушли в большую политику. За эти годы она-политика Вам не надоела? Что Вам нравится в этом занятии политикой?

Н.У. Знаете, мне в этой работе в самоуправлении нравится то, что можно в прямом смысле слова пощупать то, что ты сделал. Вот тут сразу видно, что ты сделал. И что не сделал, правда, тоже сразу видно. Вот мы приняли в декабре бюджет города, а в конце августа, в сентябре можно уже увидеть-пощупать,  что ты сделал за этот бюджет - какие школы,  садики отремонтировал, какие дворики привел в порядок. В этом, к счастью, очень мало политики. Ее, правда,  немало, конечно, в другом — и  в сейме, где мы сейчас в оппозиции,  и во время выборов. Ну, это часть моей работы. Сейчас, все-таки, основная моя нагрузка — муниципальная. И это очень интересная работа.

Ю.М. Но при этом, повторюсь,  Вы не исключаете, что «русский мэр» Нил Ушаков когда-нибудь станет премьер  - министром Латвии?

Н.У. Если так решат избиратели.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?