Репортаж из бывшей следственной тюрьмы НКВД

"Они тоже ковали победу" - так называется новая выставка, открытая накануне 9 мая. На первый взгляд, отношения к Великой войне она не имеет. Но экспозиция напоминает о вкладе сотен тысяч невинно осужденных людей в общее дело Великой Отечественной. Выставка посвящена заключенным томских трудовых лагерей, репрессированным в 30-е годы.

История государства - это не летопись побед, а судьбы конкретных людей. Так считают организаторы выставки. В пафосных поздравительных речах становится незаметным и теряется признание немаловажного факта. Огромная роль в подготовке победы принадлежит тем, чьи имена до сих пор стыдливо умалчиваются. Тем десяткам и сотням тысяч людей, которые в период сталинских репрессий оказались в лагерях. По мнению организаторов, эти уроки истории многими не усвоены до сих пор.
Борис Тренин: «Война опять остается важнейшим средством международных отношений. Принуждение остается средством! Вот мы, слышим опять сейчас, что нам нужна твердая рука, нам нужен порядок... Да, порядок нужен - все правильно. Но какими средствами?!».
Как достигался порядок в сталинские времена, известно. Быстрый рост промышленности и инфраструктуры обеспечивался благодаря рабскому труду сотен тысяч заключенных. Страшная паутина ГУЛАГа опутала всю страну. Только в Томской области 66 комендатур НКВД охватывали более 1000 поселков. "Томскасинлаг", открытый в 37 году, должен был поставлять советскому государству лес. В заключенных недостатка не было.
Человек, сидевший за этим столом, имел фактически абсолютную власть над арестантами. Из следственной тюрьмы НКВД было лишь два пути. Приговоренных к расстрелу отвозили на Каштачную гору. Тем, кому повезло больше, предстоял долгий путь в лагеря. Одним росчерком пера, человек мог окончательно решить судьбу заключенного».
Валентина Митина не дожила до юбилея победы совсем немного - ее похоронили месяц назад. В 37 ее арестовали прямо в университете - она училась на третьем курсе. О том, что арестованных членов ее семьи уже нет в живых, Валя не знала. Все просила конвоиров разрешить ей сдать сессию. Говорила, что ждет ребенка. Уже в лагере у нее родился сын Георгий. Бескозырку с его именем Валя сделала сама. Это все, что осталось у нее, когда через два месяца ребенок умер. Жизнь в лагере бывшие заключенные вспоминают, как страшный сон.
Алексей Нестеренко, бывший заключенный следственной тюрьмы НКВД: «Если ты не согласен с чем-нибудь, тебя ведут в штрафную камеру, не дают прогулок, лишают этих даже 300 граммов баланды. В общем, обрабатывали так, что, хочешь - не хочешь, подпишешь то, что им нужно».
Жизнь родственников заключенных, оставшихся на воле, тоже нельзя назвать свободной. Вместе с Евгением Квятковским в заводском цеху работали почти два десятка сыновей и дочерей "врагов народа".
Евгений Квятковский сын "врага народа": «Если первые месяцы ребят из нашего цеха еще не брали, то под Сталинградом, когда прижали, ребята добровольцами пошли на фронт! Большинство были дети репрессированных! Из 17 человек осталось 3 человека! Вот так ковали победу!»
Евгений попал в плен, а значит, после войны, вместо наград, его, как и его отца, ждал трудовой лагерь. Всего же за время войны военный трибунал осудил 994 тысячи советских солдат и офицеров. 157 тысяч были приговорены к расстрелу.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?