Разговоры о халве

«Страна входит в критическое десятилетие», – считает зам. директора Института прикладной математики им. Келдыша РАН Георгий Малинецкий, занимающийся проблемами социального прогнозирования.

Альтернативой ускоренному инновационному развитию страны может быть только ее распад. Если мы не переломим нынешних тенденций, нас уже ничто не спасет. РФ не сможет быть даже сырьевым придатком развитого мира.  Таков смысл его доклада «Инновация – последняя надежда России»,  сделанного год назад. Доклад, подготовленный по заказу правительства, тогда произвел эффект разорвавшейся бомбы. 

Вся политика по созданию экономики знаний — бессмысленна

Однако, судя по всему, ощущения критичности у тех, кто принимает решения на федеральном уровне, нет. Всю политику, связанную с наукоемким бизнесом, президент ТУСУРа Анатолий Кобзев назвал бессмысленной. Об этом он заявил недавно на заседании Клуба политического действия «4 ноября». В работе клуба приняли участие депутаты ГосДумы РФ Владимир Плигин и Андрей Кокошин , а также редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев.  Анатолий Васильевич был конкретен, характеризуя федеральное законодательство, как непоследовательное. В качестве примера он привел ФЗ 217 и 94.

А.Кобзев напомнил, что  наша нормативная база даже в «бандитские» 90-е годы, была более лояльна к инновационному бизнесу, чем сейчас. Большинство ныне знаменитых томских предприятий вышло из ТУСУРа, который им в свое время оказал чисто родительскую поддержку. Ныне же эти отношения должны строиться на такой коммерческой основе, от которой пользы никому — ни университету, ни малым предприятиям, ни самому государству. «Ну, давайте же, хоть что-нибудь сделаем последовательно!» - закончил отчаянным восклицанием свое эмоциональное выступление А.Кобзев.

Теперь «кошмарят» университеты

Президента ТУСУРа поддержал ректор ТПУ Петр Чубик, который напомнил слова президента о необходимости прекратить «кошмарить» бизнес. Но теперь контролирующие органы, оказывается, «кошмарят» уже и университеты.   Проверки в ТПУ, по словам ректора, проходят каждую неделю. По неофициальным данным, которые привел В.Плигин, на всякого рода проверки в прошлом году было потрачено 142 млрд. руб., а на поддержку малого бизнеса — 30 миллиардов.

«Шизофренизация» руководства

Мировой опыт свидетельствует, что страна, вставшая на путь инновационного развития, создает для этого разного рода преференции. Создаются такие преференции и в России. Но — по-русски.  В.Фадеев  напомнил, что наш министр финансов Л.Кудрин как-то признался, говоря о льготах -  мы, мол, подумали, что это будет слишком жирная льгота, и потому выпустили такие инструкции, чтобы воспользоваться этой льготой было нельзя.

По мнению зам. губернатора Оксаны Козловской у нас в Томске создан кластер медицинского оборудования, но все это не востребовано. В качестве примера- иллюстрации противоречивости декларируемой политики и реальной практики   Козловская привела перинатальный центр, сплошь напичканный дорогостоящим импортным оборудованием. Вышеупомянутый  Г.Малинецкий в качестве одного из факторов, мешающих развитию России,  назвал «шизофренизацию» руководства - когда декларируется  одно, а делается прямо противоположное.

Народ не верит. Это системная проблема

В.Плигин в качестве проблем назвал две главных: скептическое отношение к инициативам, исходящим из федерального центра (как пример - «Сколково»), и краткосрочность самих планов федерального руководства. «Наша задача, - сказал депутат, — преодолеть скепсис и найти форму сотрудничества между властью и обществом». Директор  «Сибэлектромотора» Константин Нотман объяснил, почему в промышленность инвестиции не идут: «Люди не хотят вкладывать деньги, потому что не верят. Это системная проблема».

На пресс-конференции гости из Москвы высоко оценили увиденное в Томске. Они особо отметили вменяемость региональной власти. А замечания, высказанные в ходе заседания клуба, предложили оформить в виде законодательных поправок.

«Скажу еще об одном преимуществе вашей области, - задумчиво сказал В.Плигин. -  вы сохранили деятельность государственных институтов. Это важнейшее условие. Другим территориям РФ в этом смысле не очень повезло».

О свете в конце туннеля

После той критики, которая прозвучала  на заседании клуба, я спросил у московских гостей -  когда же мы увидим свет в конце туннеля.  Депутаты отвечали 10 минут, но ничего конкретного так и не сказали.     

«Вы что, - сказал не сведущему в высоких федеральных материях журналисту А.Кокошин, -  хотите получить результаты на следующий день? Реально, - просвещал он жителей сибирской глубинки, - за последние годы сделано очень много для развития нашей страны в направлении модернизации экономики. Создан целый ряд институтов развития.  Сюда пришли довольно большие государственные деньги. Созданы дополнительные условия для того, чтобы наукой занимались вузы. Создана такая категория, как национальные исследовательские университеты».

Вы бы сравнили еще Россию с оккупированной Японией

При этом депутат то ли сделал вид, что не слышал, что говорилось на заседании клуба, то ли просто это проигнорировал.Ректор ТПУ П.Чубик говорил о том, что денег университеты получили много, как никогда, на эти деньги было закуплено оборудование мирового уровня. Но вот такого же масштабного заказа на исследования со стороны государства не получили. (На Красноярском экономическом форуме прямо говорилось, что НИУ было запрещено использовать выделенные средства собственно на исследования-В.С.). И приходится выполнять «короткие» заказы.

Напоминание о том, что послевоенная Германия за сравнительно короткий срок совершила «экономическое чудо», побудило академика к очередному поучению. Германия, мол, была оккупирована, и реформы она производила при помощи колоссальных вливаний по «плану Маршалла». А вот про то, что реформы она делала последовательно и системно, про то, что там не было такой коррупции, как в России, академик умолчал, полагаясь, видимо, на неосведомленность жителей сибирской глубинки. 

«...Вы еще с Японией сравните, тоже с оккупированной державой.  Там тоже были колоссальные успехи, но по некоторым направлениям у Японии ничего нет и не будет. Мы-то хотим быть той державой, которая действительно обеспечивает свое развитие  по всем основным направлениям. Это крайне тяжелая задача, которая требует очень тонкого стратегического планирования».  Что ж, и сравним. И зададимся вопросом: почему мы, страна-победитель закупаем у стран проигравших войну современную технику, станки, автомобили, электронику,  а мы еще только «хотим обеспечивать свое развитие по всем основным направлениям»?

То, что хорошо для немца, для русского - смерть

Собственно, почему мы с таким трудом продвигаемся вперед, ответ дал сам академик: «Это крайне тяжелая задача». Перефразируя известное выражение можно сказать, что то, что хорошо для немца, для русского — смерть. А тяжелая задача в известном смысле хороша — ведь, если задача такая тяжелая, то и решать ее придется очень долго и, конечно же,  решать ее будут те люди — специалисты по «тонкому стратегическому планированию», которые решают ее и сегодня.

«Мы хотим, чтобы все происходило быстрее, - сказал В.Фадеев. - Но понятно, что быстрее происходить не может. Япония 15 лет пребывала в апатии. Но потом они стали потихоньку шевелиться... Сегодня зашел коротко разговор о ценностях. Ценности-то потеряны. А новые не приобретены. Но это очень сложный процесс. Он не зависит от власти. Он зависит от народа. Великий социолог Э.Дюркгейм сказал: общество важнее государства.  Это проблема общества, а не проблема государства».

Политики великие и политики «выдающиеся»

С Э.Дюркгеймом конечно же не поспоришь. В философском смысле он, конечно же,  прав абсолютно. Но не стоит снимать ответственность с власти. И многие великие понимали свою ответственность перед своим народом, перед историей. Можно вспомнить американского президента Ф.Д.Рузвельта, премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада, превратившего страну в одного из «азиатских тигров», Ли Куан-Ю, премьер-министра Сингапура, из «азиатской помойки» превратившего страну в страну «первого мира».   Уж они-то не отказывались от государственного планирования и целеполагания.

Вот московские гости единодушно отметили вменяемость местной власти. Да, может быть наши региональные лидеры и не являются такими «выдающимися», как лидеры федерального масштаба (например, В.Путина В.Фадеев дважды назвал «выдающимся»), но способность к стратегическому планированию они проявили — это факт.  По словам В.Фадеева, пять лет назад на федеральном уровне такого понятия, как наукоемкая экономика, еще не стояло в повестке дня. И это — несмотря на то, что кормчими были «выдающиеся руководители». А вот в Томской области еще в 2002-м году была  принята региональная инновационная стратегия (первая в России) со сроком действия до 2010 г. . А первая редакция областного закона об инновационной деятельности принята еще в 1998 г. 

Судя по по всему, у нас инновации понимаются как средство, как некий продукт, который прилично иметь стране, считающей себя развитой. А, между тем, люди, поварившиеся в рыночной среде, скажут, что инновации — это необходимое условие выживания любого субъекта рынка в конкурентной среде. В монополизированной среде места инновациям нет, а будет только их имитация и бесконечные разговоры о необходимости инновационного развития. Но сколько ни говори «халва», во рту слаще не будет.  

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?