ЛюБлю. Где Б ось симметрии

Литературный редактор журнала «Malina live» продолжает знакомить пользователей Агентства новостей ТВ2 со своей журнальной рубрикой "Разговоры" (живые истории живых людей).

ЭПИГРАФ

Имена, события, даты - все здесь подлинное. Выдумал я лишь те детали, которые несущественны. Поэтому всякое сходство между героями книги и живыми людьми является злонамеренным. А всякий художественный домысел - непредвиденным и случайным.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                            Сергей Довлатов

***

Папа у нее был очень красивый. С усами, бородой и теплыми ладошками. Пел «А теперь ты нежная и ласковая альпинистка моя скалолазка моя», ходил в горы и у него, конечно, был свитер как у Хеменгуэя. И мозг, как научная библиотека. Мама ее до сих пор хранит его письма из экспедиций с засохшими эдельвейсами между страниц и не всегда понятными словами (всегда понятными – только о любви).

Он любил рассказывать ей истории. Про нее. Про нее маленькую, про нее большую и даже про нее старенькую. Все о своем детстве, как в принципе и о жизни, она знает из рассказов папы. Иногда даже кажется, что все остальные истории про себя она выдумала. Как, например, про то, как у ее мамы начались схватки. Почему-то она была убеждена, что роддом находился в соседней деревне, и добраться до той деревни можно было, по ее представлениям, только на лошадях.

В общем, долгое время она рассказывала друзьям историю про то, как к роддому подъехала телега с сеном, в которой сидела ее беременная мама и пела: «Я ехала домой». Когда Валентина Ивановна случайно услышала эту историю, она очень смеялась.Ее папа, наверное, один из немногих мужчин, который хотел дочь, но почему-то ее мама смогла убедить его, что она сын и они всю беременность кликали ее Егором. Она отчаянно пиналась внутри живота, но они думали, что ей нравится это имя и продолжали. Когда она родилась, он шибко радовался.

 Фото: Ольга Назаркина

Придумал ей идиотское прозвище и никогда не называл по имени. Он с детства разглядел в ней какие-то только ему ведомые и видимые таланты, и с самого рождения начал ею гордиться, как говорит Валентина Ивановна, до усрачки. Хотя она была не очень-то умная. Лет до трех не говорила, до сих пор путает лево и право и не знает, сколько будет 9ю восемь. Одним словом, папа с самого детства убеждал ее в том, что она необыкновенная. Вся в отца. Его не стало в 2005. Он погиб в горах. Ее мама не успела сказать ему в последний раз, что очень его любила. Никто не успел. А она так и не научилась говорить, что он умер.

 

***

В общем, она в свое время, лет 15 назад сказала брату, что он приемный. И вообще еврей. Теперь это стало семейной шуткой, все смеются, ему одному не смешно. 20 лет назад, на месяц раньше положенного срока, ей родили брата. Всю беременность ее мама боялась, что что-то пойдет не так, поэтому часто лежала в больнице. Постоянно гладила свой растущий живот, заставляла их с папой с этим животом разговаривать, и зачем-то сказала ей, что у нее родится сестра. В связи с этим она впала в восьмимесячную депрессию, так как сестра никак не вписывалась в ее идеальную картину идеального мира. Как-то она даже сказала лучшему другу Антону, что ее мама просто толстая, а не беременная, и никаких новых родственников у нее не появится.

Родился он болезный. Если верить медицинской карточке, у него были красные глаза (от давления) и синее тело (от недостатка кислорода).  Таким она его, конечно уже, не помнит, сама была от горшка два вершка. Представляешь, даже не помнит, как он орал первый год своей жизни. Хотя орал он постоянно. Зато всегда говорит о том, что помнит то свое детское ощущение любви и нежности, которое охватывало ее, когда он оказывался где-то поблизости. Это ощущение любви и нежности все эти 20 лет охватывает ее каждый раз, когда она смотрю на него. Спящего. Поющего песни Земфиры, но влюбленного в русский рэп и женщину по тонкости рук и ног, напоминающую ее саму. Притворяющегося гопником, стригущимся как морские пехотинцы, но читающего Маяковского наизусть. Поверившего в какой-то момент в эту дурацкую байку, что его взяли из детского дома и что на самом деле он еврей, и потому пару недель пытающегося отрастить себе пейсы. Одним словом, каждый раз, каждый день, каждый час, каждую минуточку она любит его и думает: если бы его не родили, они бы его усыновили.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?