РАССТРЕЛЯНЫ, НО НЕ ЗАБЫТЫ

В 30-х годах прошлого века на территории современной Томской области в ведении специальных комендатур значилось свыше 400 тысяч репрессированных.

Это были раскулаченные крестьяне, политические ссыльные, депортированные. Свыше 10 тысяч человек были расстреляны в Томске и в Колпашеве. Цифры о количестве умерших от голода, холода, болезней — неизвестны.

 

 

80 лет назад сотрудники НКВД Западно-Сибирского края называли Томск «городом крайне засоренным контрреволюционным элементом». В те мрачные времена в бывшей столице губернии жили люди, в представлении чекистов «чуждые Советской власти», ее «скрытые враги». К таким причислялись бывшие аристократы, дворяне. После Октябрьской революции они лишились состояния, титулов, избирательных прав, но власти этого было недостаточно. Показательные расправы на основании сфабрикованных дел стали привычными в своей страшной обыденности.

В октябре 1991 года в Российской Федерации был принят закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Государство признало, что за годы Советской власти миллионы людей подверглись преследованиям за политические и религиозные убеждения, по социальным и национальным признакам. 25 лет прошло с момента, когда в России стали появляться памятники репрессированным. В стране сейчас таких мемориалов более тысячи двухсот, однако, редко на них  можно встретить имена жертв. Многие памятники установлены в труднодоступных для посещений местах. Такими как правило являются бывшие лагеря и объекты ГУЛАГА. В 2015 году в России возникла новая форма увековечивания памяти тех, кто пострадал в годы сталинского террора. Речь о проекте «Последний адрес». Инициатором идеи стал журналист Сергей Пархоменко. Поддержка в реализации пришла от общества «Мемориал».

Идея «Последнего адреса» проста. На стене дома, из которого увели человека (часто на гибель), устанавливается мемориальный знак. На стальную пластину наносятся сведения о репрессированном. Его имя, профессия, даты рождения, ареста, смерти и реабилитации. Каждый знак посвящен только одному человеку в соответствии с принципом проекта: «Одно имя, одна жизнь, один знак». Томск стал 22 российским городом, в котором появились таблички с последними адресами сразу пяти горожан. 16 октября знаки были установлены на фасадах домов по улице Октябрьская, 28, Лермонтова, 51 и Загорная, 66. Одним из заявителей на установку мемориальных знаков стал Владимир Александрович Голицын. 79-летний потомок княжеского рода работает в Москве заместителем главного инженера крупного завода. На общественных началах возглавляет Международный совет дворян. В Томск приехал чтобы почтить память своего отца, князя Александра Голицына, родной тети, Ольги Урусовой — Голицыной, и ее мужа, князя Петра Урусова. Их расстреляли в нашем городе в 1938 году.

Князь Александр Владимирович Голицын

Отца Владимир Александрович живым никогда не видел и о его судьбе узнал спустя многие годы после трагедии. Князь Александр Владимирович Голицын родился в 1908 году в родовом имении в Орловской губернии. После революции получил среднее образование. Работал в Москве рядовым служащим. Из-за социального происхождения лишился избирательных прав. В 1933 молодого человека арестовали по «обвинению в терроризме». Голицыну тогда инкриминировали «подготовку убийства Иосифа Сталина»! За недоказанностью вины (и такое случалось) по приговору суда был отправлен в томскую ссылку. В сибирском заштатном городе окажутся Петр и Ольга Урусовы и тоже на положении ссыльных. Муж сестры проходил по одному с Александром уголовному делу.

Князь Петр Урусов с женой Натальей Истоминой. Родители расстрелянного Петра Урусова

Александр Голицын с детства мечтал стать актером. Повзрослев, посещал московскую частную театральную студию. В ссылке актерские навыки пригодились. Александр Владимирович смог устроиться в городской театр имени А.В. Луначарского (сейчас в здании находится томский ТЮЗ) на ставку 324 рубля. В штате и на афишах он значился под сценической фамилией Алвегов. За роль в спектакле «Парижский тряпичник» он получит хорошие отзывы театральных критиков. А вот в материалах нового уголовного дела вскоре окажутся иные «рецензии», больше похожие на доносы.

Бывший синематограф и городской театр имени А.В. Луначарского (ныне — ТЮЗ)

«Алвегов, играя героев советской действительности, показывал на сцене этих героев в пасквильном виде, искажая их идеологическое содержание».В 1936 году  в жизни Александра Голицына произошло важное событие. Он женился на учительнице Дарье Кротовой. В браке родился сын Владимир. Жена и первенец не видели, как увели в тюрьму НКВД их мужа и отца. Незадолго до ареста супруга Дарья Кротова уехала с малышом к своим родственникам в поселок Большой Берикуль.

За что был репрессирован Александр Голицын? Органы НКВД обвинили его в активном участии в контреволюционной кадетско-монархической организации «Союз спасения России». По этому громкому делу проходили и другие «бывшие» аристократы и князья. В 1937 году был расстрелян иеромонах Аникита Андреевич Ширинский — Шихматов, происходивший из княжеского рода. В Томске он служил в Троицкой церкви, неподалеку от которой жили Александр Голицын, Петр и Ольга Урусовы.

Иеромонах Аникита Ширинский-Шихматов. Бывший князь. Расстрелян в Томске

Погибла Елизавета Александровна Волконская, которая приехала в Томск к отбывающему ссылку мужу, князю Андрею Владимировичу Волконскому (он скончается до начала расправы). 16 ноября 1937 года приведут в исполнение смертный приговор в отношении Густава Шпета — выдающегося русского философа. Расстреляют поэта Николая Клюева. А еще профессоров и преподавателей томских ВУЗов, учителей, врачей, рабочих, служащих. Чекисты могли быть довольны. Придуманный ими «антисоветский заговор» был раскрыт. Идейные вдохновители мифического «Союза спасения России»  уничтожены. По делу проходило более тысячи человек. Из них значительная часть приговорена к высшей мере наказания, большим срокам в лагерях и только двое «заговорщиков» были оправданы. Пройдет время, и фигурантов сфабрикованного дела реабилитируют « как лиц не совершавших преступлений против советского государства».

Выдающийся философ Густав Шпет. Расстрелян в Томске

В историю мнимого заговора попал и Петр Урусов, 1907 года рождения, из князей, политический ссыльный. В 1937, он работает теплотехником томского проектно-сметного бюро. Живет вместе с женой Ольгой Урусовой - Голицыной в доме по улице Октябрьская, 28. В декабре умрет их 4-летняя дочь Ирина. Через несколько дней арестуют Петра. 13 января 1938 года его расстреляют. Ольга Владимировна Урусова - Голицына переберется на квартиру к брату Александру в дом по улице Загорная, 66. За ними тоже скоро придут. Ольгу расстреляют в марте 1938. Ей было 26 лет. Александра казнят в июле месяце.

Княгиня Ольга Владимировна Урусова-Голицына. Расстреляна в Томске

Репрессировали не только бывших дворян. Об атмосфере страха свидетельствует рассказ жительницы Томска Рахиль Соломоновны Бриккер, записанный председателем томского отделения общества «Мемориал» Василием Ханевичем в 1991 году.

Василий Ханевич, председатель томского отделения общества "Мемориал"

«В нашем доме было 14 квартир. В первой жила семейная пара Фроловых с детьми. В 1937 арестовали главу семейства. Во второй квартире жил молодой бухгалтер Истраткин с супругой. Его сотрудники НКВД тоже взяли. Жену выселили, а в квартиру въехал какой-то важный чин из органов. Третью квартиру занимали пожилые супруги Козловы. О мужчине говорили, что он был священником. Его и забрали... В 11-й квартире жила наша семья. 28 октября 1937 года домой прибежала соседка, работавшая с моим отцом в парикмахерской. Она и сообщила, что Соломона Бриккера арестовали. Только в четырех квартирах никого не тронули. Из 12 человек, арестованных в 1937, никто домой не вернулся. Где они погибли, за какие грехи стали «врагами народа», так и осталось неизвестным». Подобная участь постигла и предков Елены Уткиной. Ее дедов Андрея и Ивана Манохиных репрессировали. Обычные рабочие, кузнец и маляр, сгинули в лагерях. Посмертно реабилитированы. Теперь на их прежнем доме на улице Лермонтова, 51 появились мемориальные знаки с последним адресом.

Владимир Александрович Голицын, сын репрессированного князя Голицына

Ну, а как складывалась жизнь сына расстрелянного князя Александра Голицына Владимира? В 1941 году арестовали маму Дарью Кротову. Ее двоюродный брат Иван увезет мальчика в деревню Воскресенка Тюхтетского района Красноярского края. В школу он пойдет под фамилией родственников — Глазун. Спустя 5 лет маму освободили из лагеря и даже разрешили учительствовать. Начальную школу Владимир заканчивал под ее руководством. В 12 лет подросток впервые узнал о своем отце.

«В один из вечеров, мама положила передо мной свидетельство о рождении. Там было написано: «Голицын Владимир Александрович». Я спросил: «Кто это?» — «Это ты!» Тогда я и узнал имя и фамилию папы. Позже мама отправит меня в Москву к папиной родне. Там жили мои дедушка и тетя Елена. В ноябре 1954 года я приехал в столицу. Пришел в Хлебный переулок, что на Арбате. Постучал в дверь полуподвальной квартиры. Вышел пожилой человек с бородкой. Я представился: «Владимир Голицын». И дед бросился меня обнимать. Так мы встретились...»

Установка мемориальных знаков "Последний адрес" в Томске

В Томске  Владимир Александрович Голицын установил три таблички в память о близких ему людях. Сколько их еще появится в городе, в стране? Все зависит от потомков тех, кто был репрессирован. Имена сгинувших безвинно людей необходимо возвращать в общественное сознание и в человеческую память, чтобы преступления сталинского режима не повторились.

Метки: Томская область, Томск, Последний адрес, репрессии, НКВД, князь Урусов, князь Голицин, философ Шпет, расстрелы

 

"Телеканал "Телерадиокомпания ТВ-2". Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ТУ 70-00370 от 23.07.2015, выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Томской области"

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?