РАМЗАН КАК ОБЕРЕГ

Квартал Рамзана Кадырова в Восточной Сибири официально существует уже 2 года. Интересно, правда? Я отлично помню,как мои советские родители говорили: важные слухи и модные веяния из Москвы в Иркутск ползут полгода. Что-то изменилось в нашей коллективной "оптике", раз теперь информация об экзотической топонимике в сибирском поселке, практически в областном центре, смогла одолеть полтора десятка километров и "зацепить" внимание иркутян лишь два года спустя.

Понятно, что не афишировали, ждали подходящего случая, и этот случай наступил. Сначала мост Кадырова-отца появился в Питере, потом Кадырову-сыну организовали реалити-шоу на Первом канале. Жирно вызрел внешний информационный контекст и именно сейчас инициаторша нэйминга начала открыто давать интервью. В ютьюбе появился канал, на который неизвестный модератор выкладывает свежее "промо". Работает сайт. С точки зрения тактического маркетинга, ходы идеальные. Как это выглядит с позиции стратегии? А кто сейчас планирует дальше чем на 3 месяца?

Затевая петицию за отмену постыдной топонимики в поселке Маркова Иркутской области, я наивно думал, что на моей малой родине просто произошли "скандал и сенсация". Потом начал соображать, что встал на скользкую дорожку спорной "военной этики", местного ура-патриотизма, и рискую попасть в компанию каких-нибудь хронических комбатантов и агрессивных краеведов. Ответ подсказал известный российский вице-губернатор, большая зануда и гениальный оценщик отечественной реалии, Михаил Салтыков-Щедрин: 

"Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжатины с хреном, не то кого-нибудь ободрать".

Рисковая "латифундистка" Елена Абубакарова, хозяйка "кадыровленда" - это чеховский Лопахин, только совсем без рефлексий. В поселке ходят слухи, что родилась в тюрьме, а детство и юность провела в детском доме. Полтора десятка лет производила деревянные бухты для кабельного завода. Деньги, копейка к копейке, шли на расширение и на легализацию земель, и в результате, на 20-ти гектарах теперь должен вырасти Квартал Рамзана Кадырова.

— Рамзан Ахматович — суперличность, говорит Елена Абубакарова в интервью иркутскому ресурсу Байкал-Инфо, пример для подражания во всем. Восстановить республику из пепла и построить город-сад — это действительно нужно быть героем. И мы хотим в Иркутске построить квартал в его честь, чтобы все увидели и оценили. Чечня — лучшая республика в России. Я очень рада, что в честь Ахмата Кадырова назвали мост (в Питере - примечание редакции). Люди разделились в своих оценках и предпочтениях, а этот мост их соединит.   

фото с официального сайта Квартала Рамзана Кадырова

Есть ТВ кадры, на которых землевладелица деревянным дрыном гоняет здоровых мужиков-энергетиков, задумавших обрезать ее неузаконенное энергоснабжение. Укротить такую женщину под силу неистовому горцу, и муж-горец появился 20 лет назад. С точки зрения публичности, весьма номинально. Эксплуатация, сначала темы "чеченской крыши", а после,"респектабельного" бренда Героя России, главы Чеченской республики Рамзана Ахматовича Кадырова легла целиком на крепкие плечи Абубакаровой. 

 В 2014-м году 10 жителей поселка Маркова написали письмо депутату Государственной Думы А. Крутову

Этот опус, действительно, напоминает плохую заметку из серии ЖЗЛ. Но дело в том, что во всей этой истории интересна прежде всего фигура Елены Абубакаровой, женщины как будто выскочившей из киноэпопеи "Сибириада". Сейчас мы с трудом вспоминаем, что 2 года назад о ситуации с топонимикой уже писали местные газеты, о ней знали, впавшие в аутизм, местные жители и депутаты, а полной жизнью жила и, как вол, работала на свое личное "мироедское" благо, именно Абубакарова. И я точно знаю, что мой несколько циничный интерес к ней, разделяют многие, причем, некоторые  - с искренним восторгом.

Вот цитата из переписки в Facebook (особенности лексики и орфографии сохранены): "Вам надо приехать и поговорить с этой женщиной (кстати она русская, а не чеченка) и понять почему она это сделала, а не огульно хаить и клеймить данное решение. Вы зацепились за это, потому что Кадыров на Вас действует,как "красная тряпка". Там ведь построено-то полкотеджа, а крику уже на весь город. И поверьте мне у этих людей есть право так назвать свой квартал и очень хорошо, что это сделано при жизни данного человека. Думаю, что имена заслуженных людей Иркутска Елене ни о чем не говорят и она в праве поступать как ей велит ее сердце."

Фото Елены Абубакаровой, источник: YouTube
 
"Эх,сколько нотариусов здесь полегло" - шутили в 90-х. Квартал Кадырова под Иркутском - типичный случай из жизни гонимого, но неугасаещего российского "селфмейдмена", миллионами уходящего в "гаражный" сектор экономики, скупавшего у голодных колхозников их паи на землях тепличных хозяйств. Так делали почти все, так у многих пост-советских обывателей появились полулегальные дачные угодья. Такую землю бенефициар получал, потом поэтапно переводил, например, под СНТ (садово-некоммерческие товарищества), а потом под ИЖС (индивидуальное жилищное строительство). На низовом уровне для таких криминогенных операций, в масштабе больше десяти соток, всегда требовались безумие и отвага. Ладно купить колхозный пай, надо поменять профиль земли с пахотной под строительство жилого квартала, набрать кредитов, заложить в бизнес все коррупционные издержки, и на свой страх и риск начать "столбить" территорию, сначала фундаментами, потом единичной постройкой.

Всем этим Елена Абубакарова методично занималась несколько лет. Заниматься этим, без поддержки муниципальной власти, невозможно. В этом месте интересы поселкового мэра и нашего "йомена в юбке" временно сходятся. И вот что интересно, "чеченизация" этого бизнеса возникла отнюдь не на почве политического пристрастия или девичьего увлечения сильным кавказским мужчиной.

Такой брэндинг, это обеспечение безопасности бизнеса. Имя Кадырова-младшего в наших широтах  -  это своего рода оберег, силовое поле, сквозь которое не должна проникнуть рука государства, занимающегося бесконечными ревизиями законодательства и общественных порядков. Почему это именно так, становится понятно, когда немного поковыряешься в хронологии действий Росимущества, 2 года назад начавшего массированную кампанию по возвращению таких земель в собственность Российской Федерации.

Сейчас органы местного самоуправления просто вынуждены начать приводить свои земельные дела в порядок, требуемый российским государством. И получается, что заветные 20 гектаров Абубакровой попадают в разряд наделов с двойной регистрацией. Значась в кадастре, как частная собственность, эти земли, по мнению наших спорадических "реформаторов", на самом деле являются частью лесного фонда. Во всем этом необходимо разобраться, потому что дело идет к тому, что могут полететь и головы обычных дачников, которые плохо разобрались в юридической истории происхождения некоторых дачных товариществ.

Но я бы хотел, чтобы вы обратили внимание на гениальность хода нашего "хозяйствующего субъекта". Елена Абубакарова руками власти устраивает регистрацию такой топонимики, чтобы потом "святым именем" от этой же власти огородиться. В этом смысле, Елена Абубакарова - очень расчетливый "робин гуд", потому что первый номенклатурщик, задумавший ревизовать ее частную собственность, а тем более кадыровскую топонимику, рискует оказаться чуть ли не "проклятым диссидентом" и "пятоколонником". Вот почему 2 года не отвечает на письма районная администрация, именно поэтому даже не вякнет иркутский губернатор-коммунист. 

Конечно этот ход никак не повлияет на кафкианскую субстанцию нашего большого федерального чиновника и, скорее всего, Елена Абубакарова также окажется в числе "пострадавших от произвола властей". Название квартала какое-то время не тронут из соображений "само отсохнет", все-таки Герой России и вроде бы любимец президента. Но обратите внимание на причудливую природу российской меморизации. Название географического объекта это все-таки памятник, но как накануне заметил мой друг, такой "памятник" приходится постоянно придерживать пальцем, как раз до того момента, когда субъект сакрализации вдруг попадет в опалу или с ним случится какая-нибудь другая непоправимая ситуация. Рамзан Кадыров, конечно особый глава региона, но истории вятского и сахалинского губернаторов это сигнал и ему, а может быть и прежде всего ему. 

Целую неделю мне приходилось как-то реагировать на реплики людей, желающих подписать петицию или сомневающихся в ее фабуле. Подписантов набралось до смешного мало, всего то полтысячи.

Наш человек не готов открыто голосовать своим именем. Безусловно, есть здесь страх перед "чеченским фактором", есть обычное обывательское безразличие и ощущение безнадежности вообще любых общественных начинаний. Одно из наблюдений особенно любопытно. Люди старательно прячут свою позицию за бытовым юридизмом. Им совершенно не хватает самого факта физического появления таблички с именем неоднозначного персонажа российской политики. Это нонсенс и абсурд, говорят люди, но покажите нам постановление местной администрации. Такое впечатление, что в каждом из них засел чиновник-буквоед или адвокат крупной компании.

Думаю все дело в том, что каждый внутренне готов с легкостью мимикрировать до состояния среднестатистического коллежского асессора, а там называйте улицы, хоть именем кемеровского губернатора Тулеева. Гоголь жив, да. Салтыков-Щедрин продолжает занудствовать. Но при всем этом одомашненном "правоведении", в обозримом будущем, вряд ли найдется хоть один истец, задумавший оспорить инициативу гражданки Абубакаровой на основании Федерального Закона «О НАИМЕНОВАНИЯХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ» (N152-ФЗ, 18 декабря 1997 года), или вчитаться в статьи антимонопольного законодательства в части использования ликов государственных деятелей в коммерческих целях, или, на худой конец, инициировать поселковый референдум.

А ведь веские основания есть, хотя бы с точки зрения общественной безопасности. Уже забыли, как ведут себя русские и кавказские мужики в условиях Сагры и Кондопоги. А еще у меня в голове крутится история русской Вятки. Однажды, екатерининский бюрократ, забывший о существовании целого города, по ошибке занес его  в реестры, как Хлынов, по наименованию Хлыновского кремля. Лет 100 Вятка была Хлыновым, пока не обнаружили ошибку и не вернули Вятку на место. И теперь современные вятчане в подавляющем числе не хотят расставаться с бессмысленным в общем-то советским названием Киров, потому что хоть груздем назовись, а в имени скрыта истинная натура места, которая со временем меняется, как и человеческий характер.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?