ПРОЩАЙ, ЗАКРЫТЫЙ ГОРОД…

Когда, почему и на каких условиях могут открыть Северск — самый большой закрытый город России?

Новость о возможном открытии Северска естественным образом легла в информационную картину событий, происходящих на главном предприятии закрытого города — Сибирском химическом комбинате и вокруг него. В августе прошлого года стало известно о закрытии Химико-металлургического завода СХК. В октябре мы писали о возможном закрытии самого прибыльного подразделения СХК — Завода разделения изотопов, рассматривали причины, по которым такое решение было принято и анализировали возможные последствия такого закрытия для всего комбината. Спустя несколько дней, в начале ноября 2016 года, президент ТВЭЛ (московской топливной компании, в которую входит СХК) Юрий Оленин фактически подтвердил, что в течение нескольких лет разделительное производство будет перенесено из Северска в другой город. Тогда же Оленин и губернатор Томской области Сергей Жвачкин заверили общественность, что вместо закрывающихся производств в Северске будет реализован проект «Прорыв», а именно построен реактор на быстрых нейтронах «БРЕСТ» вместе с модулями по подготовке топлива и переработке отработанного топлива. А на минувшей неделе стало известно, что, вероятнее всего, никакого «БРЕСТа» в Северске строить не будут. В тот же день пришла новость о вероятном открытии Северска уже в 2018 году. Что стоит за этими событиями? Чего ждать жителям закрытого города и региона в целом?

Денег нет, но вы держитесь…

Постараемся проанализировать причины закрытия различных северских производств. Пожалуй, лишь закрытие Химико-металлургического завода СХК можно объяснить тем, что завод действительно выполнил свое предназначение. Изначально на этом заводе изготавливали начинки для атомных бомб, а в течение двух последних десятилетий ХМЗ участвовал и в реализации российско-американской программы ВОУ-НОУ по переработке ядерных боезарядов в топливо для атомных станций. В настоящий момент эта программа завершена, а весь оборонный заказ передан на челябинский завод «Маяк». Поэтому ХМЗ решили закрыть. Такая логика вроде бы понятна, хотя на этот счет существуют и другие точки зрения, которые мы рассмотрим отдельно.

С закрытием Завода разделения изотопов ситуация иная — экономическая. По мнению бывшего главного инженера ЗРИ Виктора Водолазских, переводя оборудование из Северска в Зеленогорск, ТВЭЛ преследует цель сконцентрировать всё разделительное производство в двух городах России (в Зеленогорске и Новоуральске) и, следовательно, снизить затраты. Такой же точки зрения придерживаются и другие опрошенные ТВ2 эксперты: на фоне снижения мирового спроса на атомную энергетику ТВЭЛ минимизирует издержки, чтобы сохранить прибыль. Напомним, что в 2015 году чистая прибыль ТВЭЛ составила 55,7 млрд. рублей.

Что же касается отказа от так фактически и не начавшегося строительства «БРЕСТА», то причина этого прямо указывается в пояснительной записке заместителя гендиректора «Росатома» Першукова к соответствующему проекту постановления правительства: «…принято решение отказаться от старта строительства инвестиционного проекта «БРЕСТ» до момента стабилизации экономической ситуации в стране». Когда наступит этот самый момент сейчас неясно. Да и понимать, что такое «стабилизация» можно по-разному. Ясно только, что в обозримом будущем «Брест» строить не будут. Впрочем, один из собеседников ТВ2 еще в 2015 году высказывал сомнение в возможности успешной реализации проекта «Прорыв», мотивируя это тем, что «идея строительства реактора на быстрых нейтронах слишком сыра и не проработана». Еще более категоричен в оценке «БРЕСТа» журналист и писатель Виктор Лойша, который многие годы предметно занимается проблемами атомной промышленности. Ссылаясь на свои источники, он называет «Прорыв» прожектом по закапыванию денег.Критические оценки «Прорыва» косвенно подтверждаются и уже упоминавшейся пояснительной запиской к проекту постановления правительства. Напомним, что согласно этому документу должны быть заморожены строительство собственно реактора «БРЕСТ» и модуля по переработке его отходов. А вот строительство модуля по подготовке топлива для реактора (МФР) должно быть продолжено. В качестве обоснования строительства МФР, в частности, говорится, что это «позволит обеспечить выполнение программы НИОКР по обоснованию работоспособности перспективных видов топлива для реакторов на быстрых нейтронах и обеспечить топливом в требуемом количестве, при соответствующей модернизации любой тип коммерческих быстрых реакторов». Один из собеседников ТВ2 предположил, что из данной цитаты следует, что само упоминание про НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — прим. ТВ2) в данном контексте свидетельствует о недостаточной изначальной проработке проекта «Прорыв».

Кто кого дезинформировал?

Напомним, что именно проект «Прорыв» преподносился общественности Северска и всего региона в качестве компенсации за те заводы Сибирского химического комбината, которые закрываются в настоящее время или будут закрыты в обозримом будущем. Об этом неоднократно говорили и президент ТВЭЛ Юрий Оленин, и гендиректор СХК Сергей Точилин, и другие официальные лица. В частности, 2 ноября официальный сайт администрации Томской области приводил слова губернатора Сергея Жвачкина, сказанные им на встрече с северскими атомщиками:

«Госкорпорация «Росатом» выполняет все обязательства в рамках нашего соглашения… Вместе с проектом «Прорыв» к нам приходит производство, которого никогда раньше не было. Если часть оборудования ЗРИ будет перенесена из Северска, то прибыль от эксплуатации этого оборудования «Росатом» будет направлять в наш регион в качестве инвестиций в проект «Прорыв»… Люди не останутся на улице… Сегодня на всем Сибирском химическом комбинате работают 3,5 тысячи человек. Проект «Прорыв» даст работу двум тысячам, еще столько же будут работать в сервисных и вспомогательных производствах…»

Как следует из пояснительной записки «Росатома» к проекту решения правительства о замораживании второй и третьей очередей «Прорыва», данный документ был согласован с Минэкономразвития письмами от 17, 19 августа и 2 сентября. То есть о том, что «Росатом» планирует заморозить строительство «Прорыва» было известно как минимум за два месяца до того, как губернатор Томской области говорил прямо противоположное. Возникает закономерный вопрос: это «Росатом» дезинформировал Сергея Жвачкина или сам Жвачкин дезинформировал общественность?

Почему откроют Северск?

В общем понятно, что атомное производство в Северске планомерно сокращается: закрывается Химико-металлургический завод, в ближайшие несколько лет будет закрыт Завод разделения изотопов, на неопределенное время заморожено строительство реактора «БРЕСТ». Кроме того, по информации собеседника ТВ2 в ближайшее время будет принято решение о закрытии Радиохимического завода. В итоге в обозримом будущем в составе СХК останется один реально работающий завод — Сублиматный. Но и он, по мнению экс-главного инженера ЗРИ Виктора Водолазских, может быть закрыт.

«Логика ТВЭЛ понятна, — приводили мы мнение Водолазских в материале трехмесячной давности, — экономия за счет концентрации разделительных производств на двух площадках... Но если следовать этой логике, то следующим шагом будет закрытие и Сублиматного завода СХК, поскольку именно сублиматное производство дает сырье для переработки на производстве разделительном. Поэтому для меня совершенно очевидно, что когда будет принято решение о строительстве нового сублиматного завода (а оно обязательно будет принято в ближайшие годы), он будет построен рядом с разделительным производством. Думаю, что его построят в Зеленогорске, там условия его размещения более привлекательны, чем в Новоуральске… А после того, как на СХК закроют и Сублиматный завод, комбинат, де-факто, перестанет существовать: останутся лишь обнесенные колючей проволокой корпуса заводов, которые будут охранять и обслуживать несколько сотен человек. А еще останутся многие тонны отходов производства, с которыми никто пока не знает, что делать дальше».

Таким образом, уже в среднесрочной перспективе Северск перестанет быть городом атомщиков. И государству нет никакого резона держать закрытым городской периметр, за которым проживают более ста тысяч человек. Достаточно будет охранять территорию бывших объектов, некоторые из которых нужно будет выводить из эксплуатации в течение десятков лет. Вывод: информация о возможном открытии жилых районов Северска в 2018 году представляется достаточно достоверной, тем более, что она подтверждена уже из трех независимых источников.

Экономика открытия Северска

Открытие Северска — прежде всего вопрос экономики. Город изначально строился в качестве поселения при Сибирском химическом комбинате. В нем была создана мощная социальная инфраструктура, призванная компенсировать его жителям неудобства, связанные с режимом закрытого города. Например, два профессиональных театра, городской дом культуры (тоже с театром), музей, школы, работающие только в одну смену, четыре бассейна (два из них — школьных), детские сады, спортивные школы… Для поддержания всей этой инфраструктуры требуются значительные средства. Кроме того из-за пропускного режима в закрытом городе затруднено ведение бизнеса и, следовательно, северский бюджет не может рассчитывать на дополнительные налоговые поступления. Получается, что в Северске, по сравнению с таким же по населению российским городом, с одной стороны завышены текущие расходы бюджета, с другой — есть объективные препятствия с увеличением собственной налогооблагаемой базы. Поэтому в бюджете города есть такая строка: «Дотации бюджетам городских округов, связанные с особым режимом безопасного функционирования закрытых административно-территориальных образований».

Рассмотрим, что значат эти дотации для Северска на примере городского бюджета прошлого года. В 2016 году расходная часть бюджета составила 3 млрд. 798 млн. рублей. При этом расходы на образование составили более половины бюджета — 2 млрд. 291 млн. рублей. Несложно посчитать, что все остальные расходы бюджета закрытого города составляют 1 млрд. 506 миллионов. Так вот: вышеупомянутые дотации за закрытый режим составляют 866 770 миллионов рублей, то есть 57% от всего остального бюджета за исключением образования. Очевидно, что расходы на образование практически невозможно сократить, поскольку нельзя закрывать школы и детсады. Поэтому в случае, если Северск лишится такой федеральной дотации, то весь городской бюджет просто рухнет.

«Я надеюсь, — говорит директор «Агентства развития предпринимательства — Северск» Олег Бояринов, — что в случае открытия города федеральная дотация в бюджет не будет ликвидирована сразу. Во всяком случае, я надеюсь, что она будет постепенно уменьшаться, что даст городу время адаптироваться к новой экономической реальности. Я не думаю, что после открытия города к нам сразу потоком хлынут инвестиции, но уверен, что без открытия Северск совершенно точно зачахнет. Открытие города — это шаг в будущее, который мы должны сделать без ожидания сиюминутного результата. Очевидно, что на одних сферах городской жизни открытие скажется быстрее, на других — через годы. Например, у нас есть прекрасные учреждения культуры, на содержание которых бюджет тратит четверть миллиарда рублей в год. Резонно предположить, что в случае открытия Северска какую-то часть доходов этих учреждений привезут с собой гости нашего города. Да и вообще всякий томич, который приедет в Северск, хоть в зоопарк, хоть просто поглазеть на памятник Ленину, оставит в нашем городе какие-то деньги: кто-то в кафе пообедает, кто-то просто мороженное купит. Соответственно и северский бизнес подстроится под новые условия на рынке. Не забывайте, что сейчас, в условиях закрытого города, именно наши жители вывозят свои деньги в соседний Томск, а никак не наоборот».Говоря о возможных сокращениях на СХК, Олег Бояринов (к слову, до недавнего времени сам работник комбината) не склонен драматизировать ситуацию. По его словам, в 1980-е годы численность работников комбината превышала пятнадцать тысяч, в 2010 там работало менее одиннадцати тысяч, сейчас — три с половиной тысячи.

«За эти годы, — говорит Бояринов, — тысячи людей вышли на пенсию, многие были сокращены или уволились сами. Кто-то из них нашел себе работу в Северске, других мы ежедневно видим каждое утро выезжающими в областной центр. Порядка семнадцати тысяч северчан работают сейчас в Томске, и ничего страшного в этом нет».    Продолжение следует…

ТВ2 намерено продолжить обсуждение перспектив открытия Северска и сокращения атомной составляющей экономики города со всеми заинтересованными сторонами. В частности, мы намерены обсудить целесообразность вывода с СХК оборонного заказа и проанализировать факторы, которыми руководствуются ТВЭЛ и «Росатом» в своей политике по отношению к Северску. Мы намерены также обсудить вопросы безопасности объектов СХК после открытия города и судьбу военных, которые в настоящее время охраняют его периметр…

Метки: Томская область, Томск, Северск, СХК, ТВЭЛ, Росатом, сокращение, открытие города, экономика, Прорыв, БРЕСТ, Юрий Оленин, Сергей Жвачкин

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?