Проблемы остаются

Можно считать, что победитель известен. Могут измениться детали, но суть ясна. За предыдущие четыре года в городе накопилось немало проблем. Мы попытались проследить, какой Томск достается новоизбранному мэру. Для Томска актуальна как минимум одна из двух российских бед. Разбитые дороги и уже как неизбежное – ямочный ремонт. Пока водители, гремя подвесками, виляют между ямами, чиновники лавируют между возможностями и потребностями. За три года мы буквально закатали в асфальт 353 миллиона рублей. В прошлом году, к юбилею дорожный фонд выделил сразу 400 миллионов. Ремонт главных проспектов пошел стахановскими темпами – по 2000 тонн асфальта в день. А чиновники с нескрываемым удовольствием стали строить планы на будущее. Казалось бы, чего еще хотеть. Однако капитально отремонтированный проспект Ленина нынче снова дал трещины. Новые старые ямы на Фрунзе. Здесь даже повесили знак - 40 километров в час. И по-прежнему разбит перекресток Кирова - Комсомольский.
Гордость и одновременно беда Томска – деревянное зодчество. Сейчас в городе около полутора тысяч деревянных домов. Почти половина из них в аварийном состоянии и причислено к фонду ветхого жилья. Обвалившийся потолок, разрушенные перекрытия, потопы и подтеки в таких домах уже никого не удивляют. Но больше всего бедствий жильцы деревяшек сегодня терпят от строителей, которые сносят двухэтажки, бывает, даже без ведома жильцов. Борьба жителей деревяшек и строителей за три года приняла радикальные формы. В центре города началась череда пожаров. Поджоги доказать сложно. Однако только за 2002 год их зарегистрировали 13. В огне погибли 93 человека. Судя по сводкам новостей, самый лакомый для поджигателей центр города. Это наводит журналистов и просто наблюдателей на недвусмысленные выводы. Жечь дома дешевле, чем сносить - по многим причинам. Например, не надо приходовать и списывать. Освобождая место от деревяшек, поджигатели освобождают сразу пару-тройку семей от их законного жилья. Мэрия не торопится им помогать. Михаил Рутман: «У нас под это дело нет квартир». Погорельцы устраивали даже забастовки - несколько дней в мае прошлого года они жили в палатках прямо у крыльца Белого Дома. Добились того, чтобы администрация создала специальную комиссию по поджогам. Она за девять месяцев прошлого года возбудила 13 уголовных дел. Сейчас в списках на расселение состоит около двухсот семей. И по поводу поджогов и погорельцев у горожан возникает только один вопрос – кто следующий?
То, что в пожарах и бедствиях помимо людей страдают памятники культуры, похоже, уже и вовсе перестали замечать. Между тем, 10 деревянных домов в городе - памятники федерального значения. И 70 - регионального. В прошлом году из федерального бюджета на восстановление деревянного зодчества выделено 1 миллион 800 тысяч рублей. И еще полтора из областного. На эти деньги смогут восстановить только три памятника - дом Шишкова, дом Крючкова и исторический памятник по Сухоозерной. Как быть с остальными - не ясно.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?