Про детей. Петр Алексеевич Романов.

Это Петя. Петр Алексеевич Романов. Ему один год и пять месяцев. Он не обнимается с чужими людьми, но смело «дает пять», по-мужски заигрывает, раскачиваясь на деревянной лошадке, бонусом раздает воздушные поцелуи на прощание, и… он не ищет маму.

Его мама (Марина Романова – руководитель фонда «Право на детство») нашла его чуть больше года назад в областном Доме Ребенка.

 


Сейчас она с улыбкой говорит о том, что «была беременна» Петей 5 долгих лет, в течении которых смогла открыть благотворительный фонд и начать помогать тем, кто нуждался в помощи, попыталась донести до местных чиновников необходимость создания в области деревень SOS, но, как это часто бывает в разговорах с чиновниками, услышана не была.

А в определенный момент отнесла все необходимые документы во все отделы опеки нашего города и стала ждать.

 

Ей позвонили в июне: отказник, мальчик, чуть больше двух килограмм, из диагнозов, которые могут напугать – «порок сердца».

Она взяла направление в опеке и помчалась в больницу. Но в больнице ей ребенка не показали, сославшись на «тяжелейшее состояние ребенка», просто отказались вынести со словами «Этого ребенка не вытянет ни одна семья! Его только государство сможет поднять».

 
Потом был еще месяц ожидания, в ходе которого она познакомилась с двумя малышами, ни один из которых не был тем самым, как говорят, «рожденным сердцем» (оба малыша, к слову, сейчас воспитываются в семьях, где их тоже очень ждали).

А в конце июля совершенно случайно в областном банке данных детей-сирот ей выдали направление на знакомство с тем, кого «только государство сможет поднять», чем очень ее удивили и даже спровоцировали вопросы из разряда «а он что, жив?».

Он оказался жив, но, судя по медицинским заключениям, не вполне здоров.

 

«Его вынесли будто тряпочного, он даже голову не держал, я ничего не поняла, но на следующий день приехала с дочерью», - говорит Марина.«На меня он очень серьезно смотрел, будто читал все страхи мои, отсутствие сомнений и уверенность в правильности принятого решения, а потом посмотрел на дочь мою и расхохотался, и Маша сказала: «Он наш». Через месяц оформления бумаг, хождения по кабинетам, встреч с врачами, опровержения диагнозов, он стал их.

 

Диагноз «порок сердца» был снят в первые полгода, обещанные проблемы со зрением, включая раннюю слепоту, волшебным образом прошли мимо.

Петя хохочет, ничего не боится и растет очень похожим на маму.

Фото: Маша Аникина

 

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?