ПРО БУЗИНУ. И НИ О ЧЁМ КРОМЕ БУЗИНЫ

     Русский человек не может жить без внешних проблем. Нам живое течение жизни представляется не иначе, как чередование кем-то нагороженных ухабов, и каждый пик этой ломаной амплитуды непременно чреват тревогой. Вы послушайте только, о чём гуторят дворовые алкаши за пинтой бормотухи!

     Вечерами на детской площадке… А то и с утра, похмеляясь. Их задорные голоса, гулкие в осеннем воздухе, полны политинформацией.    

     Состоится иль нет дефолт в Греции? Нам нужен ли берег вьетнамский (кубинский, иракский)? Что хуже для России: ВТО или ПРО?  Кому следует отдавать голоса на выборах в Думу: «Яблоку», Жирику или Зюганову (ети его партию)? Только не за «Единую Россию», упаси господь! – хотя она всё равно не упустит власть. Как зовут собаку Саакашвили? – Ха-ха, ты не знаешь? Георгий, ха-ха-ха! Отчего вдруг стало так много педофилов, не есть ли это происки Запада? По какой цене следует продавать газ Украине? Самостийность, дескать, нынче недешева…

     Причинно-следственные связи на этом уровне ошеломляюще просты. И если уж вспомнят про бузину на огороде, то непременно обнаружится и киевский дядька.

     Меня, скорее всего, упрекнут: нашёл на кого ссылаться! Тоже мне, глас народа – подворотня!

     О, господа, не будем снобами… Положа руку на сердце, дадим себе отчёт в некоем единстве мировоззрений разночинного нашего общества. И в профессорской высоколобой среде, и в кругу конченых абстинентов тоже можно услышать подобные «пионерские зорьки», разве что с несущественными вариациями. Скажем, не бузина, а топинамбур, не дядька, а тётка. Не в Киеве, так в НАТО. Не евреи? – значит,  Китай… 

*     *     *

               Надоело, честно говоря. Надоело говорить и спорить. Публицистика осточертела. И позвольте, пожалуйста, впервые в жизни выступить мне в жанре незнаемом.

     Заметки фенолога.

     Это, во всяком случае, позитив, а не какая-нибудь чернуха.

*     *     *

     Вот и осень пришла. Мухи улетели на юг. Народная примета: пора считать цыплят.

     Минувшее лето оказалось каким-то сумбурным. Календарные месяцы словно поменялись местами. Последнюю декаду мая и весь июнь стояли изнуряющие жары, но буквально с первого июля пришла непривычная для этого времени промозглая прохлада, и народ забыл про лёгкие одежды, вынужденно надев куртки. Тем более что сыпались дожди, отнюдь не тёплые. И пару раз на город обрушивались ливни тропического размаха.       

     Купальный сезон начался много раньше обычного. Однако длилась эта радость недолго и закончилась не более чем через четыре недели. И уже в самом начале июля никто не маячил на берегах пустынных волн, кроме самых заядлых рыболовов.  

     Зато образовалось редкостное обилие грибов. Боровики пошли густо и непрерывно, как бы опровергая само представление о «слоях». Про лисички  и моховики и говорить нечего. Подберёзовики торчали по городским дворам, маслята вылуплялись под дачными заборами.

     Необычайно плодовита оказалась малина. Равно как и вишня, и смородина, и крыжовник. Вообще всё садово-огородное хозяйство как будто демонстрировало благодарную отдачу.

     Такая вот получилась контроверза между социумом и естеством. Люди жаловались на нехватку тепла, растения же благоденствовали.

     Диалектика природы?

*     *     *

        Пшеница уродилась – как никогда. Всевечная мечта сибирского пахаря о «стопудовом урожае» достигнута и преодолена: Томская область нынче имеет на круг все 20 центнеров с гектара. Вот вам и «зона рискованного земледелия»!

     Финальный мощный аккорд – рекордный сбор картошки. Её, по моим скромным прикидкам, томичи вырастили столько, что хватит на прокорм всего Узбекистана (Киргизию мы обеспечивали этим продуктом ещё в советские годы, имея взамен недорогие яблоки и виноград, баш на баш).

     В минувшие времена областные власти от таких успехов заходились бы в восторге. И рапортовали бы о том на всю ивановскую. Нынче помалкивают, и правильно: урожай обеспечила всё же высшая инстанция – небесная канцелярия. Да ещё люди.

     В одной из прошлых заметок я написал о том, что крестьянский труд благодарен и благодатен, – если только обходится без государственного регулирования. Толковый мужик сам знает, что, когда и как ему делать, чтобы прокормить семью и умножить хозяйство.

     Читатели отнеслись к этой нехитрой мысли с пониманием, хотя кое-кто выразился примерно так: рано, мол, автор говорит о возрождении деревни!

     Но я ведь ни о каком возрождении и не думал, и даже слова такого не употреблял. Более того, сама идея реставрации колхозов и совхозов претит мне как экономически несостоятельная и просто бесчеловечная. Я убеждён в том, что только личный интерес земледельца либо животновода есть основа всякого сельского хозяйства.

Чем государство и впрямь может помочь аграрной сфере, так это устраниться из неё полностью. Освободить крестьянина от всяческих налогов и поборов, прибыль от которых казне и так весьма сомнительна.

     Говоря о личном интересе, я подразумеваю не только традиционную деревню. Не забудем, что добрая половина городского населения тоже кормится с земли – с анекдотических «шести соток». Не замечать этого фактора в общем благосостоянии было бы, мягко говоря, недальновидно. 

*     *     *

     …И ещё нестандартные черты ушедшего лета. Практически не было комарья. Даже в лесу.

     Должно быть, взамен чересчур как-то размножились медведи. Чуть ли не в самом городе.

     К чему бы это, как вы полагаете?

     Может, к деньгам?

     Тогда держите карман шире.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?