«ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ»

О профессии журналиста и ее будущем мы поговорили с журналистом «Новой газеты» Павлом Каныгиным, главным редактором «Медузы» Галиной Тимченко, журналистом Тихоном Дзятко, медиа-экспертом Василием Гатовым, журналистом Слон.ру Натальей Ростовой, бывшим главным редактором РИА Новости Светланой Миронюк, журналистом Игорем Яковенко и директором региональной телекомпании «4 канал» в Екатеринбурге Аленой Вугельман.

Выживут ли в условиях кризиса негосударственные СМИ в России? Кого из журналистов вы считаете персоной года, а кого антиперсоной, какой вызов стоит перед профессией и есть ли у вас ощущение, что пропаганда государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Эти и другие вопросы мы задали известным журналистам и медиаменеджерам.  

Сегодня День российской печати. О будущем не только печатных, но и электронных СМИ в профессиональной среде сегодня говорят довольно много. Одни прочат традиционным средствам массовой информации скорую гибель ( мол, социальные сети вытесняют журналистику), другие, напротив, убеждены в том, что профессиональная журналистика всегда будет востребована - людям нужны коммуникативные авторитеты, а в социальных сетях слишком много мусора и шума. Говорят сегодня и о грядущей цифровизации, которая, возможно, убьет региональные негосударственные телеканалы. И все это на фоне разворачивающегося экономического кризиса, падения рекламного рынка и неослабевающего государственного контроля над СМИ.

Мы задали восемь одинаковых вопросов разным журналистам. И вот какие ответы получили:

Светлана Миронюк - бывший главный редактор РИА Новости:

Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– В фокусе РБК, "Ведомости" и "Коммерсант", с остальными СМИ скорее сталкиваюсь дискретно: или конкретные авторы, или единичные материалы. Но все виды моего персонального медиапотребления происходят через соцсети и фильтр рекомендаций френдленты.

– Вы больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– «Захожу» инициативно и адресно в традиционные СМИ не чаще одного раза в месяц, в основном при каких-то масштабных ЧП. Или не использую их совсем. Вообще перестала потреблять СМИ в принудительных форматах прошлого века - "в бумаге" и в "телесетке". Я бы не упрощала картину нашего медиа-завтра, что соцсети вытеснят СМИ. И то, и другое станет частью среды, такого environment вокруг нас, включающего в себя сервисы от платежных инструментов и данных погоды, нашего здоровья, трафика на дорогах и др. - до новостей. СМИ, информация, мнения - это просто ещё одна часть среды, ещё один сервис, ещё одна часть data, хоть и с эмоциональной окраской.

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Говорить/писать/снимать/показывать правдивую информацию. Понимая при этом, что правда может быть многоликой.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Не могу оценить её эффективность - не смотрю. Надо спрашивать массового зрителя, что происходит с идеологемами в условиях сокращения личного потребления и изменения ожиданий будущего.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Думаю, эти процессы будут скорее ползучими, самостоятельными, чем декларированными.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Осознать и занять очень небольшую нишу "нужности" потребителю в условиях кризиса, оптимизировать расходы и попробовать выжить на сжимающемся рынке. Платить будут только за самое необходимое - надо суметь стать этим необходимым.

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Пожалуй, Наташа Синдеева и Дождь за личное мужество в многосерийном ситкоме "Приказано выжить". 

– Антиперсоной?

– Разрушителей слишком много...

Тихон Дзядко, журналист:

Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– Дождь, РБК, Медуза, Новая газета, Ведомости, Русская служба Би-би-си

– Вы больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– Больше на Фейсбук. И чаще через Фейсбук захожу на традиционные СМИ по ссылкам. Не вытеснят. Они будут сосуществовать, как и сейчас

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Перед российскими журналистами – цензура и давление государства или связанных с государством собственников. Перед всеми – неспособность отличить правду от фейка на фоне быстрого развития соцсетей и скорости распространения информации

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Нет. Кажется, она по-прежнему всесильна и продолжает работать на своего зрителя

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Нет, мне кажется, напротив, они будут ее лишь усиливать

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Быть вместе. И не считать, что чья-то «хата с краю»

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Юлия Таратута, Зоя Светова, Михаил Зыгарь, Тимур Олевский, Павел Каныгин

– Антиперсоной?

– Дмитрий Киселев, Маргарита Симоньян.

Галина Тимченко, главный редактор интернет-издания Meduza:

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

Полностью никому (видимо, профессиональная деформация). На мой взгляд, достойные, заслуживающие доверия СМИ – «Ведомости», РБК, «Медиазона»

– Вы больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

Поровну – просто принцип пользовния разный. Лента Фейсбука – это, своего рода, лента новостного агентства, из которой вычленяешь важное и нужное. Чтобы разобраться, понять, просто почитать – только СМИ. Что касается вытеснения, я не сторонник теории замещения – пока что все тренды говорят об одновременном потреблении сразу по нескольким каналам доставки информации.

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Да вызовы всегда одни и те же, на самом деле. В этом смысле ничего не изменилось – стараться придерживаться принципов профессии, блюсти профессиональную этику, не пытаться замещать собой ньюсмейкеров, не навязывать свое мнение – всегда тяжело. Что не означает, что этого не нужно делать.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Мне кажется, что самый разрушительный результат пропаганды – не убежденность некоторой части аудитории в абсолютной правоте Кремля или в злом умысле условного Запада, а нежелание критически мыслить, раздробленная картина мира, отсутствие логических связей, вера в несбыточное и нежелание искать истину.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Думаю, что, к сожалению, более вероятен обратный процесс – максимальное закручивание гаек и попытка контроля над всеми источниками независимой информации.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Главное – не придерживаться позиции «главное – пересидеть» и «будем надеяться на лучшее» Позитивное мышление не спасает. Спасает негативное. Американский астронавт Крис Хадфилд писал о том, что именно негативное мышление не раз спасало ему жизнь: когда ты в космосе – ты обязан думать о том, что может убить тебя в следующую минуту.

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Татьяна Лысова, Михаил Зыгарь, Павел Каныгин

– Антиперсоной?

– К сожалению, список чересчур длинный.

Василий Гатов, медиа-аналитик, научный сотрудник Анненбергской школы коммуникаций Университета Южной Калифорнии

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– Если речь про российские, то внутренние: Ведомости, отчасти РБК и Коммерсант (по некоторым темам им не доверяю), внешние: Медуза. Как любой профессионал, предпочитаю информационные агентства, однако не российские, а международные - Reuters, Bloomberg, Associated Press.

– Вы больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– Примерно поровну. Нет, социальные сети не вытеснят СМИ, это не альтернативный медиум, а типологически другая система коммуникации.

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Этический вызов: следовать ценностям профессии, а не пожеланиям заказчика, кем бы он ни был.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Нет, она не всесильна, а ее эффективность базируется на низкой политизации общества. Надвигающиеся выборы неизбежно вызовут хотя бы минимальную политизацию, которая будет очень серьезным вызовом для пропагандистов. Монолитные сегодня аудитории уже начали раскалываться.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Нет, скорее, наоборот - естественной реакцией будет еще большее ограничение "повестки дня" на контролируемых каналах (чтобы не допустить быстрой политизации и держать ее под контролем). Другое дело, что удавка самоцензуры неизбежно будет слабеть, т.к. общество - пусть еще очень и очень невнятно, но формулирует запрос на новую повестку дня, и даже самые "пропагандистские" журналисты это чувствуют.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Есть два аспекта выживания - экономический и профессиональный. Для того, чтобы выжить профессионально, нужно просто качественно делать свою работу, не становиться агитаторами ни за какую сторону, обращаться к разуму и критическому мышлению, а не к эмоциям. Что делать с экономическим выживанием - вопрос гораздо более сложный; тут, как говорится, все против них. Видимо, как и в любые сложные времена, главный критерий экономического выживания - лучше меньше, да лучше.

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Елизавета Осетинская. То, как меняется под ее руководством РБК - важнейший профессиональный процесс года.

– Антиперсоной?

– Ох, слишком много их, чтобы перечислять. Если выбирать одного, то Дмитрий Киселев.

Павел Каныгин, журналист "Новой газеты"

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– РБК, Медуза

– Вы  больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– Доверяю классичексим СМИ. Блогеры никогда не вытеснят СМИ. Публицистов - может быть; репортеров и расследователей - очень сомневаюсь.

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Как и всегда - власть и крупный бизнес

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Есть ощущение, что засилье пропаганды начинает давать противоположный эффект. Случилось перенасыщение, скоро затошнит.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Боюсь, как бы не вышло наоборот.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Наверное, работать "на сохранение". Есть такой спорный подход.

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Галина Тимченко, Татьяна Лысова

– Антиперсоной?

Песков

Наталья Ростова, старший корреспондент Слон.ру

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

Доверяю последним остаткам не взятым еще под контроль. Их можно пересчитать по пальцам.

– Вы больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ?

– Основные новости все же получаю через Фейсбук.

- Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

Нет, соцсети сами по себе - нет. Качество и репутация на пустом месте не возникают, их дают СМИ. Технически редакции имеют право запрашивать информацию, а не отдельные люди-блоггеры. Но вот вопрос - имеют ли теперь приравненные к СМИ блогеры-трехтысячники запрашивать информацию, как и СМИ? С другой стороны, есть вера конкретным журналистам, и неважно, где они публикуются, в каком СМИ работают, важно, чтобы они были в ленте (но не уверена, что это не моя профессиональная деформация.)

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Выжить, оставшись в профессии, не потеряв себя, лица, репутации.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Да в том и дело, что мы не понимаем, что на самом деле думают люди и как пропаганда в действительности влияет. Эти данные о всенародной поддержке - страх людей перед опросами в авторитарном государстве или действительно настоящая поддержка? До какой степени поддержка? При 100 рублях за доллар? Или при 150?

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Не могут. Это самоубийство, и они, кажется, это понимают.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Не знаю. Желание должно быть для начала

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Павел Каныгин, который уже взял несколько премий.

– Антиперсоной?

– Их много. Человек не рожден для лжи, она мучала многих предшественников, не уйдут от мук совести и эти, при смене режима. Он когда-нибудь да поменяется, а им останется говорить, что "такое было время". Незавидная участь.

Игорь Яковенко, журналист, в прошлом председатель Союза журналистов России

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– Доверяю, в основном, не СМИ в целом, а персоналиям. В том числе тем, кто работает со своей аудиторией непосредственно, через блог, социальные сети. Из СМИ в большей мере доверяю Ведомостям, Новой Газете, ЕЖу, Каспаров.ру и Граням.

– Вы  больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– Соотношение времени в СМИ и Фейсбуке примерно 3 к 1 в пользу СМИ. Но назвать эти СМИ "традиционными" сложно, поскольку они все электронные. Соцсети вряд ли вытеснят традиционные СМИ, скорее произойдет частичная интеграция.  

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Профессия журналиста атакуется с одной стороны блогерами, с другой цифровыми технологиями, которые в ближайшие несколько лет заменят копирайтеров и несколько иных журналистских специальностей, которые смогут заменить программы. Ответ на этот вызов - профессиональная авторская журналистика.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Российская пропаганда по-прежнему эффективна.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Гласность для российских властей означает смерть. Причем не только в политическом смысле. Слова М.А.Суслова о том, что отмену цензуры в ЧССР и необходимость ввода советских танков разделяет два месяца и его вопрос, кто будет вводить танки в СССР, в школе КГБ наверняка учили.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Для негосударственных СМИ в России главное - удержать аудиторию, объяснить читателям, зрителям, зачем они это смотрят и читают. Эксклюзивный авторский контент, это то единственное, на чем сможет выжить такое СМИ

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Персона года, конечно, Алексиевич, но она не из России и ее не все считают журналистом, хотя зря. Лучшими журналистами стали те, кого журналистами не считают. Это Навальный и Шлосберг, которые организовали и опубликовали лучшие в России журналистские расследования.

– Антиперсоной?

– Антиперсона 2015, несомненно, Венедиктов. Умудрился за год предать: свой коллектив, аудиторию, профессию, доверявших ему известных людей, нескольких основателей Эха. В этой номинации он очевидный лидер.

Алена Вугельман, директор телекомпании "Четвертый канал", Екатеринбург

– Каким СМИ Вы сегодня доверяете?

– Если честно, не доверяю ни одному СМИ. Стараюсь получать информацию из разных источников и анализировать.

– Вы  больше времени тратите на Фейсбук или на традиционные СМИ? Вытеснят ли соцсети в обозримом будущем традиционные СМИ?

– Было время, когда я больше сидела в Фейсбуке. Но сейчас... Фейсбук все больше пугает и задевает меня своей оголтелостью и тем, что эмоции у пользователей стали зашкаливать. И я считаю, что социальные сети не вытеснят традиционные СМИ. Хотя бы потому, что для соцсетей нужно быть активным. А для традиционных СМИ можно оставаться пассивным потребителем контента.

– Главный вызов, который стоит сегодня перед профессией журналиста (не только российского)?

– Главный вызов - это, безусловно, объективность. Её в нашей профессии (и не только в России) становится всё меньше и меньше.

– Есть ли ощущение, что пропаганда российских государственных телеканалов уже не столь всесильна и эффективна? Или наоборот?

– Нет. Такого ощущения нет.

– Могут ли российские власти в условиях экономического кризиса ослабить цензуру и объявить «гласность»?

– Как показывает практика предыдущих кризисов, наоборот. Цензура в этих условиях только усиливается.

– Что самое главное должны сделать негосударственные российские СМИ, чтобы выжить в наступившем году?

– Я считаю, что пришло время "обьединяться". В те же синдикаты, например. Хотя бы с точки зрения амортизации программного продукта

– Кого из российских журналистов и медиаменеджеров назвали бы персоной 2015?

– Наталью Синдееву. И... Игоря Мишина за "Открытый показ".

– Антиперсоной?

– Ольга Скабеева с ее одиозностью...

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?