«ПРИДЕТСЯ ПЕРЕХОДИТЬ НА ПОДОРОЖНИК»

Продажи лекарств в I квартале 2016 года рухнули впервые за всю историю наблюдений. По итогам января – марта 2016 года на 10% год к году,  до 270,3 млрд рублей (цены конечного потребления), посчитали аналитики DSM Group. Это первое падение за всю историю наблюдений с 2008 года — до сих продажи лекарств год от года только росли.

О том что происходит на этом рынке сегодня Агентству новостей ТВ-2 рассказал Герман Князев, генеральный директор аптечной сети в Нижнем Новгороде, который в отличие от многих своих коллег, откровенно говорит о проблемах.

Действительно ли можно говорить о том, что лекарственный рынок рухнул?

Я бы не назвал  это крахом. Это плановое снижение покупательной способности людей в целом, которое докатилось и до фармрынка. Когда у населения снижаются доходы и покупательные способности, то в  последнюю очередь люди отказываются от лекарств. Сначала в 2014-15 гг. снижались рынки роскоши, автомобильные и ипотечные, потом люди стали меньше покупать одежды. И вот все это докатилось и до рынка лекарств. То есть в 2014-ом  году он упал на 8-15 процентов (разные цифры дают, ну давайте возьмем среднюю цифру — 10). В 2015-ом году было снижение продаж в упаковках также примерно на 15 процентов. А в первых двух кварталах 2016-го года мы уже наблюдаем снижение продаж на 10-15 минимум процентов по отношению к прошлому году. То есть, идет постоянное снижение продаж в упаковках. К докризисному уровню рынок уже просел процентов на 30. Это еще не катастрофа, но это очень серьезный кризис.

Что значит продажи в упаковках? Почему вы оперируете этим термином, а не оцениваете положение дел на рынке в рублях или в долларах?

Это самый объективный показатель. В рублях, учитывая, как выросли рублевые цены — можно выручить даже больше, в долларах — картина совсем печальная. А упаковки — это самый объективный показатель состояния рынка. Вот если люди раньше покупали, условно, 100 упаковок в такой-то период, а теперь покупают — 70, то все очевидно с положением дел на рынке.

Отказывают сейчас себе люди в аптеках в чем больше— в жизненно необходимых лекарствах или в тех, без которых можно как-то обойтись?

По нашим наблюдениям от всего, от чего можно отказываются. В первую очередь переходят от дорогих к более дешевым аналогам российского или индийского производства, так называемым дженерикам. Или человек приходит в аптеку с рецептами от врача, а там в этом рецепте 5-6 наименований. Фармацевт смотрит рецепт и  говорит сумму, которую нужно заплатить. И человек теперь часто просит: что-нибудь уберите. А фармацевт же не может такие решения принимать, менять назначения врача. Тогда происходит следующее: если человеку надо пропить 3-4 упаковки, и раньше он их сразу все и покупал, то теперь он покупает одну упаковку. И не факт, что у него будут деньги купить еще. То есть, он сам себе сокращает период приема лекарств, потому что просто нет денег.

Что с импортными препаратами сейчас происходит? Периодически появляются панические слухи, что вот скоро многие из них совсем пропадут из аптек. Есть ли основания для такой паники?

Я бы не паниковал. Нет массового отката импорта. Есть сложности с перерегистрацией. Они всегда были. Периодически препараты пропадают из розничной сети, потому что у них закончилась регистрационный пакет, и надо его вновь оформить. Отказов, чтобы какие-то кампании перестали работать в России, вовсе нет.

Но, в соответствии со специальной государственной программой «фармацевтической безопасности», происходит так называемая локализация. То есть, перевод производства на территорию России. У этого процесса есть и плюсы — создание новых рабочих мест, налоги, любое производство генерирует это.

Но надо понимать, что это за производство. Это всего лишь — упаковка. То есть, приходят таблетки из-за рубежа и у нас их упаковывают с помощью специальной машины. Технологической цепочки производства лекарств —  от момента изготовления молекулы (оригинального действующего вещества, которое изобретается, проходит клинические испытания)  —  у нас как не было, так и нет. Молекулы мы не производим. И даже субстанции из молекул не производим.

То есть, мы только пакуем?

Да , мы берем действующее вещество в лучшем случае из Европы, а в худшем — из Китая или Индии, и пакуем.

При этом, контроль за качеством этой продукции отдан самому производителю. Те показывают сертификат, а наши структуры по контролю за качеством контролируют, на самом деле, уже только упаковку. Могут еще посмотреть на просвет ампулу — оценить внешние какие-то признаки. А анализ, скажем, биоэквивалентности — в какой период, в какую секунду, в каком месте организма препарат всасывается —  у нас не проводят. Не оценивают эффективность препарата, как взаимодействует он с другими препаратами и т. д.

Поэтому человек часто сталкивается с тем, что он пил эти таблетки во Франции, например, потом продолжает покупать их в России — а эффект не тот.

Потому что этот препарат упакован у нас, а родом он не из Франции, а из Китая, скажем?

Именно так. Идет оттуда и нет контроля за его качеством никакого. Есть такое стандартное у нас требование  —  соответствие стандарту GMP. Но, чтобы вы понимали, это всего лишь проверка чистоты и качества помещения, где производится препарат. И еще у нас есть смешное для профессионалов соответствие стандарту ISO.  У нас принято очень гордиться тем, что все лекарства проходят проверку на соответствие этому стандарту. А на самом деле — это всего лишь стандарт маркетинговой логистики.

Ничего близкого к современному контролю за качеством лекарств у нас нет.

Правильно ли я понимаю, что в обозримом будущем о подлинном импортозамещении на нашем лекарственном рынке говорить не приходится?

В обозримом будущем нет. Эффективные лекарственный препараты — это научные институты, которые генерируют специалистов. А они, в свою очередь, генерируют и создают новые лекарственные формы, изобретают молекулы, которые идут в производство. Нет у нас этих институтов, нет технологий. И если мы говорим, что мы отстали в автомобилестроении, то тут мы отстали еще больше. Цивилизованный мир вкладывал и вкладывает миллиарды долларов именно в технологии, в разработку лекарств. Мы в этом смысле отстали невероятно.

Ваш прогноз: что ждет российский фармацевтический рынок в ближайшем будущем. Чего нам более всего опасаться?

Я такой пессимист-оптимист в этом смысле. Я не вижу уж прямо краха на нашем рынке. У нас, как в среднем по стране. И главная проблема — стремительное падение доходов населения. Поэтому будут сокращаться аптеки, немногие выдержат существование с такой минимальной маржой и максимальными издержками. Будет продолжаться переход на гораздо менее эффективные дженерики, на локализованное импортозамещение. Резкого сокращения ассортимента не будет, но он будет видоизменен. Доходы у людей будут падать и дальше к сожалению при такой политике государственной. А значит, многим придется переходить на подорожник и другие старые дедовские способы лечения.

 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?