Правила пития от Гришковца: "Водку нельзя «жрать», водку нужно "кушать".

В середине февраля писатель  Евгений Гришковец заявил о закрытии своего блога. Как пишет в своем ЖЖ bazil2000, сразу после ухода Гришковца в сети появился его текст с пометкой "неизданное". Текст оказался актуальным, про водку, что называется, на посошок. Название произведения - "Из личного (про водку)".

Мы предлагаем некоторые выдержки из этого произведения. Ознакомиться с текстом "про водку" полностью можно здесь.

 Евгений Гришковец пишет:

Помню,  однажды  один  корсиканец  пытался  научить  меня  пить пастис. Я отказывался, говорил, что не могу пить ничего анисового. Он же утверждал, что я просто не умею его пить, потому что ни разу не  пил  его  так,  как  пьют  его  на Корсике. 

А  у меня  даже  от  запаха этого  знаменитого напитка  все  волосы на  теле  становились дыбом. Но  он  настаивал.  Я  согласился  попробовать.  Он  обрадовался, притащил бутылку пастиса, нужные стаканы, воду и л?д. Он вс?, как положено, смешал, добавил льда.

От соединения с водой и со льдом пастис  моментально  побелел.  Корсиканец  долго  позвякивал льдинками,  помешивая  разбавленный  водой  пастис. Потом попробовал,  удовлетвор?нно  кивнул  и  облизал  губы. Мы  выпили.

 

Волосы, разумеется, на мо?м  теле встали дыбом. И даже не  только встали, но и выпрямились. Я  с трудом и,  собрав вс?  сво? мужество, допил  предложенное,  но  гримасу  скрыть  не  смог.  Он  был разочарован мною и сказал: «Водку-то ты пь?шь и не кривишься, а она-то куда противнее». Тут стало обидно мне. И я спросил его, как он пь?т водку. Он ответил, что старается е? никогда не пить, но если пь?т,  то пытается проглотить  е? как можно быстрее,  так как  вкус  у водки  уж  больно  ужасный.  Однако,  быстрому  е?  проглатыванию мешает л?д, плавающий в стакане. 

Тогда  я  понял,  что  водка  –  это  сугубо  наш  напиток,  я  бы  даже уточнил, ЛИЧНО наш.  

      

Мы много  раз  видели  в  кино,  как  герои  американских фильмов берут бутылку водки, прич?м, не из холодильника, а просто со стола или  из  бара,  берут  и  пьют  е?,  родимую,  т?плую  из  горлышка маленькими  глотками.  У  меня  такие  кадры  вызывают  рвотный рефлекс. Я часто сталкивался  с тем, что европейцы и американцы считают водку  самым  крепким,  тяж?лым  и  почти  невозможным  для употребления напитком, что водка имеет убийственную силу, и что она так же непонятна, как вс? русское.   

Однажды,  репетируя  с  целой  группой  акт?ров  из  Бельгии, Швейцарии, Франции и других европейских стран, я убеждал их, что русские пьесы им не стоит играть, как русские пьесы про русских. То есть, им точно не надо пытаться изображать нас. Получится ерунда. Стоит французу  надеть шапку-ушанку, и  тут же  получается  плохая карикатура. Они не понимали. Тогда я спросил их, знают ли они, как правильно русские пьют водку. Они дружно сказали, что прекрасно знают.  Я  попросил  их  показать  свои  знания  хотя  бы  при  помощи воды. Это  было  очень  смешно. Тогда  я пообещал,  что научу их, но по-настоящему. Для этого я устроил маленькую вечеринку.

Конечно, совершенно правильную и разнообразную закуску мне в городе Сент Этьен найти не удалось. Ни сала, ни хорошей квашеной капустки, ни правильных  сол?ных  (не маринованных) огурцов я не наш?л.  Про  грузди,  опята  или  рыжики  я  даже  не  говорю.  Но приличный ч?рный хлеб я купил, наш?л что-то вроде шпрот, нарыл
в  супермаркете  отличную норвежскую  сел?дку,  купил  лука… Водку купить было легче.

 Короче,  я  сделал маленькие  бутерброды:  кусочек  ч?рного  хлеба, маслица  немного,  сел?дочка,  сверху  кругляшок  лука  и  круглый же срез вар?ного вкрутую яйца.

Купил я ещ? правильные рюмки. Водку поставил  в  морозилку.  Водки  было  достаточно,  закуски  я  наделал тоже много.

Первую  они  пили  со  страхом,  особенно  девицы. Мне  пришлось даже  покрикивать  на  них. Многие  подносили  рюмки  к  губам,  как люди,  опасающиеся  обжечься.  А  я  настаивал,   чтобы  они  выпили обязательно залпом и немедленно закусили. И вот они сделали это.

Видели бы вы их лица! Самое главное, что на них было сначала – это удивление! Удивление, что они это сделали, не умерли, и ничего
страшного  с  ними  не  случилось.  Следующее  выражение  лиц означало: О, мон дь?! А это же очень вкусно!

Потом они выпили ещ? и ещ?… А потом кинулись звонить своим друзьям,  подругам,  приятелям,  знакомым  и  громко,  взахл?б  и радостно  сообщать,  что  они  только  что  выпили  водки…  залпом…  три  раза,  и  что  это  ТРЭБОН!  Они,  конечно,  гордились.  Ещ?  бы! Водку – и залпом! Как русские! Как в кино!

А в общем-то во всех таких культурах выпивание водки залпом – это признак если не смелости, то хотя бы силы.

 Я встретился с водкой и почувствовал е? очень не рано. Впервые я выпил водку с удовольствием после тридцати. До этого я пил е?, но всегда испытывал трудности при проглатывании и точно не считал
водку  вкусной. Мне  нужен  был  только  результат. И  в  этом  случае результат был всегда плачевным.

Убежд?н, что в случае знакомства с водкой необходим проводник, наставник,  старший  товарищ,  если  хотите.  И  нужен  ритуал,  я  бы даже сказал, обряд. От этого во многом будут зависеть дальнейшие
взаимоотношения  с  этим  сложным  и  гораздо  более  чем  просто напиток явлением жизни.  

 

Мне  повезло! Мне  мою  первую  настоящую  рюмку  водки  налил великий русский акт?р Михаил Андреевич Глузский. Налил, сказал верные  слова,  выпил  со  мной  и  закусил.  Он,  можно  сказать, поставил мне  руку. Он передал и  даже  вручил мне целую науку. Я запомнил е? и постарался быть хорошим учеником.   

Лично  для  себя  я  эту  науку  понимаю  так…  Хотя  это  и  не  было проговорено. Это стало ясно с годами и в процессе.

 
 
Водку нельзя пить одному и молча. В противном случае – это уже просто алкоголизм и не более того. Можно налить себе коньячку и в одиночку, сидя вечером у камелька, потягивать его, почитывая что-
нибудь. И  виски  себе  можно  плеснуть,  кинуть  льда  и  уставиться  в телевизор. Пива можно выпить одному, глядя футбол на экране. Но водка такого не допустит.

Хотя бывает много ситуаций, когда мы можем пропустить другую- третью  рюмочку  по  факту  в  одиночку.  Но  даже  находясь  в одиночестве, мы поднимем рюмочку, сделаем паузу, да и мысленно произнес?м  тост,  а  то  и  чокнемся  с  чем-нибудь.  Вот  мы  уже  и  не одни, вот уже и беседа, пусть с воображаемым другом, пусть даже с самим собой, но диалог. Сам  вкус  водки  требует  этого.  А  вкус  е?  таков,  что  водку невозможно потягивать, как виски или ром.

Водка требует порции в один-два  глотка.  И  именно  этот  вкус  сформировал  идеальную
водочную посуду – рюмку! А уже вследствие этого сформировался и
способ выпивания водки.

Водку  невозможно  в  компании  попивать.  Е?  необходимо выпивать,  так  сказать,  замахивая.  А,  стало  быть,  всей  компанией разом.  Налили  –  выпили.  Но  такое  выпивание  нужно  как-то объявить, надо  скомандовать, в конце концов, даже  если  за  столом два-три человека. Думаю,  что  как  раз  эта  необходимость  и  сформировала потребность в тостах. И теперь уже мы не мыслим выпивания водки
без  тоста,  без  каких-то  существенных  слов,  без  некого  смыслового вектора,  который  сопровождает  каждую  рюмку.  И  лучше,  чтобы каждый  тост  был  неповторим,  как  и  каждая  рюмка.  Иначе,  вс?
свед?тся к элементарной, пошлой пьянке.

 Когда  иностранцы  спрашивают  меня:  «скажи,  вот  французы говорят - «сонте», немцы – «прозит» или «цум воль». А русские как говорят? Раньше  я  говорил:  «На  здоровье!»  Они  радовались  и  старались запомнить. 

А  теперь  я  говорю:  «А  у  нас  нет  такого  стандартного слова  или  фразы.  Мы  каждый  раз  говорим  что-то  новое  или стараемся говорить. А если уже нового сказать не можем, то пь?м за
здоровье и расходимся».

Ну  правда!  Кто  и  когда  в  кругу  друзей  хоть  раз  говорил  «На здоровье!» Да никто и никогда! Водка требует творческого подхода. И  именно  этим  определяется  умение  или  не  умение  выпивать  –
творчеством!

У  всех  и  у  каждого  есть  друзья  или  знакомые,  с  которыми  в радость  выпить  водочки  и  с  кем  этого  делать  не  хочется  ни  при каких  обстоятельствах.  Тот  человек,  который  нес?т  с  собой  в
застолье  радость  общения,  умение  сказать  тост,  тонкое  понимание ситуации  и  компании,  не  частит,  выпивает  с  чувством,  с  толком,  с расстановкой, аппетитно крякает после опрокинутой рюмки, вкусно закусывает – такой человек желанный гость в любом доме и в любой компании.

Такой может выпить много, рассказать массу анекдотов, наговорить  комплиментов  всем  дамам,  станцевать,  спеть,  да  потом ещ?  и  проводит  до  дома  ту,  о  ком  надо  позаботиться,  или позаботится о перебравших водочки товарищах.  

Тот же, кто пь?т молча, быстро и,  с явным желанием как можно скорее просто  опьянеть, что называется «нажирается»  -  становится помехой  за  столом.  Таких  избегают.  С  такими  стараются  водку  не
пить.  Потому  что  «нажраться»  водки  –  дело  постыдное  и некрасивое. Водку нельзя «жрать», водку нужно «кушать». Не даром так аппетитно звучит старинная фраза: «откушать водочки».

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?