ПОЖАРЫ ПО РАСПИСАНИЮ

На Черемошниках в Ленинском районе жители деревянных двухэтажек установили ежедневные ночные дежурства. В конце апреля администрация Ленинского района на девяти улицах разместила объявление о том, что участились случаи поджогов и предложила патрулировать дворы по графику всю ночь. Как долго это будет продолжаться — жители не знают. Два десятка двухэтажных домов в основном уже признаны аварийными и их должны были снести. Но не снесли. И, как считают жители домов, участившиеся пожары — не случайность.

Учительская, 74 и Ангарская, 81. Два деревянных двухэтажных дома, постройки начала 50-ых годов. С двух сторон во дворе — надворные постройки: сарайки и дровяники, в этих домах нет центрального отопления, только печное, так что без дров никак. В этом году сараи горели уже дважды: в феврале и в конце апреля. Теперь жители дежурят, так как боятся что дальше сгорят уже дома.

Анна Рыбалова, ул. Учительская, 74, дом под снос:

«Я разговаривала со следователем, знаю, что уже возбудили уголовное дело по поводу поджогов: в одну ночь было более четырех поджогов на Черемошниках. Пока у нас горели только сараи, но после нас пожарные поехали на Учительскую 79. Там бросили бутылку с зажигательной смесью в подъезд. Наши три двухэтажных дома ( пер. Светлый, 26 и 28 и Учительская, 74) согласно постановлению должны были расселить еще в 2015 году. Но не расселили. И вот теперь мы горим. Возможно это выгодно застройщикам, возможно даже администрации. Напугать — чтобы мы подавали в суд на администрацию Ленинского района на расселение, чтобы нас расселяла именно администрация Ленинского района, а не застройщик. У меня квартира в собственности. Мне администрация Ленинского района предложила выкупить мою квартиру по рыночной цене. Но в таком аварийном доме она стоит копейки и я отказалась. На сайте администрации Ленинского района выставлена информация для застройщика, что эта земля под нашими четырьмя домами, стоящими рядом, выставлена на продажу и стоит 73 миллиона рублей. И, по неким источникам, уже вроде как есть покупатель, но кто он  нигде это не указано. Дежурим мы в темное время суток, по часу- по два,  выходим, независимо от пола и возраста, и дежурим. У нас есть график».

Анна Рыбалова говорит, что если бы не поджоги, они бы расселяться и не планировали. Хотели сделать ремонт в доме и дальше жить. Сейчас жильцы восьми квартир вскладчину купили и установили в подъезде пожарный гидрант, который однажды уже спас их дом, и датчики задымления. А в квартире у Анны в прихожей лежат огнетушители и противогазы. Старший шестилетний сын после последнего пожара боится в квартире ночевать.

Вечно длиться ночные дежурства не могут. Людям обещали, что будут привлекать к патрулированию еще и дружинников, но никто дружинников в своих дворах так и не видел. Вчера Ленинская администрация и два районных депутата организовали общее собрание, куда пригласили в том числе директора группы охранных предприятий «Аргус». Но платить охранному предприятию жителям Черемошников нечем. Нечем платить и проектно-сметному бюро за проведение экспертизы, чтобы признать дома аварийными (не все еще дома формально таковыми признаны). Хотя, если уж говорить формально, большинство квартир в этих домах — муниципальные и значит основные материальные затраты на все это должен нести муниципалитет.

На собрании жители разных домов говорили об одном: их поджигают и никакой помощи нет.

Ольга Ощепкова, пер. Целинный, 31, дом аварийный, подлежит сносу:

«22 апреля к нам приходил застройщик, посмотрели территорию, которую выставили на торги, а 25 апреля у нас начались поджоги, восемь поджогов на одной территории. Но мы дежурить начали еще до этого объявления,  с 2013 года. Как дом признали аварийным, так нас и жгут. Что за застройщик, мы не знаем. Я живу в муниципальной квартире и выиграла суд, у меня есть постановление от 22 марта, чтобы мне предоставили другую квартиру. По постановлению сделать это должны были в пятидневный срок. Но меня так и не расселили. Сейчас дежурят 10 домов с нашей улицы и еще домов десять с Первомайской, Урожайного, Большой Подгорной, Учительской, Обской и Ферганской. Все эти дома — под снос».

Геннадий Шараев, ул Обская, 50, дом признан аварийным в 2012 году:

«Мы под путинскую программу попали, дважды деньги спускали на расселение наших домов. В 2014 году нас должны были уже расселить, и до сих пор не расселили, только жгут. И вот приходится не спать по ночам, дежурить».

Светлана Меньшикова, ул  Учительская, 59:

«Вы представляете за одну ночь этой зимой  у нас три поджога одновременно в два часа ночи было, теперь мы дежурим. Но мы же все работаем! А еще в объявлении было написано, что дежурьте и плюс будут еще патрульные машины. Я вот с двух до пяти ночи хожу и ни одной патрульной машины. У меня маленький ребенок, мы уже подпилили решетки, документы возим с собой, ну как жить? Если им нужны наши площади, пусть тогда дадут нам квартиры и мы будем спокойно жить и спасть. Мой дом - это бывший заводской дом завода измерительной аппаратуры, у нас печное отопление, сараи сгорели, дрова теперь держать негде».

Татьяна Криворучко, ул Первомайская, 147:

«24 апреля  с трех до четырех ночи нам облили какой-то жидкостью воспламеняющей и подожгли подъезд.  Хорошо соседка не спала с соседнего подъезда, увидела и вовремя потушили».

Ирина Лукина, ул. Анагарская, 81:

«Нам ни разу нам не выдали справки о пожарной экспертизе, так как надворные постройки не оформлены, как общедомовое имущество. На этом основании нам отказывают.  Хотя это поджог — нам сами пожарные об этом говорили. Мой дом построен в 1961 году, введен в эксплуатацию в 1963 -м, моей бабушке давали квартиру в этом доме от речпорта. Дом не ремонтировался ни разу. Я писала президенту письмо, ведь у нас помимо пожаров еще и затопление каждый год, как дождь–ливень, как построили Радужный, ливневок нет, у нас огромная река, у меня в квартире вода однажды доходила до колен. В 2011 году нам начали откачивать воду, только после того, как приехала ваша телекомпания и сняла сюжет.Наш дом не признан аварийным. Мы хотели через администрацию, чтобы нам провели экспертизу, признали дом аварийным, нам сначала озвучили цену в 200 тысяч рублей, чтобы мы с жильцами сами оплатили. Потом озвучили 70 тысяч. Большинство квартир в нашем доме — муниципальные. Сейчас мы в очереди на эту экспертизу — 89-е. С начала года пять домов всего прошли эту экспертизу. Я звонила в проектно-сметное бюро и спрашивала: девушка почему вы нас отодвинули, у вас же указание было из администрации президента (после моего письма) в мае 2016 провести комиссию. Она мне говорит: понимаете, мы сейчас подчиняемся управлению капитального строительства и выполняем то, что они нам говорят, а экспертизу ваших домов мы проводим тогда, когда у нас есть свободное время. А когда оно у нас будет - не известно».

Присутствовавший на собрании заместитель главы администрации Ленинского района Сергей Лозовский на вопросы отвечал уклончиво.

Корр.: Почему не расселили дома в те сроки, когда должны были расселить?
С.Л.: Сроки согласно законодательства Российской федерации.

Корр.: Сколько из этих домов уже признаны аварийными?
С.Л.: Уточните в 8-м кабинете нашей администрации.

Корр.: Это поджоги?
С.Л.: Данных экспертиз еще нет, но вероятно это поджоги. Но люди не остаются без внимания, кому нужно предоставляем маневренный фонд.

Корр.: Скольким жильцам из этих домов предоставили комнаты в маневренном фонде?
С.Л.: Не готов сейчас сказать скольким людям мы предоставили маневренный фонд. Но люди здесь не брошены.

И отдельный вопрос: почему муниципалитет сам не нанимает охранное предприятие для защиты от поджогов, ведь квартиры в домах в основном муниципальные. Этот диалог приводим без сокращений.

Корр.: Муниципалитет собирается нанимать охранное предприятие, чтобы охранять эти дома как владелец большинства квартир?
С.Л.: Пока не готов ответить. Все зависит от собственников, какое решение они примут на общем собрании.

Корр.: Так вы же основной собственник?
С.Л.: Я еще раз говорю: какое примут решение большинством голосов собственники данного дома, так и будет.

Корр.: Когда муниципалитет будет принимать такое решение большинством своих голосов ?
С.Л.: За весь муниципалитет я не могу отвечать. 

Корр.: А к кому тогда этот вопрос, к Черноусу?
С.Л.: Я вам ответил.

Корр.: Вы — основной собственник, вы можете инициировать собрание на доме, чтобы поставить этот вопрос, почему вы этого не делаете?
С.Л.: Да, мы можем инициировать.

А пока жители продолжают спасать себя сами: дежурить по ночам, отстраивать заново сараи, и закупать новые дрова взамен сгоревшим. Ведь этим летом их точно не расселят, если только не сожгут. А значит нужно будет как-то дальше жить.

Метки: Томск, Томская область, поджоги, застройка Черемошников, ночное патрулирование, горят дома на Черемошниках

 

"Телеканал "Телерадиокомпания ТВ-2". Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ТУ 70-00370 от 23.07.2015, выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Томской области"

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?