"Появилась задача: мочить Познера"

Гость программы Час Пик Суббота Владимир Познер рассказал в интервью по скайпу о причинах популярности своего интервью с депутатом Государственной Думы РФ Ирины Яровой.

 

Юлия Мучник: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Как вы  сами объясните резонанс вашего последнего интервью, его высокие рейтинги, бурное обсуждение в сети. Почему на ваш взгляд именно эта программа вызвала такую реакцию?

Владимир Познер: Я тоже об этом думал. Не ожидал, что будет такая реакция. Я думаю, что это потому, что именно в этой программе четко обозначено, как сегодня разделена страна. По моему это как раз та ситуация, когда «50 на 50» или около этого.  Страна разделена на тех,  кто смотрит вперед,  кто смотрит, на мой взгляд, в сторону западного развития разумеется с российским оттенком. И это не значит, что они русофобы,  и тех, кто является сторонниками жесткой, несколько шовинистической, весьма антизападной линии. И это люди, как мне кажется с проблемами психологического характера. Они ненавидят Запад. Главным образом потому, что они ему завидуют, чувствуют некоторую свою ущербность, поэтому так зло  говорят об этом самом Западе. Мне кажется, что вот эта программа обозначила вот эти две группы.

Юлия Мучник: Как вам кажется , что это все-таки за типаж – депутат Яровая? С кем вы имели дело – это циник? Фанатик? С  кем вы имели дело в этом интервью?

Владимир Познер: Мы пригласили её потому, что она является инициатором очень большого количества законов. Порядка 110. И особенно тех законов, которые в последнее время многие считают репрессивными. И при этом Яровая возглавляет весьма важный комитет. Я хотел с ней поговорить по поводу вот этого законотворчества. Когда мы её пригласили, нам было сказано, что она подумает. Через какое-то время она сообщила, что «да», что она принимает предложение. Потом откладывала, но твердо говорила, что придет. Я пытался ответить на вопрос – а почему она приходит? Какие у неё цели?  И только во второй части программы я понял, что на самом деле происходит. Я полагаю, что не одна она решала этот вопрос.  Я полагаю, что это обсуждалось. Обсуждалось определенной группой.  И что было принято решение, что надо мочить Познера. Что надо мочить Познера. Поэтому надо внимательно прочитать его книгу, поднять,  что он говорил, и мочить его. Это была задача. И она старалась из всех сил эту задачу исполнить. Что это за человек – я не могу вам сказать. Если говорить о характеристиках, которые вы перечисляли в своем вопросе, конечно она не фанат.  Это человек, который – говорю НЕ оскорбительно – который держит нос по ветру. И в зависимости от этого ветра этот нос соответственно поворачивает. Этот человек наверное умеет в разных ситуациях выживать.  

Юлия Мучник: Что все-таки для вас стало главной неожиданностью эфира? Или даже по другому спрошу :   правы ли те зрители, которым показалось,  что впервые вас, Познера, сумели вывести из себя в эфире?

Владимир Познер:  Она была близка к тому, чтобы вывести меня из себя. Но я все-таки удержался. Я ей мог наговорить массу вещей. И было желание пару раз прямо сказать ей то, что для меня совсем нехарактерно. Уровень наглости меня просто потряс.

 Конечно, мне было интересно, что вдруг появилась такая задача – «Мочить Познера».  С одной стороны, мне это льстит. Это значит, что меня опасаются.   С другой – видный человек, с Государственной Думы – пришел с этой задачей? Конечно она будет это отрицать. Но стоит посмотреть программу – это все очевидно.

Юлия Мучник: Не кажется ли вам, что эти персональные выпады по поводу гражданства, национальности ведущего – это тоже «маркер» ситуации в стране?  Что депутат Государственной Думы почувствовал, что теперь это дозволено в этой стране, в эфире Первого канала?

Владимир Познер: Я думаю, что «да». Не думаю, что эта точка зрения разделяется всеми в Государственной Думе.  И судя по тому,  что отвечал на вопрос о гражданстве,  правда в другом ракурсе Президент Путин (разговор Путина с гражданами России – ред), тональность у него была все-таки совершенно иной. Все-таки, я думаю, что вы правы. Что можно мутузить человека за то, что у него есть другое гражданство. И это автоматически означает, что он «не свой». Что ему проблемы России безразличны, что он «враг». Но она ещё дальше пошла. Она подчеркивала не гражданство. Она подчеркивала национальность.  Она говорила, что она «русская», что это – важно.  И когда я ей посмел напомнить, что в России живут не только русские – это было не важно. На мой взгляд, она была на грани того, что можно  назвать «возбуждением национальной розни».

Юлия Мучник: В этом смысле многим показалось, что эфир был знаковый. И многие писали, что в этом смысле вы показали не только лицо депутата Яровой, но и лицо нынешней власти. Как вам кажется, депутат Яровая – это и есть олицетворение нынешней власти?

Владимир Познер: Мне не кажется, что такие обобщения справедливы.  Бесспорно, это лицо части власти. Я думаю, что во власти как законодательной так и и в другой есть немало людей, которые разделяют её точку зрения. Но я даже не знаю – большинство ли. Но то, что этот взгляд существует и разделяем довольно серьезным количеством людей – это факт.

Юлия Мучник:  Ближе к концу вы признались, что не успели задать все вопросы, которые хотели  задать. О каких незаданных вопросах вы сейчас больше всего сожалеете?

Владимир Познер: Вопросов незаданных было много. Но одно хочу сказать – я не собирался говорить  с ней по поводу квартиры.

Юлия Мучник:  Многие сожалеют

Владимир Познер: В моем представлении, если берешь интервью по одному поводу .. Если бы я занимался расследованием по коррупции – это другое дело. Но я её приглашал не для этого. И я себе сразу сказал – я не буду опускаться до этого уровня.

Юлия Мучник: Тут надо пояснить телезрителям, что речь о квартире купленной за несколько миллионов долларов и записанной на 17-летнюю дочь.

Владимир Познер: Согласно данным Новой газеты – квартира эта порядка трех миллионов долларов. Некоторые говорят, что меньше. В любом случае, семнадцатилетняя дочь такими деньгами не могла распоряжаться. Пускай с ней на эту тему говорят другие люди. Я с ней хотел говорить о законах, против кого они направлены. Закон по поводу НКО. Я понимаю, что организация, которая внутри России занимается политикой, и при этом получает деньги из-за рубежа  - да, я как российский гражданин имею право это знать.  Но если вы мне говорите при этом – что это «иностранный агент», то я делаю вывод – что это шпион. Значит, по другому их надо называть. Не надо настраивать население таким образом.

Юлия Мучник: В программе прозвучал вопрос, который вы никому ещё ни разу не задавали. Вы спросили, могла ли депутат Яровая расстрелять человека? Почему именно ей вы задали этот  вопрос?

Владимир Познер: Это по наитию. Мы все работаем с наушником.Нам по нему, например,  говорят «Осталось 5 минут, 3 минуты».  И когда я её спросил – «Вы могли бы расстрелять человека?»  и она чуть замешкавшись ответила, что «нет»,  и я переспросил – «точно?» , так мне в ухо сказали «Не только могла бы, но известно кого в первую очередь с дощечкой «Американец» на груди» (смеется –ред).

Юлия Мучник:  Так а вам как показалось – могла бы?

Владимир Познер: У меня даже нет сомнений

Юлия Мучник: История с «Государственной Дурой», нынешнее интервью – не становится ли вам  всё труднее сохранять беспристрастность?

Владимир Познер: Наверное труднее. Я  стараюсь изо всех сил. Я всё-таки пытаюсь быть журналистом, а не пропагандистом-агитатором.  

Юлия Мучник: В этой же программе в своей традиционной «прощалке» вы  сформулировали 10 вопросов Президенту, оговорившись, что вы не надеетесь, что он когда-то придет к вам в эфир. Во время прямой линии с Президентом  вы услышали внятные ответы ответы на свои вопросы?

Владимир Познер: Во-первых, я и не рассчитывал, что я получу ответы на свои вопросы.  Я понимал, что Президент страны не будет отвечать отдельно на вопросы Владимиру Познеру. Я ожидал конечно, что может быть Президент Путин в мой адрес отпустит какую-нибудь ремарку. Не отпустил. Что касается прямой линии – я вопросов-то таких не слышал.  Ближе всех к одному из моих вопросов Алексей Венедиктов. При этом хочу подчеркнуть, что в этот раз  - там были вопросы абсолютно неподготовленные. Это было видно. И это хорошо. Но мои вопросы не прозвучали.

Юлия Мучник: Как вам кажется, Президент сегодня понимает и представляет, что сегодня происходит в стране и со страной?

Владимир Познер: Не знаю. Это во многом зависит от той информации, которую ему дают. Ни один человек, даже семи пядей во лбу не может знать всё, что происходит даже в маленькой стране не говоря уже о такой стране как Россия. Известна пословица про гонца с дурными известиями. Наверное никто к этому и не стремится.

Юлия Мучник: Не так давно пронеслись слухи – что мол Познер все бросает, уезжает из страны. Вы их опровергли. Но признайтесь – вы подумываете на эту тему? Все бросить – и уехать ?

Владимир Познер: Подумываю. Я уже говорил о причинах – если я не смогу делать свою работу, которою очень люблю, которая в какой-то степени смысл моей жизни – да, тогда я уеду. Так случилось, что я родился и вырос  в другой стране, других странах. Но это же никому не должно быть обидно. Кто-то из россиян уезжают жить за рубеж и признают, что их дом в России.. А есть люди, которые начинают толковать мои слова и чувства  сразу негативным образом. У меня есть дом в Париже и в Сочи. И если я не смогу быть полезным здесь – а для меня это важно – то я скорей всего уеду.

Юлия Мучник:  Человеку, которому сейчас тошно и страшно  в России: от произвола, от коррупции, от ксенофобии, и при этом  он не может, или не хочет из страны уезжать  – какое противоядие от тоски и уныния посоветовали бы? 

Владимир Познер: (после паузы) Трудно ответить... Кажется у Соломона на кольце было написано «И это пройдёт»

Юлия Мучник: Спасибо за интервью

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь