ПОТОМКИ ТОЯНА: 400 ЛЕТ СПУСТЯ

Деревня Эушта сейчас часть Кировского района города Томска. Томском она стала четыре столетия спустя, после того как эуштинский князь Тоян с челобитной ездил к русскому царю, чтобы тот повелел основать Томский острог. Эуштинцы по сей день гордятся, что их предки основали город. Но сокрушаются, что эуштинских татар уже почти не осталось.

О том как жила Эушта последние шестьдесят лет, нам рассказала Фариза Курбанбаева.
Она родилась в Эуште, в апреле ей исполнится 64 года, 45 лет проработала учителем начальных классов в Эуште и в Бориках. Помнит, как не было моста и в училище в Томск ей приходилось ходить пешком, переправляться на пароме или даже летать на вертолете. Мост через Томь, построенный в 1973 году, многое изменил в жизни эуштинцев. Сейчас зимой много домов в деревне пустуют, народ предпочитает зимовать в Томске. И лишь к лету деревня пробуждается.

Рассказывает Фариза Курбанбаева.

Эуштинское наречие

Эуштинское наречие сильно отличается от других. Мы, например, казанских татар плохо понимаем. Барабинские татары (из деревни Барабинка Томского района) сильно окают. А вот турок к нам приезжал, изучать в том числе и наш язык, мы говорили на татарском,  и я его прекрасно понимала.

У меня зять из Мариинска, мама у него из Казани. Мой муж как-то полез в погреб и попросил спички принести, спички — по-эуштински «сирянке». Зять зашел домой, ходит, ходит, ищет что-то. Потом говорит: «Йок «сирянке».  А мой муж удивляется: как «йок», если они на печке лежат. А я подсказываю: наверное «шырпы» — спички... Или попросила принести мне подушку — «ястык» по нашему, а по-казански подушка «менд?р». Я вот сейчас завела тетрадку и записываю, как звучит слово по нашему, по-эуштински, и как звучит по-казански, а рядышком перевод. И хочу создать словарик эуштинский.

К нам недавно приезжал историк Волков. С ним был один казах, изучали они племена эуштинские, у них была аппаратура и они слюну брали у моих гостей — генетический анализ делали. У меня как раз поминки были и было много гостей. И вроде как получается: Мавлюкеевы – местные, Сулеймановы — родственники Тояна. А вот мы Курбанабаевы — пришлые...

Сейчас я факультативно обучаю детишек татарскому языку. Мы завели словари, пишем русское слово и наше эуштинское. Недавно прошли домашних животных, теперь диких животных проходим. Дети сейчас по-татарски почти не говорят. Я переживаю, что они его забудут, потому что родители сами говорят на русском языке. Тем более, что сейчас в Эуште все смешались: русские, татары, казахи, узбеки, а раньше только татарское население и было. В Тоянах — она наша новая улица, названа так в честь князя Тояна, там вообще только один пришлый народ и живет.

Мечеть

Во время советской власти мечети в Эуште не было. Старую мечеть закрыли и разрушили перед войной. В старой мечети дети богатых деревенских крестьян изучали арабский язык. Больше арабскому нигде не учили. Чтобы в советское время мусульманские традиции не были забыты, наши старики детям рассказывали о том, как должны себя мусульмане вести, как должно проходить сватовство, как похороны. Помню муллу, он перед похоронами, ребятишек посадит в круг и рассказывает, как человек умирает, как поминки справлять, мальчишкам рассказывает, как нишу боковую в могиле делать, куда тело в саване кладут.

Один наш деревенский житель стал муллой случайно. У него погиб сын. На 1 мая демонстрация была в Томске и два пучка разноцветных шаров упали на реку. К тому времени на реке уже велась добыча гравия и потому там, где раньше мы переходили вброд, образовались ямы и воронки. Мальчишки поплыли за шарами, обласок перевернулся и они утонули. Но тела долго не могли найти. Отец одного из этих мальчиков тридцать дней искал тело, на обласке плавал вдоль берега. Он мне рассказывал: все считают, что я с ума сошел, иду я вдоль речки и слышу голос «Ты придешь домой, откроешь Коран и начнешь читать на такой-то странице». Он этому голосу отвечает, мол, не умею я по-арабски читать, я и по-татарски-то плохо читаю».Пришел домой, открыл Коран на нужной странице, сидел, смотрел на эти арабские буквы и вдруг они у него в голове сложились. А голос ему и говорит «вот когда прочитаешь такую-то суру – молитву, через два–три дня найдешь тело сына». Он прочел суру и через два дня нашел тело. Так он выучил арабский. А потом стал у нас в Эуште названным муллой. Если старый мулла не приходил на поминки к тем людям, которые пили, этот всех жалел и ко всем ходил.

Но мечети в Эуште тогда так и не было. Появилась она у нас только после того, как развалился совхоз. Скотину всю из Эушты вывезли, коровники по кирпичику разобрали. Осталось только здание старой совхозной конторы. Отец моего мужа ездил по инстанциям и выпросил для деревни под мечеть этот деревянный домик. Мы всей родней, у нас раньше в Эуште много было Курбанбаевых, взялись за ремонт этой конторки. Муж сделал из нержавейки полумесяц, женщины побелили-покрасили, кто-то шторки принес. А уже потом, когда мой дед умер, был сход деревенский, и мой сын взял обещание капитально отремонтировать здание под мечеть. Денег нет, он продал свою машину. Тут как раз в деревню узбеки приехали, и они с моим сыном все разобрали почти до основания и собрали заново. А я их все лето кормила. Родственники помогали, золовка дала три пластиковых окна, сосед мой еще два окна дал. Внутри теперь очень красиво, правда, денег на линолеум нам не хватило.

Но мы же теперь город, обратились в Кировский район, долго ждали ответа и потом моей дочери позвонили из администрации и сказали, что это же ваша идея, вот и ремонтируйте мечеть за свой счет. Правда два куба досок дали. К тому времени уже и деревня подключилась: кто тысячу даст, кто две. Купили батареи, зять мой провел отопление. И открыли мечеть, как раз на праздник жертвоприношения Курбан Байрам.

Мост

Раньше Эушта была там, где Тимирязево, на горе. Там потомки от Тояна — Сулеймановы живут до сих пор, правда бабушка старенькая уже умерла. Потом, когда наш Тоян вернулся от русского царя, эуштинцы поселились вдоль протоки на поле. В моем детстве моста еще не было и Эушту от Томска отделяли протока, два острова и сама река. Мама рыбу накоптит, папа рыбу на обласок и в Томск. У них артель была, 7 или 8 человек из бывших фронтовиков ловили рыбу.

При этом мой папа вообще не умел плавать, а обласок такой маленький, и я всегда переживала за отца — вдруг он утонет. Стояла на берегу до вечера, не ела, не пила, все ждала, когда вернется. Однажды отец на том берегу с друзьями рыбачил, а тут ледоход пошел. Два дня лед шел, они не могли вернутся. Копченную рыбу, ягоду лесную и козий творог мы продавали с мамой на томском берегу, на Московском тракте тогда был базарчик.

Помню как однажды, когда еще в педучилище училась и моста не было, в Томск меня переправляли на вертолете. Было это на ноябрьские праздники, ударил морозец, вроде бы лед встал, мой дядька и еще один парень решили на праздники сходить в Эушту. Я пошла с ними и провалилась под лед. Руки успела вскинуть, зацепилась и меня вытащили. Иду я в Эушту вся мокрая, а еще два острова нужно пешком пройти и нашу протоку. Иду и боюсь мокрой домой появиться. Папа ужасно ругался, испугался за меня, что чуть не утонула, и обратно, чтобы в Томск вернуться, меня на тракторе за деревню увезли и на вертолет посадили. Мой дядя был летчиком. Мне тогда было всего 15 лет.

Сабантуй

Решил в прошлом году мой сын Шамиль Сабантуй в Эуште провести. Сабантуй — это праздник в честь окончания весенних полевых работ. Купил для праздника за 80 тысяч рублей скакуна. В деревне сейчас никто коней уже почти не держит, только два коня на всю Эушту и остались.  Впрягли купленного коня в телегу, украсили телегу колокольчиками и искусственными цветами, и поехали по деревне: народ на Сабантуй приглашать и призы на розыгрыш собирать. Кто полотенце даст, кто кружку, кто деньги, собрали 8 тысяч рублей. Организовали скачки, был еще конь из Черной речки, из Петрово, шесть коней в итоге набралось. Приехал один депутат, говорит моему сыну «найди теленка на главный приз, я дам на это десять тысяч рублей». А я за несколько месяцев до этого купила трех телят, думала подращу их, детям помощь будет. Вот мне Шамиль и говорит: давай нашего теленка одного отдадим. И я отдала своего теленка, ну а так как эти десять тысяч тоже на праздник ушли, мне его было жалко. Когда я завязывала платок моему бычку на шею, говорю, мамочка (а она три года назад умерла), сделай так, чтобы этот теленок далеко не ушел, пусть моим детям достанется.  И вот на одного из скакунов сел мой зять, он пришел первым, и мой бычок к дочке моей и отправился.

Традиции

Когда мы решили построить дом, нам всей деревней помогали. Сейчас такого уже нет. Когда построили дом, все у нас гуляли. Мама наварила пива, деревенские кто, что мог принесли из еды, в ограде сколотили большой стол из досок, играли на гармошке, песни пели. А сейчас у нас в Эуште даже гармониста нет ни одного.
И еще сейчас мусульмане очень много пьют, хотя это запрещено. И пост мало кто соблюдает, это когда едят только два раза в день: утром рано и вечером поздно. В Черной речке многие женщины умеют читать молитву. А у нас в Эуште — нет. Мама, умирая, просила меня каждый четверг читать одну молитву, переведенную на татарский язык. И я ее читаю по книге, чтобы помянуть. А в это лето была сильная гроза. В один момент так ударило, что я молитву, которую по книге читала, со страху на память прочла. Сейчас опять ее на память не помню...

На фото: женский головной убор — халфак


 

Для справки:

Тоян (иногда Таян) — князь тогда небольшого (около 300 чел.) татарского племени эушта, жившего в XVII веке на берегах реки Томи в районе современного города Томска.

В конце XVI века русские казаки под руководством Ермака, разгромив войско сибирского хана Кучума, начали освоение сибирских земель. На своём пути они практически не встречали сопротивления — местные сибирские татары принимали российское подданство, стремясь с помощью русских защититься от набегов кочевников с юга (джунгар, калмыков, киргизов, ногайцев, телеутов).

Следуя примеру соседей и совету посетившего его в 1599 Василия Тыркова, летом 1603 в Москву к Борису Годунову отправился в составе посольства с челобитной и подарками и князь Тоян. 20 января 1604 он прибыл в Москву и подал царю челобитную с просьбой о приёме его племени под власть Русского государства и возведении в его эуштинской земле города - чтобы мог он, «всех государевых непослушников» «сказывать и приводить: под государеву царскую высокую руку»; так покорены будут все окрестные народы (Тоян перечислил их в челобитной) и «ясак с них имати можно будет». Борис Годунов принял племя Тояна под покровительство Москвы, эуштинцы были освобождены от ясака, в отличие от соседних народов, вожди которых не поторопились присягнуть на верность первыми.

Надпись на стелле: Обращение с челобитной князя Тояна о принятии томских татар в русское подданство.

Метки: В Томске, томские татары, эуштинские татары, Эушта, эуштинское наречие, Томская область

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?