ПОПУТКАМИ ПОДНЕБЕСНОЙ. ВЗГЛЯД НА КИТАЙ С ХАЙВЕЯ (ЧАСТЬ I)

Мне давно хотелось взять с собой маму в автостопное путешествие. Лучше всего, решила я, ехать на восток или в какую-нибудь мусульманскую страну, – словом, туда, где уважают стариков. Маме семьдесят два.

«У тебя забавная мама», сказала мне китаянка Хе Ю Хань, когда мама категорически отказалась от вилки и стала учиться есть палочками. Водители, узнавая о мамином возрасте, говорили одно и то же – «Шенти хао!» Хорошее здоровье, мол. И восхищённо показывали большой палец.

Для старта нашего путешествия был выбран Урумчи – туда самые дешёвые билеты из Новосибирска, к тому же, это не совсем Китай, а автономная уйгурская республика, и можно зараз прикоснуться к двум разным культурам.

…Никогда ещё хостел под названием «Серебряная берёзка» (Бай Хуа Му) не принимал русских пенсионеров… Зато в холле мы столкнулись с французским - его звали Жак, в прошлом работал преподавателем биологии, зато теперь был не на шутку напуган жучками: Жаку везде мерещилось присутствие китайских спецслужб. «Они снимают нас и записывают наши разговоры», - полушёпотом сообщил Жак, показывая на камеры в коридорах хостела. «И ещё они контролируют тех, кто пытается обойти блокировки, - предупредил он.

Но без средств обхода блокировок в Китае некомфортно. Привычные гугл, фейсбук и даже вконтакт не запустились. Жак в качестве поисковика честно использовал только китайский сайт «Байду». При всём нашем желании быть законопослушными, терпения на это не хватило. Байду оказался совершенно бесполезным, к тому же обнаружил странное свойство – если в строку поиска ввести любое слово на русском языке - хоть название местности, хоть имя президента - среди первых результатов поиска непременно окажутся ссылки на порносайты.

 

В дополнение к тотальному интернет-контролю, весь город увешан видеокамерами. Их сотни, тысячи, они висят чуть ли не на углу каждого дома, они закреплены на специальных штендерах над тротуарами.

Возможно, Жак был не так уж смешон в своей паранойе. В Урумчи, из соображений безопасности, запрещено проносить воду не только в музеи и другие учреждения, но и в некоторые автобусы. Досмотру подвергается каждая сумка и рюкзак пассажира.

Уличные камеры в другом китайском городе – Яншо

Последний раз теракт в Урумчи был в 2015-м: кое-кто в автономной Уйгурии не прочь стать ещё автономнее. Периодически вспыхивают восстания, и китайцам приходится усиливать военное присутствие в регионе. Сейчас всё тихо, но Урумчи наводнён полицией и солдатами. Некоторые из них выстроены в красивые группы, наподобие цирковых гимнастов. Спинами друг к другу, с автоматами наперевес, широко расставив ноги, они стоят, не шелохнувшись, на каком-нибудь перекрёстке. Неподалёку среди машин припаркован белый бронетранспортёр.

Адаптировавшись к новой реальности, спустя пару дней мы покинули Урумчи. Осторожный Жак посоветовал нам не пытаться выехать автостопом из огромного Урумчи, а доехать до маленького Турфана и начинать ловить машины оттуда. Мы послушались, и напрасно. Выбираться на трассу из большого города проще, чем сесть в китайский поезд.

Чтобы под мирный стук колёс заварить заветную лапшу (это интернациональный поведенческий код, как оказалось), сначала вы пройдёте четырехуровневый контроль. Вас просветят, пропикнут и ощупают на входе в билетную кассу, затем – при входе на вокзал - и просветят и пощупают, потом – при посадке в поезд. И после этого ещё раз, на всякий случай, проверят билеты на перроне. Ещё дома я пришила секретный карман для денег с внутренней стороны штанины, под коленом. Специальные женщины в перчатках, ощупывая меня с ног до головы, чрезвычайно интересовались этим карманом, мяли его и просили показать содержимое.

При входе в музеи нужно сдавать палки для селфи – они приравнены к колющим предметам.

В поезде (обойдясь без лапши), мы изучали достопримечательности Турфана. Путеводитель предлагал посетить руины Цзяохе, пещеры и древние гробницы. Но выбравшись на перрон, мы узнали, что автовокзал находится очень далеко от города. Отбившись от таксистов, мы побрели искать автобус, как вдруг ещё один, не замеченный ранее, таксист потащил нас к своей машине. Всего семь юаней! -Семь юаней до города? - Да, да! Я ещё несколько раз уточнила, что поездка обойдется в семь юаней (один юань в томском обменнике продавали за одиннадцать рублей). Да, да! – махал руками таксист и выразительным жестом опустил какой-то прибор на панели, выключив, мол, его. Мы уселись и покатили по пустынной местности, напоминавшей равнины Западной Сахары… и что-то катили подозрительно долго.

Такое расстояние вряд ли могло стоить семь юаней. И лишь когда таксист подал в окошко пять юаней за проезд по платной трассе, у меня всё окончательно прояснилось. Кроме того счётчика, который таксист выключил, на панели тикал ещё один, и он показывал уже девяносто юаней. Эй, эй! Стойте! - Закричала я.- Вы же говорили, семь юаней! - Нет, отвечал он, вот столько, сколько на счётчике. - Останавливайте! У нас нет столько денег! - Тут нельзя останавливаться – ответил он. И действительно, на скоростной трассе негде было притормозить. Но когда он доехал до подходящего кармана, счётчик показывал уже девяноста девять.

Минут двадцать мы выясняли отношения, краснея и раздуваясь. Мама наблюдала за спектаклем с заднего сиденья и не вмешивалась. Я предлагала ехать в полицию, он звонил каким-то друзьям, и мне несколько раз пришлось рассказывать англоговорящим собеседникам одно и то же. История затягивалась. Мы подумали немного и махнули рукой. С одной стороны, посещение уйгурской полиции сулило интересную сценку из китайского быта. С другой, мы бы потеряли ещё больше времени. Расходы на такси в нашем бюджете запланированы не были, но я вытащила семьдесят семь юаней – и мы вышли из машины. Таксист был очень доволен. Видимо, поход в полицию мог завершиться всё же в нашу пользу.

Мы стояли на обочине трассы, так и не доехав до города. А ну его, этот Турфан с гробницами, решили мы. Раз мы уже на скоростной трассе, то отсюда и начнём наш автостоп. На самом деле, спасибо алчному таксисту. Ведь самое трудное – в новой стране в первый раз выйти на трассу.

Для успешного автостопа обязательно нужна цель, желательно – достижимая. Мы заглянули в карту. К вечеру было бы неплохо добраться до Хами, он лежал в четырёхстах одиннадцати километрах к западу. Я написала в тетрадке подготовленные заранее иероглифы, подставив туда название города: «Здравствуйте, мы едем в Хами. Вам в ту же сторону? Не могли бы вы нас подбросить?»

Я немного учила китайский, поэтому написание иероглифов не представляло трудности. Но думаю, каждый способен побороть панику перед китайской грамотой и перерисовать любой иероглиф. С произнесением слов дело обстоит сложнее - чтобы уверенно различать (и воспроизводить) четыре тона, нужна практика, только если вы не обладаете абсолютным слухом.

Тем, кто отправится в Китай самостоятельно, я советую загрузить бесплатное приложение «карты Байду» (????). В отличие от тех, что составлены иностранцами, китайские карты всегда соответствуют действительности и отражают актуальное состояние дороги. Если часть трассы перекопана, это будет видно на карте и позволит скорректировать маршрут. С помощью этого приложения можно искать так называемые «толлгейты», пункты приёма денег при въезде на платную трассу. Это единственное место, где, не нарушая закона, вы можете голосовать на хайвее. В городах Байду, наподобие нашего дубль-гиса, помогает проложить маршрут общественным транспортом до нужной вам пригородной остановки (все удобные толлгейты находятся только в пригороде).

И вторая палочка-выручалочка в Китае – это какой-нибудь переводчик с функцией рукописного ввода, с помощью которой вы сможете перерисовывать незнакомые иероглифы из указателей и меню и ускорите коммуникацию с местными.

Итак, стоя с тетрадкой и картой Китая, мы подняли руки (большой палец как знак автостопа может вводить в заблуждение водителей. Есть вероятность, что вам будут радостно махать и показывать большой палец в ответ). Не прошло и минуты, как остановился грузовик. Мы уже собрались лезть в кабину, как вдруг водитель сам выскочил на тротуар и стал озираться с озабоченным видом. Оказалось, мы рано обрадовались: грузовик остановился по своим делам – и по чистой случайности, прямо рядом с нами. «Ни хао!» Я произнесла ему вслух всё, что было написано в тетрадке, и для надёжности сунула тетрадку под нос. «Можно ли нас подбросить?» Водитель бегло посмотрел, сказал «Можно» («кэ и») и снова заоглядывался, кого-то явно дожидаясь.

Так и осталось непонятным, берёт он нас или нет. Вдруг у китайского «можно» ещё десять неизвестных мне значений? Мы неуверенно топтались рядом, но водитель закивал нам на свой грузовик – садитесь. Всё ещё неуверенные, что сейчас куда-нибудь поедем, мы забрались в кабину и стали ждать. Вскоре подъехал какой-то мини-грузовичок, и водитель, как старым знакомым, стал подавать нам коробки. Разместившись с коробками и рюкзаками, мы, наконец, тронулись. Ура, настоящий автостоп начался!

Автостоп в Китае, помимо существенной экономии, даёт почувствовать что это, на самом деле, дружелюбная страна, и в ней много отзывчивых людей. Внешне китайцы довольно суровы, и в этом угадывается сходство с Россией. Тебе никто не станет просто так улыбаться на улице, это не Индия. На тебя посмотрят изучающе и без тени улыбки. Но если ты поздороваешься первым, тебе почти всегда улыбнутся в ответ. Большинство китайцев с готовностью (иногда чрезмерной) помогают, если иностранец заблудился и попал в трудную ситуацию. Иногда для этого они собирают консилиумы прямо на тротуаре и принимают коллективное решение.

Вслед за нашим первым грузовиком была легковушка, которая высадила нас на трассе перед свёртком в небольшой город. Чтобы увеличить шансы, мы решили пройтись сотню метров до следующего свёртка. Вдоль всех платных китайских дорог есть полутораметровые «участки для непредвиденных остановок», и ходить по ним совершенно безопасно.

Переходя через мост, мы заметили машину дорожной полиции, которая дежурила под мостом, но и нас, прогуливающихся с рюкзаками по мосту, было снизу хорошо видно. Полицейские закричали, показывая на каменную лестницу, и нам ничего не оставалось делать, как спуститься.

Из четверых гаишников (все они были уйгуры), один на удивление прилично говорил по-английски. Он представился Тахирбагом, расспросил, куда мы едем, и изумил нас тем, что уже знал о существовании автостопа (большинство китайцев впервые о таком способе путешествий узнавали от нас). Тахирбаг хотел нам помочь, но не мог просто вернуть на трассу, поэтому предложил подкинуть нас до удобной точки. Коллега Тахирбага положил наши рюкзаки в служебную машину, вручил по две бутылки воды, мы загрузились и поехали. Так мы опробовали полицейскостоп.


Позже в нашем путешествии мы не раз убеждались, что китайская полиция – как дорожная, так и обыкновенная – это лучший помощник автостопщика. То ли из-за низкого уровня преступности (действительно низкого) полицейские такие расслабленные и дружелюбные, то ли на эту работу отбирают не всех подряд, но в Китае к людям в форме без всякого страха можно обращаться за помощью, что не так просто представить в наших родных широтах.

Итак, мы покатились в служебной машине к очередному толлгейту, который находился в пятнадцати километрах. Прибыв на место, наши гаишники просто останавливали все машины подряд и довольно быстро нашли джип, который ехал до Хами.

Напоследок Тахирбаг сунул нам ещё по бутылке воды и по баночке энергетика, дал свой номер телефона и взял обещание, что мы позвоним, как доберёмся в Хами.

Обещание мы выполнили.

Продолжение следует…

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь