Помолитесь за Бобби!

В 1979 году богобоязненная пуританка Мэри Гриффит узнала о том, что ее сын Бобби – гей. Можете представить себе ее реакцию. Бобби лечили, его заставляли посещать церковь и неустанно молиться. Бобби внушали, что он болен, что он грешен. Бобби заставляли отречься от себя, стать другим, изменить себе.

Скоро Бобби покончил с собой, прыгнув с моста на трассу под колеса грузовика. В 1984 году известная активистка движения PFLAG («Родители, семьи и друзья лесбиянок и геев» (англ. PFLAG – Parents, Families, and Friends of Lesbians and Gays) – некоммерческая организация, объединяющая членов семьей лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов, а также их друзей) Мэри Гриффит вышагивала на Параде гордости геев и лесбиянок в Сан-Франциско.

На основе этой непростой и трагичной истории снят художественный фильм «Молитвы за Бобби». В минувшие выходные этот фильм показали в Томске. Не по телевидению и не в кинотеатре. Фильм демонстрировался в рамках Международного ЛГБТ-кинофестиваля «Бок-о-бок». Сам фестиваль ставит перед собой задачу «создать открытое культурное пространство, в котором гомосексуальные и трансгендерные люди смогли бы свободно проявлять и исследовать свою идентичность». Организаторы фестиваля призывают «бороться против всех форм дискриминации и неравенства по признаку пола, гендера, сексуальной ориентации, сексуальной идентичности, гендерной идентичности и гендерного выражения». Выстраивая такой позитивный диалог, организаторы «Бок-о-бок» вносят вклад в защиту прав ЛГБТ-сообщества и способствуют росту в нашем обществе толерантности по отношению к сексуальным и гендерным меньшинствам.

И что же культурный, интеллектуальный, инновационный Томск? Впрочем, вы все знаете, что фестиваль неофициально запрещали, оказывали давление на владельцев площадок, на которых должны были проходить показы, устраивали в интернете настоящую травлю организаторов и участников фестиваля, религиозные фанатики и ксенофобы захлебывались в обвинительных приговорах и проклятиях... Все в лучших традициях нашего государства.

Мне посчастливилось пообщаться как с питерскими организаторами фестиваля, так и с местными волонтерами. Все они – милые и приятные люди, которые просто хотят иметь больше свобод: заключать браки друг с другом, рожать или усыновлять детей и т.д. Кстати, не все, кто принимал участие в организации и продвижении фестиваля, являются гомосексуалами. Это, конечно, не может не радовать: в Томске есть люди, которым не все равно, что кто-то ограничен в правах. Это говорит о том, что общество не больно, что оно стремится развиваться и расти. В своей колонке даю слово этим смелым людям. В первую очередь меня интересовало, в чем задача фестиваля и нужен ли он вообще.

Гуля Султанова, директор фестиваля:

— Мы пытались выяснить, кто дал распоряжение о запрете фестиваля, в том числе мы разговаривали с журналистами канала ТВ2, скорее всего, это не местный департамент культуры, скорее всего, это был кто-то выше. Точно сказать, кто это был, мы не можем.

— Наш фестиваль имеет своей целью инициировать публичные обсуждения вопросов гомофобии и трансфобии в российском обществе. Мы боремся за право быть собой. Наше общество говорит: «Надо быть таким, а таким быть нельзя, это плохо, это нездорово». Поэтому человек, который осознает свою гомосексуальность, прежде всего пытается отказаться от себя или от своей ориентации. Мы же хотим показать обществу, что гомосексуалы такие же люди, как и другие, как и гетеросексуалы.

— Ребята, мы такие же люди и хотим тех же прав. Мы не хотим чего-то другого.

— Гетеросексуалы часто говорят, что вот мы, мол, не демонстрируем же свою сексуальность. Но существует масса символов, которые говорят об этом. Например, свадьбы - это типичная демонстрация гетеросексуальности. Ношение кольца, семейные фотографии на рабочем столе — это абсолютные проявления, и это нормально, это хорошо. Но лесбиянкам и геям отказывают в этом праве. Если на вопрос, замужем ли я, я отвечаю, что я лесбиянка и у меня есть девушка, я слышу: «Не надо об этом кричать! Не надо это афишировать!»

Менни де Гуэр, учредитель фестиваля:

— В Питере фестиваль проходит четвертый год, и сейчас 25 процентов публики, которая его посещает, — гетросексуалы. Они приходят и говорят, что фестиваль — это полезно, это очень интересно. Эти люди понимают нас и помогают нам. То есть мы создаем диалог и изменяем мнение об ЛГБТ-сообществе.

Ренат, координатор фествиаля в Томске:

— Мы выяснили, что подобные мероприятия нужны. С нами делились впечатлениями волонтеры, которые приводили с собой друзей, которые в свою очередь проявляли живой интерес, задавали какие-то вопросы. Вообще главная проблема, которую хочет решить фестиваль, это разъяснить всем, что значит ЛГБТ.

— Фестиваль создает атмосферу, когда все эти люди чувствуют себя объединенными, причем это не какая-то закрытая вечеринка. Если фестиваль проводится в том виде, в котором он задуман, то он дает шанс почувствовать этим людям, что они такие же, как все.

— Фестиваль вызывает на диалог. Мы не предлагаем каких-то конкретных решений, как бороться с гомофобией. Это все начинается с общения. Если бы не было такого освещения в СМИ, если бы ТВ2 так не отреагировало, все бы остановилось на вот этих комментариях в интернете. Но то, что об этом событии говорят такие авторитетные люди, как Юлия Мучник, это дает какой-то положительный эффект.

Андрей, пресс-секретарь фестиваля в Томске:

— В итоге сотрудники того места, где фестиваль состоялся, сами приходили смотреть фильмы и говорили, что вот, мол, мы думали, что геи обязательно с перьями и разукрашенные, оказывает, тут нормальные парни ходят.

— Фестиваль —  это возможность увидеть фильмы, которые нигде не были показаны. Как, например, «Молитвы за Бобби». Это фильм, который предназначен не для ЛГБТ-сообщества, а для родителей ЛГБТ, для того, чтобы они приняли своих детей, чтобы дети смогли раскрыться своим родителям.

И возвращаясь к фильму «Молитвы за Бобби». Сигурни Уивер, исполнительница одной из главных ролей фильма, так высказалась об этой своей работе: «Главное — помнить, что вы любите своего ребенка, потому что мы, родители, должны любить и уважать своих детей. И уметь выслушать их. Мне кажется, что самая трагическая вещь в истории Мэри заключается даже не в том, что она отвергла сына из-за своей веры в Бога, или своих предубеждений, а в том, что она отказалась его выслушать. Этот отказ стоил ему жизни. Если бы она нашла в себе силы выслушать, если бы могла оставить дверь открытой, все было бы по-другому… Как родители мы должны иметь смелость, чтобы доверять своим детям и вдохновлять их на то, чтобы они оставались самими собой. Теми, кем они являются. Нужно обладать невероятной храбростью, чтобы быть геем в нашем обществе, в нашем сегодняшнем мире. Поэтому вашему ребенку действительно нужна поддержка — вы нужны ему, или ей, чтобы оказать эту поддержку. Свою любовь к ребенку вы можете выразить единственным способом — выслушивая его и поддерживая».

Помните, что геи — это не что-то из ряда вон выходящее. Геи окружают вас повсюду, вы сталкиваетесь с ними ежедневно: это ваш доктор, ваш водитель, ваш сосед, возможно, ваш ребенок… Неужели, нужно потерять родного человека, чтобы понять, насколько он был вам дорог? Выбирайте людей, а не стереотипы.

P. S. В 1999 году Россия присоединилась к решению Всемирной организации здравоохранения, которая признала, что гомосексуальность — вариант нормы.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?