ПОЛПЕНСИИ ЗА ПИКЕТ

«В три часа я не могу, — говорит Анатолий Сергеевич.  Я после инсульта стал заикаться и мне врачи сказали, что надо петь ходить. Поэтому я стараюсь репетиции не пропускать». Анатолий Вторушин — человек в Томске известный. Его знает Виктор Кресс, потому что от имени общества «Мемориал»  Анатолий Сергеевич написал ему 89 обращений с просьбой установить стеллу памяти жертв репрессий в Лагерном саду.

Его знают полицейские, потому нет в Томске другого такого человека, который бы на протяжении многих лет с таким постоянство выходил на одиночные пикеты. Его знают во всех государственных службах города, потому что никто не написал столько жалоб, сколько написал Анатолий Вторушин.

Анатолий Сергеевич — коренной томич, родился в роддоме имени Семашко. Из Томска никогда и никуда не уезжал, только на службу в армии в войсках противовоздушной обороны. Служил как раз во время пограничного конфликта в районе острова Даманский. Правда, непосредственно в боевых действиях участия он не принимал, но, — говорит, — «ведь и катюши во время Великой отечественной войны на поле битве не стояли». После службы работал в системе профтехобразования мастером-слесарем.

Потом работал в 23-й школе завучем по организации общественно-полезного и производительного труда. При школе были созданы группы медиков, операторов почты, швей, штукатуров-маляров, каменщиков. Всем этим профессиональным обучением и руководил Анатолий Сергеевич. А в 1994-м году стал инвалидом. Случилось это так. Вместе со школьниками завуч разгружал ящики со стеклом.

«В рабочей рукавице одного из школьников оказалась заноза или гвоздь, он подпрыгнул от боли и ноги его оказались прямо под ящиком. Дети тоже машинально бросили ящик и мне пришлось, чтобы не отрубило ноги мальчишке,  держать груз весом 320 килограммов. В этот момент у меня что-то в позвоночнике и хрустнуло», — вспоминает мой собеседник.

Так в 45 лет Анатолий Вторушин стал инвалидом 3-й группы. 1-ю и 2-ю группу по состоянию здоровья не дали. Молодой военный врач ТВМИ, который проходил практику в больнице, посоветовал Вторушину писать книги «как Островскому», так зарабатывать на жизнь. Анатолий Сергеевич и стал писать. Только не книги, а плакаты против жизненных несправедливостей и письма с жалобами в инстанции разных уровней.

Это вот письмо с жалобой в приемную «Единой России». Во время подготовки к визиту в Томск Владимира Путина Вторушин не смог пройти по своим делам на территорию Политеха. Возмутился и вышел встречать президента с плакатами «Вова — мы есть — нам плохо» и «Это вы к нам приехали». Правда у политеха пенсионеру стоять не дали полицейские, но у стадиона «Труд» с этими лозунгами он несколько часов продержался.

В первый раз Анатолий Вторушин вышел на акцию протеста вместе с учителями своей 23-й школы в начале 90-х годов. Тогда учителям платили мало да еще и с задержками. Вот они и пришли к «белому» дому с плакатами. Требовать повышения зарплаты. Тогда еще там, возле «белого» дома, проводить  митинги и пикеты не возбранялось.

«У меня был плакат: «Зарплату повысили в 2 раза, а сахар в 60 раз, спички в 1000 раз. Я потом этот плакат отдал нищему, который сидел на Ленина, 99 и собирал милостыню, чтобы он его держал. Я ему заплатил 3 рубля и он 3 дня держал этот плакат, пока мы с учителями ходили к «белому» дому», — рассказывает Анатолий Вторушин.

Следующие акции протеста начались уже после получения инвалидности. Вторушин пикетировал пенсионный фонд, соцстрах, медицинские учреждения.  Если возникали проблемы с получением пенсии, то он писал об этом на плакате. Чтобы все знали. Если не нравились действия губернатора, то он и об этом не молчал.

Позже, случайно на кладбище Анатолий Вторушин познакомился с Леонидом Рыбаковым — гражданским активистом. Как член «Мемориала» Анатолий давно уже ходил на кладбище ухаживать за могилами репрессированных, и как-то Рыбаков вызвался ему помогать. С тех пор они дружат уже десять лет и Анатолий Сергеевич стал участвовать не только в своих личных социальных акциях протеста, но и политических.

На фото: Анатолий Вторушин и Леонид Рыбаков

А времена, между тем, настали более строгие. Еще в 2012 году законодатели подправили Кодекс об административных правонарушениях. А в 2015-м в свое время не замеченную общественностью поправку, вытянули, как карту из рукава, и одиночные пикетчики, если они «объединены единым замыслом и общей организацией», превратились в несанкционированные организованные пикеты. Анатолия Вторушина объявили организатором трех одиночных пикетов в поддержку узников Болотной и выписали штраф в 30 тысяч рублей. Кстати, пенсионерку Наталью Лебедеву тоже объявили организатором этих же трех пикетов и оштрафовали на 30 тысяч рублей. 

Первый суд по административному правонарушению (одиночный пикет) был назначен на неудобное для Анатолия Вторушина время. Пенсионер попросил перенести заседание на другой день. Навстречу ему не пошли, за ним отправили полицейский наряд. Во время задержания полицейские, когда заламывали руки за спину, повредили инвалиду пластину на сломанной ключице. В суде у Вторушина, который до этого более десяти лет подряд безнаказанно выходил на улицу с плакатами, случился инсульт.  Последствия его он до сих пор пытается преодолеть. Для этого и поет. Ходит сразу в два хора: народный хор общества инвалидов Советского района «Оптимист» и в городской хор ветеранов войны. Для разных хоров у Анатолия Сергеевича два разных парадных пиджака.

?

Финансовые последствия судебных решений Анатолий Сергеевич тоже потихоньку преодолевает. Суд пошел на встречу пенсионеру, и, вместо 20 тысяч рублей за каждый одиночный пикет, организатором которых он был признан, взыскал с инвалида всего лишь по десять тысяч. В счет уплаты административного штрафа судебные приставы уже сняли со счета Вторушина в Сбербанке десять тысяч рублей. В конце 2015-го года государство перечислило ему на счет 12 тысяч рублей как почетному донору России.

«Я в своей жизни сдавал кровь в ВИРИОНе более ста раз. Но после того, как я узнал, что тем, кто более двух раз в год сдает кровь положены путевки в санаторий и попросил мне тоже дать, у меня перестали брать кровь», — жалуется пенсионер.

Но 12 тысяч он получил, из них десять отдал государству обратно. Но все еще остался должен. Теперь вот по шесть тысяч снимают по постановлению судебных приставов с его пенсии по инвалидности. Пенсия — 12 тысяч. Остается половина — на нее и живет.

Спрашиваю Анатолия Сергеевича, а на что вы живете, если еще и по восемь тысяч за гостинку платите?

«На кладбище людям помогаю. Иногда просят помочь написать заявление. Юристам ведь надо большие деньги платить, а мне можно 100-300 рублей дать», — отвечает он.

Анатолий Сергеевич не одинокий старик. У него есть дочь, сын, внуки. Дочь — жена офицера живет в Королеве, сын здесь в Томске, работает в политехническом.

Опять спрашиваю, а почему дети не помогают?

«Потому что, я считаю, что для таких как я, должны быть дома престарелых. Я сам отказался от помощи и своей квартиры. В 45 лет я стал инвалидом и не мог нормально обеспечивать своих детей. Поэтому я сам отдал свою квартиру сыну и сам плачу за гостинку, которую сын купил для меня в ипотеку», — объясняет Вторушин.

?И, напоследок, интересуюсь, зачем вы сейчас продолжаете выходить с пикетами, когда уже никто практически никуда не выходит?

«Как не выходить-то, когда после того как из суда меня с инсультом увезли в больницу, я обратился в соцстрах, чтобы они потребовали возместить оплату моего лечения с МВД и Советского районного суда. Раз они спровоцировали мое заболевание, значит они и должны платить за мое лечение. Соцстрах отказался требовать деньги, значит снова придется выходить», — отвечает он.

Как удалось выяснить у судебных приставов Советского района, по исполнительным листам с пенсии Анатолия Вторушина осталось удержать 10000 рублей за одиночные пикеты. Его счет в Сбербанке, как мы тоже выяснили, не арестован и работает. Номер карты: 4276880138890078.

 

Метки: Томск, Томская область, одиночный пикет, Болотная, Вторушин, суд

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?