Поджог рейхстага

Суд по делу Ходорковского/Лебедева отчётливо напоминает мне Лейпцигский процесс 1933 года в Германии – над Георгием Димитровым сотоварищи. Речь шла о поджоге здания Рейхстага, виновниками коего власть попыталась сделать своих политических противников.
     Димитров, как известно из истории, защищал себя сам. Он прекрасно владел немецким языком и превратил суд в обвинительный процесс против самих нацистов.

Георгия Димитрова 36 раз лишали слова, 5 раз изгоняли из зала суда. Из-за неудачного хода процесса его трансляция по национальному радио была сначала приостановлена, а потом прекращена.

Абсурдное обвинение  поддерживала вся пропагандистская машина рейха. И, тем не менее, несмотря на откровенно нацифицированный характер правосудия, тогдашний германский «судья Данилкин» Димитрова оправдал. Под давлением неопровержимых фактов.

     Понадобился не один десяток лет, чтобы вывести провокаторов на чистую воду – за этой безумной затеей, как оказалось позднее, стояли будущий рейхсмаршал, а тогда шеф полиции Пруссии Герман Геринг, коричневый капитан Карл Эрнст и его штурмовики.

Wikipedia отмечает, что результатом Лейпцигского процесса была передача политических дел из рук обычных судов в руки специально созданной Народной судебной палаты.

Открытые политические процессы более не проводились. Многие противники нацистов, в том числе и лидер немецких коммунистов Эрнст Тельман, содержались в тюрьме без суда и позднее были без суда же казнены… Оправданного болгарского коммуниста, кстати, из тюрьмы тогда так и не выпустили.

Время нынче, конечно, совсем другое. Как говаривала Анна Андреевна Ахматова, «вполне вегетарианское». Не вешают, то есть. Во всяком случае – пока.

  

  Однако, как любит приговаривать мой друг Виктор Лойша, – я не об этом. Другие сейчас не только времена, но и судьи… То что оправдательный приговор оказался возможным в Германии образца 1933 года, представляется совершенно невероятным в эпоху повсеместного торжества суверенной российской демократии и её «басманного правосудия».

Фамилию «данилкин» предлагается так и писать отныне – с маленькой буквы, переведя из грамматической категории имени собственного в нарицательное.

               livejournal.com                                               

  Надо ли говорить о том, что произошло в Германии потом, после дела Димитрова? Чрезвычайный декрет «О защите народа и государства», отменявший свободу личности, собраний, союзов, слова, печати, ограничивающий тайну переписки и неприкосновенность частной собственности…

     И это было только начало.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?