По одежде встречают…


«Мы живём в России…» Но как-то исторически сложилось так, что в России все, кроме русских, знают и чтут свои традиции. У нас не принято по праздникам наряжаться в своё национальное платье, как это делается во многих других странах. Может быть, наш костюм некрасив или неудобен и непрактичен? Нет, это не так. На самом деле всё гораздо проще.

Мы просто не знаем своего костюма, ибо в ХХ веке он был объявлен «немодным и несовременным». Сначала он был отброшен как «наследие самодержавия», потом он явно мешал воспитанию «советского человека», который должен был быть интернационалистом. К тому же появилась особая эстетика культпросвета, культура кича... В ХХ веке резко изменилась жизнь, её уклад и сам темп жизни стал иной. Хорошо это или плохо? Каждый решает сам.

Есть и те, кто в наши дни, вопреки моде и рекламе, живёт своей жизнью и в том числе носит традиционную одежду, не задавая вопросов о том, модно это или нет… таких людей немного. Гораздо больше тех, кто не имея возможности и желания жить в традициях, хотел бы носить такую одежду в качестве праздничной или наоборот – надевать её для домашних работ. Но для этого надо, как минимум, знать её, чтобы не попасть впросак. А то видела я и такое: нашла девочка в сундуке бабушкин сарафан да и надела в праздник. А сарафан то был не просто будничный – в нём бабушка по дому хлопотала да у печки стояла.

А на улицу, как сейчас мы в пижаме – хотя сейчас в моду «местами» вошёл «бельевой стиль», но не все же (слава Вышним!) ей следуют! Вот поэтому мы (я и Андрей Шевченко) больше года назад задумали, а к 28 августа 2012 года и поставили выставку  «Традиционная одежда русского населения бывшей Томской губернии».

Ставить её, с одной стороны, было нелегко. В музеях Сибири в целом и Томске, в частности, русская традиционная одежда представлено, мягко говоря, скупо. Причин для этого много. Богатые костюмы продавались и вывозились в голодные годы. Их в первой половине ХХ века было немало. Одежда не просто носилось до дыр, часто многократно перешивалась, перекраивалась и перелицовывалась, а то, что лежало в сундуках нередко просто летело в помойку как старое, никому не нужное. Его просто стеснялись даже оказать. Там же, где такой одеждой дорожили, её берегли, как зеницу ока и кое-где берегут до сих пор. При этом владельцы такой одежды тоже не торопятся принести её в музей. А с другой стороны, поскольку задумка этой выставки была давней, то в основу её легли многолетние наработки и сборы как наши, так и наших коллег и соратников. Особую благодарность авторы выставки испытывают к Татьяне Юрьевне Куликовой и Марине Владимировне Аржаниковой без многолетних трудов которых эта выставка просто бы не состоялась…

Это было предисловие. А теперь разрешите представить первую выставку, организованную в рамках проекта «Русский сибирский этнографический центр при Томском краеведческом музее»: «Традиционная одежда русского населения бывшей Томской губернии».

Каждый народ имеет свой исторически сложившийся костюм. Надо признать, что практически у каждого народа в костюме есть свои территориальные вариации, иногда очень сильно различающиеся между собой. В русском костюме исторически сложились две традиции: южная и северная. Сибирь, во-первых, заселялась с севера, а во-вторых, климатически удобнее одежда северных губерний. Отсюда преимущественное распространение северного кроя. Особенно заметно это по женскому костюму, в котором совершенно нет понёвных комплексов. Мы видим сарафаны и более поздние «парочки». Об особенностях кроя, пожалуй, надо вести отдельный разговор. Сейчас хотелось бы обратить внимание на другом.

По функциональным особенностям в одежде различают следующие виды одежды:

будничную одежду, в которой по дому ходили, на огороде копали и, скажем, стайку чистили;

праздничную одежду, в которой в люди выходили и на улице гуляли;

ритуальную одежду, в которой особо выделяли крестильную, моленную, свадебную, погребальную.

В каждом регионе, да что там – в каждом селе! – одежда могла немного или очень даже сильно отличаться от одежды других регионов и сёл. Наиболее твёрдо стояли на сохранении традиций те, кто придерживался старой веры. Именно поэтому в нашей выставке большое внимание  было уделено старообрядцам.

Немалую роль в одежде играли и половозрастные отличия. По одежде определяли не только населённый пункт и сословие, но возрастную категорию и семейное положение. Для нас сейчас трудно представить, но точный возраст до конца XIX века мало кому из крестьян был известен. Как и точный рост и вес. Просто не было надобности. Отмечать день рождения – не было принято даже среди зажиточных горожан. Скорее отмечали день ангела, т.е. день крещения, который часто совпадал с днём памяти соимённого святого. Только этот день имел значение – ибо в этот день ребёнок становился частью этого мира и пусть ещё не вполне полноправным, но членом общества.

Ребёнок до крещения заворачивался в старую и очень хорошо ношеную одежду отца-матери. Это делалось и для того, чтобы родительская одежда защитила младенца, а также, чтобы усилить связь между родителями и ребёнком.

Крестильная одежда часто шилась из тонкого белого полотна. По канону её не полагалось снимать в течение недели. Такую одежду украшали достаточно скромно либо небольшой вышивкой либо не колющимся и не раздражающим кожу кружевом. Кроме того, на младенца практически сразу же старались надеть тоненький обережный нетканый поясок из ниток.

После крещения на младенца надевали рубаху, сшитую из старой родительской одежды. Младенческая одежда отличалась отсутствием яркой вышивки. Она была преимущественно белого цвета. Узенький не тканый, а плетёный поясок носился поверх рубашки. Младенца причащал без исповеди. Различия в одежде у мальчиков и девочек появлялись уже тогда, когда они начинали выходить из дома и у них уже появлялись некоторые обязанности. Как правило, это было в возрасте примерно семи лет. В это время узкий плетёный поясок переходил в качестве оберега на тело под одежду, а на одежду надевали тканый поясок.

Детская одежда отличалась отсутствием красного цвета. Вышивку делали на ней не ярких цветов. Поясок был узеньким примерно до 14 лет – до созревания. Вот когда девочка становилась девушкой, то в её одежде появлялся красный цвет. В некоторых местах сарафан носила только старшая из незамужних дочерей. Только после её замужества сарафан надевала следующая по возрасту. Потому если старшая долго «сидела в девках», то младшие оставались в печали, либо постепенно старшая теряла надежду выйти замуж и переходила в категорию «перестарок» что было очень обидно и для неё и для её родителей.

Незамужняя девушка заплетала одну косу и ходила с непокрытым затылком. Ярко-красный цвет в наряде давал всем окружающим понять её статус, а по самому наряду судили о состоятельности семьи и рукодельности невесты. Холостому парню-жениху также старались «справить» полный наряд с вышивкой и прочими «украсами»
Свадебная одежда была, безусловно, самой нарядной. В ней молодожёны красовались по праздникам до рождения первенца. В процессе венчания молодая прощалась и с девичьей волей и с девичьей косой. С этого момента ей не полагалось «сверкать волосом» - их заплетали «по-бабьи» и тщательно убирали под головной убор.

С годами из наряда убирался красный цвет. Исчезала вышивка. К старости одежда вновь возвращается к белому цвету и «смертная» одежда традиционно была белой. Надо признать, что не везде сохранилась такая традиция, но в деревнях её ещё помнят.

Вот мы и разобрали одежду по возрастам. А теперь задача на смекалку: о чём говорит одежда на каких-нибудь бабушках, поющих на разных сценах, когда они наряжаются в красные сарафаны с кокошниками? Хор бабушек-невест? Да часто им просто покрасоваться хочется! В молодости-то не получилось – многим тогда не до того было, так хоть на старость лет почудить. Либо певуньи просто не знакомы с традициями ношения таких нарядов и перед нами чисто сценическая театрально-опереточная одежда… и таких немало.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?