По ком звонит ЕСПБ

О состоянии транспортного сообщения между Томском и Северском сказано немало. Актуальность вопроса повышается сегодня, как минимум, вследствие нескольких факторов. В первую очередь, беспрецедентным увеличением пассажиропотока между городами.

По словам мэра Северска Григория Шамина ежедневно 17 тысяч северчан ездят на работу и учебу в Томск, более 2,5 тысячи томичей - в Северск. Во – вторых, незатихающая дискуссия о создании областной агломерации требует более глубокого изучения и транспортных проблем. И не только изучения, но и последующей существенной корректировки. При условии реальности агломерационных процессов, а не разворовывания бюджетных средств под громкий аккомпанемент средств массовой информации об очередном шаге в новую жизнь.

Делиться надо

Многочисленные преобразования, расцветшие пышным цветом на территории ЗАТО в последние годы, заставляют северчан всё чаще обращать свой взор к областному центру. В первую очередь, в поисках работы. Большинство из них пользуются транспортом общественным. К сожалению, властям так до конца и не удалось снять все нарекания по организации. Если срывы рейсов постепенно уходят в прошлое, то добиться современного уровня комфорта перевозок пока никак не получается. Всё те же до боли привычные ПАЗики с набитыми «под завязку» в «час пик» пассажирами. Холод в салонах зимой, духота и пыль - летом, ненавязчивая «вежливость» водителей, плохое состояние дорог, заторы и пробки стали вот уже не один год не самыми приятными спутниками пассажиров.

Особая сторона – перевозки льготных категорий граждан. Их в общем потоке едущих из Томска в Северск и обратно далеко не одна тысяча. И именно здесь власти и перевозчики частенько не могут найти общий язык. Хотя, казалось бы, в чём проблема? Задача власти – определить круг лиц, которых следует наделить льготами, порядок её использования и не забыть оплатить предпринимателю выпадающие доходы. Задача перевозчика – в рамках установленного порядка предоставить качественную услугу. И тем более, не делить пассажиров на «просто обилеченных» и «едущих по ЕСПБ». Но, к сожалению, даже столь простое уравнение власть решить почему – то не в состоянии. Причина ведёт своё начало со времён, когда частный бизнес начал вытеснять не поспевающий в ногу со временем муниципальный транспорт с улиц и дорог области. Именно тогда и сложилось твёрдое мнение, что «ставить автобус на маршрут» дело и очень доходное, и мало поддающееся контролю государственных фискалов. Доказательствами, что положение дел здесь именно такое, впрочем, никто себя не утруждал. Но слово прозвучало и ему поверили. В том числе и власть. Помните тогдашнего губернатора Виктора Кресса, источающего праведный гнев против лиходеев – маршрутников?Чего только он тогда не обещал общественности: и чиновников – контролёров работы лишить, и прилюдно назвать истинных владельцев автобусов и ещё многое чего грозного и решительного. Однако времена шли, а слова оставались словами. Разве что чуток повисшие в воздухе.

Известна позиция Виктора Кресса и о льготниках. Покоилась она, образно говоря, на двух китах – монетезации и адресности. Потому ещё в теперь уже далёком 2005 году так и решили – льготник получает на руки установленную сумму (сегодня она равна 200 рублей) и сам решает, на что её потратить. Либо проесть – прожить, либо на бесплатный автобусный проезд. Если выбор пал на второй вариант, то путь его пролегал в ближайшее почтовое отделение, где приобретал согласно списка, специальный талон.

Назывался он Единый социальный проездной билет. Или в простонаречии ЕСПБ. Предъявляя его непосредственно в автобусе кондуктору или водителю, гражданин мог ездить целый месяц без всяких ограничений. Хоть тебе по Северску, хоть в Томск. Потом шёл за новым. Вырученные же от продаж деньги « почтовики» переправляли в областную администрацию. Она то и возвращала их перевозчикам. Иных значимых средств поддержки больше не существовало. В том числе и бюджетных.

Слабая рука помощи

Вскоре, правда, и власть осознала о бесперспективности пути с опорой исключительно на собственные силы. А ведь, действительно, странно. Деревне хлеб растить помогаем, промышленность поддерживаем, а транспорт, который во веки веков был дотационным, оставляем один на один со всем ворохом проблем перевёрнутой экономики. И бюджетный краник начал открываться. Пусть не намного, а всего – то на малое деление, совсем невидимое со стороны. Процессы особенно существенно пошли при новом руководстве областным транспортным хозяйством. Недостаточно волевого и нерешительного Игоря Шатурного на посту вице – губернатора области сменил бывший топ – менеджер «Росатома» и «Сибура» Леонид Резников. Вскоре существенно обновился и профильный департамент областной администрации. И по структуре, и по персоналиям.

Вот только процесс расставания с деньгами для человека никогда не бывает простым. Не стал он таковым и для областного чиновничества. Одних только методик, предполагавших справедливое, по их мнению, распределение вырученных средств, написано за последние годы, не две и даже не три. Единственное, что всегда оставалось неизменным, так это принцип частичности. Полностью выпадающие доходы перевозчикам компенсировать желающих не наблюдалось. Так и писали в нормативно – правовых актах – возмещение только части затрат. Почему именно части, совсем неведомо. Возможно, из – за укоренившегося мнения, что маршрутный бизнес довольно прибыльный, а делиться ещё никто не запрещал. Но это, не больше чем домыслы. Важно другое. Высокие договаривающиеся стороны данную формулировку не оспаривали. То ли от глубокого осознания, что ругаться с властью – себе дороже, то ли действительно, дохода хватало всем. Договоры подписывались, льготники ездили, худо – бедно жили. А чего ещё нужно для полного счастья?

Довольно редкие нарушения сложившегося статус – кво погоду не делали. Они происходили, в основном, когда вверх шли цены на топливо и рассматривались как рычаг давления на власть в славном деле повышения тарифа на проезд. И тогда на ветровых стёклах автобусов появлялись либо отпечатанные на принтере, либо написанные от руки объявления о недействительности ЕСПБ. Далее события развивались по одному сценарию – после взаимных обвинений и нахождения небольших компромиссов пожимались руки, и таблички со стёкол исчезали. Чтобы через некоторое время появиться вновь. Ведь основной вопрос компенсации так и не решался. Она по – прежнему не покрывала затрат перевозчика, а порядок её распределения между ними было похожее на что угодно. Только не на гласность и справедливость.

Подобная последняя акция прошла летом минувшего года. В итоге вместе со стоимостью самого единого билета возросла и сумма бюджетной поддержки перевозчиков. Судите сами. Если бюджет 2012 года предполагал выделение около 32 млн рублей, то в 2014 году счёт вёлся уже на 55 миллионов. Не отставали и северчане. Только в бюджете города на 2014 год в разделе «Возмещение затрат МК ПТП ЗАТО Северск, осуществляющему перевозки пассажиров по социально значимым маршрутам» красуется почти 37 млн рублей. И только одному предприятию!

Добавьте к этому и изрядно подправленные нормативно – правовые акты, регулирующие распределение областной субсидии вместе с накопленными средствами от реализации ЕСПБ, то напрашивался один вывод. Власть сделала реальные шаги по цивилизованному выстраиванию отношений с маршрутным бизнесом.

Компьютер мой – враг мой

Но поводов для всемерной радости оказалось всё - таки маловато. Возьмём, к примеру, процесс определения субсидии. Довольно замысловатые формулы расчёта, в которых разбираться лучше профессионалу вкупе с листами «инструкций – положений» моментально теряют свой смысл при использовании неверных исходных данных. А других и не будет. Потому как предоставляют часть из них исключительно заинтересованные перевозчики. Проверить, насколько полученная областным чиновником «цифирь» соответствует действительности, весьма сложно. И практика со всей полнотой это подтверждает. За примером далеко ходить не надо – возьмём только количество рейсов или перевезённых льготников.

Гордиев узел противоречий могла бы разрубить компьютеризация учёта пассажиров непосредственно в автобусах. Как это делается, к примеру, в соседнем Новосибирске. Там всё просто – билет льготнику выдаётся только после фиксации его транспортной карты на считывающее устройство, который находится у каждого кондуктора. И все споры о количестве перевезённых пассажиров и совершённых рейсов тут же уходят на второй план. Ещё пару лет назад власти с энтузиазмом подхватили данное намерение. СМИ пестрели комментариями чиновников самого разного ранга о преимуществах именно этой системы и их намерениями её внедрить. Если не немедленно, то хотя бы через месяц – другой. Определённые надежды связывали с нынешним и. о. главы администрации Северска Николаем Диденко, занимавшем раннее должность одного из заместителей мэра Новосибирска и отвечающего там за работу транспорта. В Северске даже провели эксперимент с участием нескольких автобусов тамошнего транспортного казённого предприятия. Воспряли и предприниматели, которым также изрядно надоели недомолвки при распределении бюджетных субсидий. Но времена шли, а пассажиров по – прежнему встречали либо кондукторы с привычными билетами в руках, либо перевалившийся через сиденье водитель, ухитряющийся собирать плату за проезд за считанные минуты остановки. Ни у тех, ни у других чудес электронной техники в руках не наблюдалось.

Ответ о причинах столь громкой конфузии областных властей многие нашли, опять же, на дорогах Новосибирска. Внедрение электронного учёта там, как и всякое нововведение, шло отнюдь не как по маслу. А по пути более знакомому - через тернии к звёздам. Однажды подсчитав соотношение количества поездок в месяц с суммой компенсации, тамошние предприниматели узрели явный перекос в сторону поездок, за которые никто не платит. А вынести груз в условиях безудержного роста цен на то же горючее и при этом ещё и развиваться, они уже не могли. Так наша «инновационная область» и вошла в историю. Добровольно отказавшись от простирающей свои руки во все жизненные сферы компьютеризации. Кажется, сиюминутные политической выгоды оказались важнее.

Впрочем, был и ещё один выход – повысить тариф до такой величины, чтобы за счёт всех пассажиров льготники не пострадали. На столь непопулярную меру власти также не решились. Тогда то и увидели свет их намерения ограничить число месячных поездок для обладателей льготных билетов. Теперь черёд возмущаться настал для ветеранов. Но властям в столице Сибири после небольших компромиссов всё же удалось настоять на своём. Не думаю, что в Томской области среди чиновников так много желающих проходить через «новосибирское чистилище». Следовательно, не лучше ли так опрометчиво начатый эксперимент с электронным учётом пассажиропотока задвинуть в самый тёмный угол? Что и было сделано.

Но экономику, как известно, не обмануть. Возможно, и по этой причине власти так неохотно требуют с перевозчиков довольно банальные вещи? Будь то соблюдение графика движения, замена автобусного парка и даже чистоты в транспорте. А они не особенно стараются их исправлять. В накладе же остаются обычные пассажиры. Хоть тебе с ЕСПБ в руках с неограниченным количеством поездок в месяц, хоть без оного. Так что «звонит ЕСПБ» по каждому из нас. Ведь принимающие решения чиновники пользуются несколько другим видом транспорта.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Радио Свобода
"Мир висел на волоске"
Станислав Петров – человек, который фактически предотвратил ядерную войну между Соединенными Штатами и СССР в 1983 году
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?