Первые жертвы реставрации

Один из известных томских памятников деревянной архитектуры на улице Кузнецова, 30, сгорел. В результате пожара сильные ожоги получили двое жильцов. Этот дом, расположенный в исторической Еланской зоне, входил в первоочередной список по восстановлению деревянных памятников. Сегодня проектировщики должны были приступить к работе. Однако в ночь с пятницу на субботу дом почти полностью выгорел изнутри. Окно квартиры на втором этаже дома по адресу Кузнецова, 30. Когда-то в ней жил композитор Эдисон Денисов. В 94 году сюда въехала семья Марины Дмитриевой. В ночь с пятницы на субботу, когда начался пожар, в квартире, кроме нее и мужа, находился ее маленький ребенок.
Марина Дмитриева: «Я лично проснулась, оттого что взрыв был очень сильный и стекла полетели, а у нас в 1-ой квартире у всех ребятишки. У соседей 11-месячный, у нас 9-месячный, еще ребенок, три месяца. Ну, естественно, родительский инстинкт - первым делом детей спасать. Тут уж ни про какие вещи, ни про что не думали. Я Богу молюсь, что мы просто остались живы».
В горящей квартире остались все вещи и папка с документами. Марина собиралась устраиваться на работу. Изнутри дом выгорел практически полностью. 50-летнюю женщину увезли по "скорой" с ожогами третьей степени. Тем, кто выбрался через окна или кого вынесли пожарные, удалось спастись. Но в одном из окон на первом этаже стояла решетка.
Марина Дмитриева: «Девчонка мылась, когда пожар начался. Свет, естественно, отключился. А у них на окнах решетки. Она не смогла выбраться и побежала через это пламя».
Сейчас 23-летняя Татьяна Новосельцева находится в реанимации в крайне тяжелом состоянии. Кожа обожжена почти на 100 процентов. Ее соседка по комнате в ту ночь, с пятницы на субботу, не ночевала дома. Теперь она пытается спасти хоть что-то из вещей. В первую же ночь после пожара, пока жители еще не пришли в себя от шока, в доме побывали мародеры.
Корреспондент: «Что, уже успели что-то растащить?»
«Ну, конечно! Вон, холодильник раскурочили. Ой, люди... на чужом несчастье все хотят что-то сделать».
Кроме пожарных, МЧС и "скорой", к месту пожара не приехал никто - только родственники. В ЖЭУ, по словам погорельцев, им сказали, что до понедельника они как-нибудь протянут. Горячая вода из прорвавшейся трубы заливает сгоревший дом изнутри до сих пор.
Елизавета Каратун: «Мы никому не нужны, нас бросили все! Люди с улицы подходят, спрашивают, что нужно, помогают. А наши чиновники даже не появились, ни один не поинтересовался. Нам некуда идти!».
Так и не дождавшись приезда ответственных чиновников, погорельцы сами двинулись в администрацию округа. Там их заверили, что о проблеме знают и уже начали ее решать. Материальную помощь можно будет получить, как только будет готова справка пожарной инспекции. Особо нуждающимся предложили выдать продукты и одежду. Но предоставить погорельцам временное жилье пока возможности нет.
Причина пожара пока не установлена экспертизой. Но почти ни у кого нет сомнений: это поджог. Проводку в доме полностью меняли несколько лет назад. А загорелся он сразу в двух местах.
На кадрах двухмесячной давности дом на Кузнецова, 30. Он хорошо выглядел, когда его внесли в областную программу по сохранению деревянной архитектуры. Еще тогда жители говорили о том, что боятся поджогов. Погорельцы уверены: этот пожар на Кузнецова - не последний.
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?