Первое лицо губернии

За более чем столетний период от момента создания Томской губернии в 1804 г. до Февральской революции 1917 г. ей управляли 30 губернаторов, не считая исполняющих обязанности. Назначение первого лица губернии было священным правом самого Государя Императора.

Написать один общий портрет под названием «лицо томского губернатора» вряд ли возможно. Слишком разные это были люди. Среди них попадались как просвещенные либералы, холившие и лелеявшие всякие прогрессивные начинания, так и те, которых «прогрессивная» томская общественность считала реакционерами и ретроградами.

Впрочем, и здесь не всё так просто, достаточно вспомнить единственного Томского губернатора, занимавшего в 1906-1908 гг. должность Временного Томского генерал-губернатора – Карла Станиславовича фон Нолькена. В годы своего пребывания в Томске он жесткой рукой подавлял всякое инакомыслие, громил революционные организации, закрывал газеты даже не за революционные, а просто нелояльные властям статьи. При его инициативе из Томска было изгнано несколько либерально настроенных профессоров и прекращена деятельность Общества попечения о начальном образовании в г. Томске. Местная интеллигенция чувствовала себя угнетенной и подавленной.

Однако, оценивая деятельность фон Нолькена, надо учитывать сложную обстановку, которая была в то время в стране и в Томской губернии в частности. Революционная смута, анархия, разгул эсеровского террора… В губернии необходимо было навести порядок, что Нолькен и сделал, но максимально жестко, бесцеремонно, наказывая и правых и виноватых. Нолькена можно назвать настоящим «псом государевым». Поэтому томичи добрым словом вспоминали не его, а следующего губернатора: маститого ученого и просвещенного либерала Николая Львовича Гондатти. При нем общественная жизнь в Томске буквально забурлила. За 3 года было создано почти 30 культурно-просветительских организаций и обществ, 6 из них возглавлял лично губернатор Гондатти. Закономерно, что после отъезда в 1910 г. Николая Львовича к новому месту службы Томская городская дума единогласно присвоила Гондатти звание «Почетный гражданин города Томска» и это был единственный подобный случай в нашем городе. В числе главных аргументов присвоения звания было то, что: «…с приездом в Томск Николая Львовича всем стало легче дышать».

Гондатти был универсальным ученым, автором ряда ценных работ по антропологии, этнографии, пчеловодству, шелководству и пр., членом нескольких российских и зарубежных научных обществ. Но среди томских губернаторов он был не единственным крупным ученым. Больше всего их было в период совмещения с 1822 по 1864 гг. должностей Томского губернатора и Начальника Алтайских горных заводов. В эти годы губернаторами назначались крупные специалисты в области горного дела и металлургии, авторы крупных изобретений и учебных пособий. Пожалуй, самыми яркими личностями среди них были Павел Петрович Аносов, воссоздавший утраченный секрет ковки булатной стали, и Петр Кузьмич Фролов, построивший на Алтае первую в России железную дорогу на конной тяге между двумя металлургическими комбинатами.

По многочисленным отзывам современников Томские губернаторы за редким исключением были людьми ответственными и трудолюбивыми. Большую часть времени им приходилось уделять скучной рутинной работе – чтению жалоб и удовлетворению прошений.

Захотел какой-нибудь ссыльный поменять место своего проживания – пишет ходатайство на имя губернатора. Обидели солдатскую вдову, не дали пособие – одна надежда на царского наместника. Ни один крупный чиновник не мог быть снят или назначен без санкции первого лица губернии. Добросовестному губернатору до всего было дело. Немало времени губернаторы проводили в поездках по губернии, они инспектировали различные учреждения.

Строитель Томского университета В. М. Флоринский как то заметил, что в Сибири, в отличие от европейской части России кандидату в губернаторы для назначения на эту должность не требовались обладать известностью и значительным административным опытом. Тем не менее, почти всегда выбора императора оказывался весьма удачным.

Подавляющее большинство губернаторов не были замечены в заметных злоупотреблениях, коррупции и самодурстве.

Исключением из этого правила, пожалуй, были Дамиан Васильевич Илличевский, управлявший губернией с 1812 по 1819 гг. и Герман Густавович Лерхе, губернаторствовавший в 1864-1866 гг. Илличевский пребывал бы в должности и дольше, если бы в Сибирь не нагрянула грозная инспекция российского реформатора М. М. Сперанского, в результате которой Илличевский и многие его подчиненные были изгнаны с насиженных мест.

Сперанский, увидя все безобразия, изрек: «Томская губерния по богатству и климату могла бы быть одной из лучших губерний в России, но худое управление сделало из нее сущий вертеп разбойников. Если бы в Тобольске я отдал всех чиновников под суд… то здесь оставалось уже всех повесить. Злоупотребления вопиющие...» Приемнику Илличевского П. К. Фролову пришлось буквально разгребать «авгиевы конюшни» своего предшественника. С ворами и лентяями губернатор был крут. Не зря в их среде родилась крылатая фраза: «Не боюсь огня и меча, а боюсь Петра Кузьмича».

Недобрым словом томичи вспоминали еще одного губернского начальника Г. Г. Лерхе. За 3 года не обладавший до своего назначения в возрасте 27 лет в Томскую губернию административным и житейским опытом Лерхе умудрился настроить против себя не только местную общественность, но и значительную часть губернской администрации. Он так разозлил томичей, что однажды разъяренная толпа горожан требовала сбросить им губернатора со второго этажа здания городской думы на растерзание толпе. Некоторые современники обвиняли Лерхе даже в развратном поведении и изнасиловании малолетних, хотя это не было подтверждено достоверными источниками.

Томск напоминал грозивший взрывом бурлящий котел, и на место Лерхе требовался человек, который бы смог вернуть пошатнувшийся авторитет власти. Таким человеком оказался Николай Васильевич Родзянко. Всю свою жизнь он верой и правдой служил царю и отечеству, дойдя до должности псковского вице-губернатора. С его приездом градус общественного недовольства резко пошел вниз. Несмотря на крайне слабое здоровье, в своем кабинете Николай Васильевич подолгу не засиживался, не забывая удостаивать вниманием различные учреждения, как в Томске, так и в провинции. Многие в губернии прониклись к нему уважением. В отличие от своего предшественника Родзянко имел устойчивую репутацию честного и бескорыстного служаки, никаких грязных сплетен о нем не ходило. В годы его губернаторства в Томске появился Владимирский детский приют, и было введено новое Городовое положение. Начальные школы стали открываться не только в уездных центрах, но и в сельской глубинке.

К великому сожалению, в октябре 1871 г. достойного во всех отношениях губернатора не стало, «сгорел на работе». Инспектируя пересыльную тюрьму, он заразился тифом и спустя несколько дней скончался, открыв печальный список губернаторов, умерших в Томске.

Даже А. П. Чехов, побывавший проездом в Томске, заметил, что город особенный тем, что: «в нем мрут губернаторы».

О многих Томских губернаторах современники и потомки высказывались с теплотой и уважением. Степан Петрович Татаринов активно способствовал постройке в Томске кафедрального Троицкого собора, Василий Иванович Мерцалов и Иван Иванович Красовский содействовали строительству Томского университета и открытию новых газет, Герман Августович Тобизен и Асинкрит Асинкритович Ломачевский активно способствовали благоустройству Томска. Этот список можно продолжить.

Опыт предшественников, безусловно, стоит изучить современным руководителям нашей области. В нем много полезного и поучительного.

Губернаторы не могли сменить по собственному желанию своих подчиненных, у них не было возможности как у наших современников полностью сформировать свою «команду». Не было тогда такого понятия. Первому лицу губернии нужная была гибкость и умение находить контакт с местным чиновничеством и купечеством. И почти все губернаторы такими качествами обладали.

Ни один из губернаторов не был уроженцем Томской губернии и для них Томск была только этапом в карьере.

Ответ они держали только перед Государем. Тем не менее, царские наместники за редким исключением старались активно участвовать в общественной и культурной жизни Томска и всей губернии, способствовали работе различных благотворительных организаций, открытию школ и больниц, старались создать благоприятное впечатление о себе.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь