«Партнер-Томск»: от леспромхоза до завода

В программе Ближе к делу - Олег Филимонович Бурлевич - председатель наблюдательного совета ЗАО ЛПК «Партнер-Томск» Олег Бурлевич. Ведут программу журналист Александр Красноперов, продюсер программы Час Пик Ольга Дубровская, директор агентства новостей ТВ2 Сергей Колотовкин.

В начале большого пути

- Олег Филимонович, «Партнер-Томск» - один из немногих, увы, успешных проектов, которые были реализованы в Томской области в последние годы. Каким образом возникла сама идея строительства завода по производству плит МДФ, и почему в Томской области?
- Идея возникла в 2006 году. Инициаторы проекта, не жители Томской области, купили здесь леспромхоз и было принято решение на его базе построить завод по производству плит МДФ. Почему Томская область? Здесь сырьевая база соответствует направленности, которую завод сегодня осуществляет.
- Инициаторы – это кто?
- Мои коллеги и я.
- А как инициатором строительства лесоперерабатывающего завода становится полковник милиции в отставке, генерал юстиции, который завершал службу в Москве, в МВД? Зачем ему это надо, как он включается в этот процесс?
- В начале 2002-го я ушел в отставку, и надо было заниматься… чем-то.
- Ушли на пенсию по выслуге лет, а молодой еще человек – 42-43 года…
- 43. И решил заняться этим проектом.
- Но вы же по роду службы  лесом не занимались? Или у вас были уголовные дела, связанные с лесом, которые вы расследовали?
- Не было.
- Лесозаготовка и лесопереработка – сложнейшие технологические процессы. С вашей стороны это было авантюрой?
- Не считаю, что это была авантюра. Мои партнеры являлись и являются специалистами в этой области. А я в этом проекте взял на себя организационную часть.
- Хороший организатор может реализовать себя на каких-то совершенно новых для него проектах?
- Считаю, среднестатистический человек, если заходит в новую для себя тему, в течение года-полутора, обязан ее понять…
- Вы теперь перебрались в Томск. Живете здесь? Или наездами?
- Большую часть времени я нахожусь в Томске, меньшую – в Москве.

Кризисные договоры

- Строительство завода совпало с сильнейшим финансовым кризисом 2008-2009 годов - наверняка возникли большие проблемы с банками, с частными инвесторами. Как их удалось решить? И как удалось еще до кризиса получить такой замечательный кредит – на 9 лет от Новус-банка и Евразийского банка развития? Это нужно очень хорошую кредитную историю иметь или очень хороших знакомых?

- Надо исходить из того, что кредитной истории у этого предприятия практически не было: я думаю, нам удалось это сделать потому, что команда, которая осуществляла этот проект, в организационном плане была достаточно мощная. На запуск проекта были привлечены и средства самих акционеров.  Когда банки все это увидели, созрело решение о выделении синдицированного кредита.
(Синдицированный кредит (англ. syndicated loan) ? кредит, предоставляемый заемщику по меньшей мере двумя кредиторами, участвующими в данной сделке в определенных долях в рамках, как правило, единого кредитного соглашения ? прим. ред.).
Это произошло между Новус банком и Евразийским банком в 2008 году. Мы вышли на кредитный комитет и получили кредиты. Финансовый кризис , который разразился в октябре-ноябре 2008-го затормозил строительство завода. В кредитном соглашении было записано, что акционеры должны вносить свои доли пропорционально вкладам банка. Но акционеры не смогли в это время вносить свою часть, и банк принял решение остановить финансирование. В апреле 2009 года мне удалось убедить банки, что нужно идти вперед - были пересмотрены соглашения; и мы реализовали этот проект.
- А как вам удалось договориться? Мало кому в тот момент удалось...
- К тому времени сложились нормальные человеческие отношения с теми, кто осуществлял и надзор, и выдачу кредитных ресурсов. Эти люди неоднократно сюда выезжали, смотрели, что и как делается. Ведь даже в тот достаточно протяженный период, когда банк остановил финансирование, нам удалось договориться с подрядчиками, что они будут строить в долг. И по факту банк видел, что процесс идет - несмотря на то, что нет финансирования. Таким образом нашли взаимопонимание.

Даешь пуск

- О запуске завода. Деньги – случились, завод – построен. Теперь – запуск. Здесь тоже были проблемы?
- Да. У нас был контракт с фирмой «Дифенбахер» (по данным СМИ стоимость контракта составляла около 50 млн евро - 1,75 млрд рублей ? прим. ред.), которая поставила нам оборудование. В контракте предусматривался шефмонтаж. На этапе монтажа у нас возникали к ним вопросы, которые требовали доработки. Это, с одной стороны ? возможно, от неопытности нашей команды в работе с иностранными шефмонтажниками (со своими было все понятно). С иностранными же приходилось дополнительно выстраивать отношения. И запустив завод, они не вывели его на проектную мощность, предусмотренную по договору.
- Почему?
-  Посчитали, что сроки были нарушены. А они действительно были нарушены - вместо того, чтобы запуститься в середине 2010 года, мы запустились к концу года. В эти полгода у нас пошли разногласия.  
(Шефмонтаж - наблюдение и организационно-техническое руководство поставкой и монтажом оборудования со стороны его поставщика при выполнении монтажных работ специалистами ? прим. ред.).

-  По сравнению с другими деревоперерабатывающими предприятиями, которые запускаются с ТАКИМИ (!) опозданиями, ваши полгода – это вообще ничего.
- Но это влияет на отношения с зарубежными партнерами: там все строго прописано, поэтому возникли проблемы.
- Они формалисты-буквоеды, или обосновывают, почему их не устраивает  несоблюдение сроков? Это связано с расходами или чем-то еще?
- Это были обоюдные претензии, объективные, и на этом мы расстались.А затем самостоятельно вывели завод на проектную мощность, причем достаточно быстро - сегодня у нас сбалансированная команда профессионалов, думаю, одна из лучших в стране.

Бездорожная карта

- Оборудование, начинка завода – зарубежные, а сырье – отечественное. С ним  без проблем?
- При выборе оборудования мы отталкивались от наличия сырьевой базы  Томской области. Она с точки зрения делового леса - невысокая. Деловой древесины в общей массе порядка – 10-15%. Вся остальная древесина идет на переработку – или плиту ДСП, или плиту МДФ. Поэтому перед тем как  выбрать оборудование компании «Зибелькамф» мы проработали сырьевую базу.
- А лесосека у вас где? В Томском районе? Рядом?
- К сожалению, рядом нам досталось совсем чуть-чуть. Вся наша аренда находится в пределах 240 км. от Томска - Кривошеинский и Зырянский районы. Дорог, естественно, нет - проблемы… Заготовку ведем собственными силами: создано лесозаготовительное предприятие, работает 7 комплексов, своя перевозочная техника (32 единицы), всего порядка 130 человек. На 90% потребности в древесине закрываем своими силами.
- Еще такая тема есть: все производители тяжелых грузов жалуются на очень, по их мнению, жесткие ограничения по тоннажу. У вас с этим тоже вопросы есть?
- Да, мы тоже жалуемся. Но пока наши жалобы остаются жалобами. В Томске  есть «Томский союз лесопромышленников» - эти вопросы там обсуждаются, работаем с администрацией, дорожным фондом, о чем-то пытаемся договориться, найти какой-то приемлемый вариант. Но есть постановление Правительства России, и на него все сегодня ссылаются...
- Штрафы платите большие или лесовозы полупустые ходят?
- Бывает, штрафы платим, и лесовозы полупустые ходят  - загружены процентов на 60.
- А вот еще есть инициатива правительства ввести плату с каждой тонны груза. Иван Кляйн, будучи еще руководителем «Томского пива», сказал, что такой налог станет разорительным для крупных производителей. Что думаете?
- Иван Григорьевич правильно сказал. Такой налог ударит очень сильно по производителям. ...Как все будет выглядеть в жизни? Надо писать, стучаться, обосновывать, выходить на правительство…

Томск деловой

- Не пожалели, что в Томскую область пришли? Период вашей работы еще не так велик, но тем не менее. И лесосеку дали на краю географии, и дорог там нет, и много других проблем…
- Куда бы ты не пришел, эти проблемы везде есть - где-то больше, где-то  меньше. А вот как решать проблемы – это уже другой вопрос, вопрос организации. Мы не жалеем, что пришли в Томскую область. И, думаю, это и для Томска полезно.
- Для Томска – понятно. О другом речь: вы же вели бизнес на разных территориях? Как томский бизнес-климат оцениваете?
- Нет у меня опыта ведения бизнеса на разных территориях. Проект «Партнер-Томск» у меня первый. Бизнес-климат Томска? Здесь есть предприятия достаточно устойчивые, на мой взгляд. Если масштабировать? В Томске проживает порядка 500 тысяч человек - если брать такие же города в центральной России, то в Томске потенциал гораздо выше. Здесь и научный потенциал высокий. В общем, если сравнивать бизнес-климат с другими субъектами России - нормальный.
- Бизнес-климат во многом зависит от региональных властей. Вы умеете организовывать процесс на своем предприятии, общаться с банкирами, а как складываются отношения с региональными властями?
- Отношения деловые. Вопросы, которые возникают, решаем в рабочем порядке. Не могу сказать, что в отношении нас есть какие-то ущемления.
- А вот октябрьский конфликт, когда пресс-релизом областной администрации кто-то из департамента лесного хозяйства обвинил «Партнер-Томск» в незаконной вырубке леса? История, конечно, не получила продолжения, но проблема-то была, как вы ее решили?
- Думаю, это просто был сбой в каком-то среднем эшелоне власти. Кто-то что-то неправильно интерпретировал. Никакой незаконной рубки, слова о которой действительно прозвучали тогда, у нас нет. «Партнер-Томск» ведет заготовку исключительно в рамках договоров, в рамках отведенной аренды. А если есть какие-то мелкие нарушения в рамках административного характера, если появляются какие-то предписания – мы их выполняем.
- Так чем разрешился конфликт?
- Да конфликта, по большому счету, и не было. Созвонились, переговорили – оказалось, это просто недоразумение.
Еще раз команда
- Да у вас просто талант убеждать людей. Этому в школе милиции учат? «Созвонились – и решили», «обсудили – и договорились», «я пошел – и мне пошли навстречу»…
- Это не только я. Есть команда, есть генеральный директор. Есть люди, которые отвечают за лесозаготовку. Большой штат профессиональных людей.
- То есть вы все условия аренды соблюдаете? Их много, этих условий?
- Перечень большой. Допустим, противопожарные мероприятия, которые мы обязаны соблюдать. Есть мероприятия, связанные с лесовосстановлением. Все в рамках этого договора.

Доска почета

- Сколько в «Партнер-Томск» работает людей? Есть завод, есть лесозаготовки, есть лесовосстановительные работы… Сколько человек в совокупности?
- 546 человек. Цифра 3-5 человек «играет» - кто-то уходит, кто-то приходит… Сразу подчеркну – знаю, что иначе будет вопрос – зарплату все получают в кассе, белую, все налоги платим, «социалка» вся платится. В среднем зарплата 32 тысячи рублей.
- У вас перед заводоуправлением «Доска почета» поставлена. Предприятиям, которым такие вещи по наследству от социализма достались, - это понятно. А тут – новое предприятие. Зачем «Доска почета», кто придумал?
 - Это не выдумка, и не из прошлого. Всегда приятно работнику, чтобы его оценили не только материально, но и отметили вот таким образом. И мы решили, что это будет правильно, и сделали эту «Доску» - у нас там фото передовиков производства. В течение полугода фото меняются, потому что  люди наступают друг другу на пятки…
- Все хотят на «Доску»?
- Да ? хотят.

Достать Европу

- Плита МДФ – основная ваша продукция?
- У нас два вида продукта - плита МДФ и ХДФ. ХДФ – более плотная, она используется в напольных покрытиях, для производства ламината. Линейка товара большая: от 3 мм до 40 мм – разной толщины, разного формата.
- Каков спрос?
- На сегодня на складе ничего нет. Производство чуть отстает от реализации.
- Конкурентов нет?
- Конкуренты есть. В России работают два крупных предприятия иностранных -  «Кроношпан» (Егорьевск)  и «Кроностар» (Кострома). У них объем сопоставим с нашим.
- Примерно 270 тысяч куб. в год?
 - Да, но у них еще стоят линии по производству ДСП. Комбинированные заводы. Мы конкурируем с ними, бьемся.
- То есть география поставок у вас не на восток, как можно было бы предположить, а в европейскую часть?
- На восток нам логистика не позволяет далеко дотянуть. Почему?  Железнодорожным транспортом мы практически не отгружаем, отгружаем автомобильным. А в сторону запада автомобильный транспорт идет пустой.

- Используя этот механизм, мы укладываемся в цены, которые существуют там.

- Ваши предположения – как спрос на вашу продукцию будет меняться, и что вообще думаете по поводу развития завода?
- Когда мы принимали решение о строительстве завода, финская компания  «Якко Перри» сделала нам бизнес-план и прогноз роста рынка плит МДФ. Этот прогноз на 98% дал картину, которую сегодня видим. И по этому исследованию прогнозируется рост рынка. Но надо понимать, что есть команды, которые настроены построить такие заводы: в Татарстане турецкая фирма хочет поставить огромный завод. Конкуренция на этом рынке будет расти, и мы готовимся к этому.
Со стороны и философски

- Томская область – богатый лесом регион, но почему у нас так сложно идут проекты в сфере деревообработки? Ваш-то проект успешен. Но есть другие. «Хенда-Сибирь» в Асино - с большим опозданием. «Зеленая фабрика в Итатке» - вообще скандально-провальный проект. Причем часть этих проектов назывались «золотыми». Почему так тяжело в регионе идет развитие отрасли?
-  Мне сложно судить о «Зеленой фабрике». Но, думаю, это прежде всего вопрос качества команды, ее настроя. А «Хенда-Сибирь» - китайский проект, и к нему надо относиться так…
- Философски?
- Спасибо, хорошее определение… Они пытаются запустить завод на своем собственном оборудовании... Поэтому у них так долго и идет: если бы они купили готовую линию – давно бы запустились. Насколько понимаю, средств они туда вложили прилично, но…
Длинный и короткий настрой

- А есть по вашему мнению в области место для других деревоперерабатывающих заводов? Либо уже достаточно?
- Думаю, в Томской области достаточно и места, и сырьевой базы, и рынка для развития отрасли. Не обязательно уходить в лесозаготовку. Надо уходить в глубокую переработку. Это, например, мебельная промышленность, которая… - тащим же все из-за рубежа. Какие-то другие изделия. Есть много небольших компаний, которые могли бы...

- Где рычаги?
- Считаю, это больше проблема частной инициативы предпринимателей. Нужно здесь искать  ключ к разгадке. Не секрет, что все хотят сыграть «в короткую»: быстро вложить, быстро взять - и все. Никто не хочет работать «в длинную». А наш, например, проект рассчитан на срок окупаемости 8,5 лет. Представляете?
- Сколько вам еще кредиты отдавать банку?
- О…
- Больной вопрос? Но на самом деле теперь проблем же нет, расплачиваетесь? Предприятие рентабильно?
- Прибыль будет после того, как мы все выплатим. Но мы действительно выплачиваем - и проценты по кредитам, и саму кредитную линию. Сбоев нет. Но я говорю о другом: о долгосрочных проектах – это, на мой взгляд, один из ключевых ответов на ваш вопрос – не хотят идти в долгую историю.
- Предприниматели? Банки? И те, и другие не хотят?
- Больше, повторяю, предприниматели. Деньги можно найти. Да, деньги бывают драконовские. Мы вот привлекли под достаточно серьезный процент, но после того, как запустили завод, удалось договориться о снижении процентной ставки... Что говорит банк в этот период запуска проекта? Он говорит: высокие риски! Понятно, что высокие. Но когда проект запущен, рисков становится меньше. Понимаете, это процесс такой… договорной.
- То есть прибыль акционеры «Партнер-Томск» начнут получать лет через 8?
- Наверное, можно принять решение на совете директоров о выплате дивидентов акционерам. Но пока такие предложения не звучат.
- Пока предприятие все вкладывает в развитие?
- Да. Вот недавно мы построили завод по производству смол - у себя на территории. Произойдет замещение большого количества потребляемой смолы,  которую мы везем с Урала. Это будет большое предприятие, за Уралом – одно из крупнейших - 90 тысяч тонн смолы в год. Это ответ на вопрос – вкладываем мы или не вкладываем. Мы понимаем, что есть безопасность предприятия - сырьевая, поставка компонентов для производства плиты, и мы все хотим оптимизировать.
Новая стройка

- Какие еще планы? Говорят, ОСБ-плиту собираетесь делать?
- Да, хотим на этой же площадке разместить завод ОСБ. Это продукт нового поколения, используется, в основном, в каркасном домостроении - вся Канада, Северная Америка построены по такому принципу. Выезжали туда люди, смотрели, прорабатывали – в общем, решение мы приняли. Подготовили проект с Брянским институтом, он прошел экспертизу, мы получили разрешение на строительство, и сегодня наша заявка о выделении кредитной линии находится в банке.
- Сколько денег просите?
- Немного. 130 миллионов... евро.
- Олег Филимонович, в России кто-то ОСБ-плиту делает, она будет востребована? Или потом еще придется строительную компанию открывать, чтобы продемонстрировать, что из этой плиты можно строить?
- Я начну со второго вопроса? Мы его проработали: посмотрели специалисты, которые были в Канаде, на предприятия, которые из этого продукта делают дома. В общем-то это достаточно несложно. И да - мы подумываем параллельно все это дело запустить.

А что касается производителей ОСБ, то в России до этого года такая плита не выпускалась. А рынок продаж - порядка 500 тысяч кубометров в год.
- Весь импортный?
- Да, весь – из Северной Америки, Европы. В России же, скажем так, запустился практически завод в Карелии, рассчитан примерно на 250 тысяч кубов. Думаю, если мы запустимся вслед за ним, то как раз рынок и будет закрыт для иностранцев.
- На удешевление квадратного метра жилья повлияет?
- Существенно! Думаю, если у нас все состоится в срок, квадратный метр жилья из такого материала должен стоить порядка 15 тысяч рублей.
- И когда это счастье станет доступным?
- Если завтра банк примет решение - сегодня они думают, то, я думаю,  послезавтра это счастье, как вы говорите, станет доступным.
- Речь идет о частном домостроении?
- Да, о коттеджном. Есть проекты многоэтажных строений из этого продукта. Но думаю, что это немного.

- И все же - как думаете, в чем секрет вашего успеха?

- Я бы так сказал: с божьей помощью.

- Или потому что в органах работали?

- Вот это точно никак не связано. Ежегодно тысячи людей уходят из органов в запас. И что? Не вижу никакой связи между органами и нашим проектом.

- Олег Филимонович, удачи вам. Приятно, что люди приходят с такими большими проектами на такой большой срок. Думаем, Томская область вам и вашим партнерам немного обязана.

- Вам всем тоже спасибо.

 

Для справки:

Олег Филимонович Бурлевич - председатель наблюдательного совета ЗАО ЛПК «Партнер-Томск»

Родился в 1958 году в Омской области. После окончания школы работал токарем на заводе Карла Маркса в Омске, затем служил в вооруженных силах СССР.

В 1983 году закончил Высшую школу МВД СССР.

До 2002 года работал в органах внутренних дел на различных должностях в городах Владивосток, Тюмень, Омск, Москва.

В 2008-2009 годах - заместитель Председателя правительства Омской области. С 2009 года и по настоящее время - Председатель наблюдательного совета ЗАО «ЛПК «Партнер-Томск».

Кандидат юридических наук, мастер спорта СССР по дзюдо. Указом президента в 2000 году Олегу Бурлевичу присвоен чин государственного советника юстиции третьего класса.

Проект строительства завода МДФ-плит в Томской области был запущен в 2006 году. Целесообразность проекта по глубокой переработке древесины подтверждена мировой аналитической компанией «Яакко Пеуру».

В 2008 году оформлена аренда лесных участков. В 2009 году проект включен в областной перечень приоритетных инвестиционных проектов по освоению лесов. Параллельно привлечены кредиты в виде синдицированного займа Евразийского банка развития и НОМОС-Банка. В мае 2008 года началось строительство. Общий объем инвестиций в проект составил более 190 млн. евро.

В 2009 году создано современное комплексное лесозаготовительное предприятие. Первую плиту выпустили в декабре 2010 года. Сегодня объем производства компании «Партнер-Томск» составляет 270 тысяч кубометров плит МДФ в год, более 40% выпускаемой продукции ламинируется декоративными покрытиями.

Коллектив компании - 540 человек. Средняя зарплата - 32 тысячи рублей. Сотрудники обеспечены служебным транспортом, льготным питанием в заводской столовой и бесплатным спортзалом. Предприятие является достаточно крупным налогоплательщиком - более 220 млн. рублей в год.

В ноябре 2013 года «Партнер-Томск» запустил в эксплуатацию завод по производству малотоксичных смол производительностью 90 тысяч тонн в год.

В планах «Партнер-Томск» - открытие производства ОСБ-плиты для панельного домостроения.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?