Памятник Чехову как зеркало современного патриотизма

Как известно, существуют только две точки зрения: собственная и неправильная. И самый распространенный способ реакции на критическое мнение о себе: "сам дурак".

Эти подходы формируются в раннем детстве, но встречаются и у вполне взрослых людей.

Посетивший Томск в 1890 году Антон Чехов уже сто раз пожалел, что обмолвился следующим образом: Томск гроша медного не стоит… Скучнейший город… и люди здесь прескучнейшие… Город нетрезвый… Грязь невылазная… на постоялом дворе горничная, подавая мне ложку, вытерла её о зад… Обеды здесь отменные, в отличие от женщин, жестких на ощупь…

Я отчего-то склонен Чехову верить, наверняка так и было, но для людей с более тонкой душевной организацией, чем у меня, такие слова выглядят оскорблением чувств коренного томича. Немедленно включаются механизмы психологической защиты, то есть способы реагирования на травмирующие ситуации, нужные нам для того, чтобы поддержать собственную самооценку и восстановить самоуважение.

Человек в такие моменты начинает игнорировать неприятное мнение, всячески принижать его ценность, приписывать автору раздражителя собственный опыт, мотивы или мысли. Так обманщику кажется, что все кругом стремятся его надуть, а человек, испытывающий недостаток в деньгах склонен чаще других громить "нищебродов".

Первичная психологическая защита – палка о двух концах. При своей несомненной пользе – возможности принять болезненную ситуацию без потери для самооценки, у нее есть два заметных недостатка. Во-первых, психологическая защита ничего не меняет в порядке вещей, она лишь избавляет от тревоги и дискомфорта. А во-вторых, она работает таким образом, что искажает реальность в угоду нашей эмоциональной стабильности.

Фото: Роман Унашев

С этой точки зрения интересна популярность скульптуры на набережной Томи, озаглавленной: Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку».

 

Ее все любят, фотографируются рядом и натирают ручку зонтика (привет, доктор Фрейд!) Но почему, почему?

Вопреки мнению художественного сообщества народ любит данный вариант Антона Чехова. Что не так?

Казалось бы, прислушайся к великому русскому писателю, перестань быть прескучным, сделай жизнь в городе веселее, не бухай столько, не вытирай ложку о зад и не разводи грязь. И, для женщин: перестань быть жесткой на ощупь! Хотя вот тут мнения могут сильно расходиться. Прими его замечания к сведению. Обычно люди только выигрывают от грамотного совета. Но эта позитивная программа не находит отклика в сердцах большинства горожан, переживающих за имидж родного города-у патриотов.

Свергать и/или унижать кумиров - нормальная плебейская практика.

В этой скульптуре, на мой взгляд, заключено давнее тяжелое неразрешимое противоречие между людьми простыми и чуть менее простыми.

Те, что посложнее, постоянно мешают остальным своими претензиями. Вот Шарикову из "Собачьего сердца" было проще зубами блох ловить, а его принуждали руками. Такие вещи не прощаются, а, напротив, копятся годами и выплескиваются вначале в петросяновском юморе, непритязательной поэзии радио " Шансон", а потом уже в более серьезных вопросах к интеллигенции.

Как приятно порой примерить на себя взгляд пьяного индивида, не читавшего "Каштанку", да и вообще мало что читавшего. Это и есть настоящая культура.

 

Такие процедуры лучше проделывать под видом самоиронии, со снисходительной ухмылкой. Мы как бы слышали, что он хороший писатель, но сорвался, чего только с интеллигентами не бывает?

Задолго до приезда в Томск Чехова, Иван Крылов написал известнейшую басню, в которой коллега Моськи говорит ей про ситуацию с облаиванием слона:       

 "Соседка, перестань срамиться,.....
- тебе ль с Слоном возиться?
Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идет  Вперед
И лаю твоего совсем не примечает".-
"Эх, эх! - ей Моська отвечает,-
Вот то-то мне и духу придает,
    Что я, совсем без драки,
Могу попасть в большие забияки.
Пускай же говорят собаки:
   "Ай, Моська! знать она сильна,
       Что лает на Слона.

И совсем не случайно вокруг памятника Чехову, как вокруг Робинзона, молча созерцающего из шутовского обличия окружающее, собрались в в единстве непритязательного вкуса чеховские (без явной связи с Антоном Чеховым) Пятницы. И поют себе.

 

Булгаковский герой профессор Преображенский говорил: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха.

Не уверен, что символы города с таким сомнительным наполнением могут серьезно поднять патриотические чувства горожан. А это правда важно. С другой стороны, какое время, такой и патриотизм.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Дом детской моды Lapin House
Аттракцион неслыханной щедрости в LAPIN HOUSE
Поделитесь