Память о Лигачеве

Ровно 40 лет назад, 26 октября 1965 года на пленуме Томского обкома КПСС был избран, а точнее просто представлен томичам, новый первый секретарь - Егор Кузмич Лигачев. Как стало ясно много лет позже, в тот день началась целая эпоха в истории развития области - лигачевская. Спор о роли личности в истории столь же вечен, сколь бесполезен в практическом приложении. Авиастроитель, труженик тыла, комсомольский вожак и коммунистический идеолог, импульс карьерного роста Лигачев получил от того, кого позже назовут вдохновителем и символом застоя. Пришедший к власти Леонид Брежнев укреплял эту власть, в том числе и преданными людьми на местах. Из воспоминаний Егора Лигачева: «То, что меня после нескольких лет скучной работы в аппарате ЦК направляли в Сибирь, это было просто счастье! Но что касается Томска, то здесь я особой радости не ощутил: знал, что Томская область запущенная, лежит вдали от больших дорог. Тогдашний секретарь обкома Марченко, что называется, спал и видел, когда же его вернут в столицу. Соответственно шли в области и дела». Сорок лет назад обком КПСС находился в здании, где в конце октября 1965 года начал трудиться новый энергичный первый секретарь. Но, даже не фантазируя на тему «что было бы, если…», можно смело утверждать: окажись тогда на месте Лигачева кто-то другой, Томская область всё равно не избежала бы экономического роста. Здесь уже добывали нефть, широко велось жилищное строительство, почти все заводы работали на современном оборудовании, уже были созданы и серьезно о себе заявили научные институты. Но амбициозный новый хозяин ставил более грандиозные задачи.
Ни до, ни после Лигачева партийные органы в Томске не были такими всесильными. Обком контролировал всё: от выпечки хлеба – до качества преподавания в вузах. Первый секретарь ценил и поддерживал самозабвенных исполнителей, а на людей самостоятельных быстро находил управу.
Борис Мальцев, председатель Областной Думы: «Меня лично стиль управления Лигачева устраивал. Он с меня спрашивал, и спрашивал строго. При мне генерал падал на трибуне в обморок. А я выстаивал, выдержал, поэтому и сейчас стою».
Лигачевские семнадцать лет в Томске это парадокс идеологии. Неуклонно следовавший партийной линии, ревностно оберегая коммунистические идеалы, в годы самого махрового застоя он планировал убрать памятник Ленину с центральной площади Томска, разрешил постановку в театре спектакля о белогвардейцах. Можно еще вспомнить ретроспективу фильмов опального тогда Андрея Тарковского в самом большом зале во Дворце спорта, или лекции экономистов-рыночников для местного партхозактива.
Борис Тренин, историк: «Микрофакт. Я не параноик, но когда говорят о Егоре Кузмиче, мне вспоминается Колпашевский Яр. Это микрофакт, конечно, в истории нашей и в жизни Егора Кузмича. Но ,в конце концов, Егор Кузмич, ты прямо скажи в свое время: люди добрые, тогда было такое время, 1979 год, не мог я перебороть это, не мог воспрепятствовать. Скажи, что не правильно это было сделано».
В 1983 его вновь призвали в ЦК. И имена следующих первых секретарей померкли в лучах его противоречивой славы. Всё, что было связано у Лигачева с Томском потом (выборы депутатом, лоббирование здешних интересов в Москве) – это скорее движение по инерции – трудно навсегда расстаться с тем, что связывало многие годы. Тем более, если те годы пришлись на молодость и активную зрелость. Мы ведь сами определяем, какую роль в нашей жизни играет та или иная личность. Из воспоминаний Егора Лигачева: «Хотя приходилось, конечно, нелегко, порой часа свободного не выкраивал, как говориться, трудных дней было множество, но в тягость – ни одного… Семнадцать лет – это не семнадцать мгновений…».
Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь