ОТКУДА МЫ ВСЕ ВЫШЛИ

- Полтораста рублей за шинель! -  вскрикнул  бедный  Акакий  Акакиевич,
  вскрикнул, может быть, в первый раз от роду, ибо отличался  всегда  тихостью голоса.
- Да-с, - сказал Петрович, - да еще какова  шинель.  Если  положить  на воротник куницу да пустить капишон на шелковой подкладке,  так  и  в  двести войдет.

                                                                                                                   Н.В.Гоголь «Шинель»

Лет 5 назад в Москве я подвозил трех выпускниц от Российского государственного университета Нефти и газа им. Губкина. Девушки только что получили дипломы, выпили шампанского и направлялись в центр города-героя продолжить нетомный вечер.
- Куда теперь работать поедете, девчонки? - спросил я. – В Тюмень, Стрежевой, на Сахалин?
- Да нам бы куда-нибудь на улицу Намёткина пристроиться, - сказала одна. Ничем не примечательная улица прославилась на всю страну после того, как на ней отгрохали гигантский офис большого «Газпрома». Две другие oilgirls молчали в знак согласия. Впрочем, как выяснилось потом, одна из них в это время писала мне на заднее сиденье. Не до разговоров было.

Знаете, я думаю, чтобы попасть в «Газпром» или «Роснефть» они бы еще и не то сделали. Приходить на работу к 9.00 и уходить в 18.00? Легко! Если бы в этих крупных государственных корпорациях ввели униформу для своих сотрудников в виде жилеток из колючей проволоки и ножных кандалов – они бы и это стерпели. Но люди добрые, чем вам опять школьные учителя не угодили? Читаем:

«По мнению некоторых депутатов Госдумы, необходимость в таком документе [федеральный кодекс школьной чести] объективна. К примеру, член комитета ГД по вопросам семьи, один из авторов кодекса, Елена Сенаторова считает, что «педагоги позволяют себе одеваться с неприкрытой сексуальностью и в свободное от уроков время подрабатывать в стрип-клубах и рекламировать услуги сексуального характера в Интернете». По мнению депутата, «это недопустимо при том, что детям мы вводим школьную форму».

То есть в новом изобретении прописываются правила внутреннего распорядка в школе. Сколько пуговичек может расстегнуть на блузке учитель? А если блузка с высоким воротом? А если с низким? А если грудь учительницы ничего выдающегося не представляет? А если наоборот? А сколько сантиметров от пола (от колена?) должна быть юбка? А что делать с красивыми облегающими брюками? Как будем оценивать яркость макияжа? Ну. не вызывать же ГИБДД, в конце концов, чтобы измерить степень тонировки век? Словом, открывается широкий простор для травли молодых, модных со стороны немолодых, слегка потрепанных жизнью и вещевыми базарами педагогов.

Уважаемый депутат Сенаторова!Если человек работает в стрип-клубе или рекламирует сексуальные услуги в интернете, то он в школе как раз не работает. А подрабатывает. Вывешивать его на школьную «доску позора» - лишняя реклама. Объявлять выговор, лишать премии – терять ценного работника, который на практике, а не понаслышке знает жизнь. Кроме шуток, я делал репортаж про трех учительниц из Красноярска, которые начали работать в стрип-клубе. Так они почти сразу бросили школу. Потому что «если школа мешает работе, то ну ее нафик, такую школу». Остающийся сегодня в школе «контингент», не смотря на все увеличения заработной платы, почему-то не стал ни моложе, ни «более лучше одеваться». И это, хочу я вам сказать, не меньшая трагедия, чем отсутствие в школе мужчин-педагогов. Сейчас объясню почему.

Первый раз я влюбился лет в 5. Она была прекрасна. Как ее занесло к нам «в деревню, в глушь, в саратов» - теперь никто не ведает. Она одевалась бесподобно: джинсы(!), «водолазка-лапша», югославский плащ из кожзаменителя, темные роговые очки она надевала на прогулку в солнечную погоду. Мне кажется, все остальные, замученные жизнью воспетки нашего детсада, ее тихо ненавидели, как ненавидели нас, сопливых, бестолковых, не спящих в сончас, писающих в штанишки и в кровати… Мы тоже отвечали им взаимностью.

- Пацаны, - говорила эта Ангел, когда ей надоедала куча-мала возле нее на площадке. – Кто первый скатится с горки, того научу кличу индейцев…

Мы не отходили от нее ни на шаг, но тут бежали сломя голову не потому, что, «кто последний, тот дурак», а потому, что кто первый, тот и прибежит первый к ней, для того она и вытащит длинные пальцы из блестящей лайковой(?) перчатки, приложит к губам и, делая вид, что модифицирует воздушные потоки, издаст ритмичный горловой крик в духе Гойко Митича – привет югославскому кино.  

Через полтора месяца она уехала. Навсегда. К нам вернулась рыжая тварь (ну, нет другого слова), взаимно ненавидимая, не помню, как одевалась.

Эта первая детсадовская еще любовь заложила такие мощные гендерные основы и стереотипы, что всю жизнь расхлебываю. Из этой истории три вывода:

1. Педагоги должны хорошо и со вкусом одеваться, чтобы раз и навсегда пресечь измывательства учеников, особенно из семей, куда деньги пришли быстрее мыслей, чувств и воспитания.

2. Чтобы педагоги могли хорошо одеваться, нужен не федеральный кодекс, а заработная плата, которую как ни повышали, так и не смогли повысить подавляющему большинству, особенно молодых, пока незаслуженных педагогов.

3. Достойная заработная плата не сразу, но позволит появиться в школе молодым, умным, креативным, эстетически вменяемым педагогам, которые и без кодекса знают, что юбка-пояс и декольте отвлекают учеников от учебного процесса. Тогда автоматически стриптизерши будут отдельно, педагоги отдельно.
(Но, знаете, первый раз женскую грудь я увидел в вырезе пуловера своей англичанки, которая склонилась над моей партой объяснить особенности вопросительных конструкций то ли в паст, то ли в пефект. Проспала, забыла лифчик, дело молодое… Не самое плохое эротическое впечатление детства. А английская грамматика потеряла меня по другим причинам!)

Есть еще четвертый вывод, но он банален. Надо любить и уважать детей. И тогда им будет сравнительно пофигу, во что одет педагог. Вот вам цитата из монолога популярного ныне педагога-географа, который глобус пропил. Дело происходит в водном походе со старшеклассниками, куда их ведет учитель-алкоголик. Спасибо, синема!

«- Но ведь Географу на все наплевать - как  Демону. Хочет - напивается, хочет - спит, хочет – в драку  лезет.  Он  как это...  бросил нас  в воду,  и  выплывайте  сами, как
сумеете... Он же опытнее, старше... В конце концов, он за нас отвечает.
     - А ты сам за себя отвечай.
     - Ну, он хоть  какой-то пример  нам  должен  подавать,  что  ли...  - говорит Маша. - Он же учитель, а не так, не пришей кобыле хвост...
     - А ты бы брала с него пример, если бы он подавал?
     - Брала бы, - подтверждает Маша.
     - Вот и бери, - советует  Градусов. - С таким,  какой  он  есть, мне
баще.
     Я лежу, делаю  вид, что сплю, и слушаю, как шлифуют мои кости. Конечно, никакой я для отцов [учеников] не  пример. Не педагог, тем более - не учитель. Но ведь я и не монстр, чтобы мною пугать. Я  им не друг,  не  приятель, не старший товарищ и не клевый чувак. Я не начальник, я и не подчиненный. Я им не свой, но и не  чужой. Я не затычка в каждой бочке, но и не посторонний.  Я не собутыльник, но и не полицейский. Я им не опора, но и не ловушка и не камень на обочине. Я  им не нужен позарез, но и обойтись без меня они не  смогут. Я
не проводник, но и не клоун. Я  - вопрос, на  который каждый из  них должен ответить». (А.В.Иванов «Географ глобус пропил»).

Несколько вещей утешает.

Цитата:

«Общественный совет при Министерстве образования и науки встретил эти инициативы [по созданию депутатами федерального кодекса школьной этики] довольно прохладно. В Совете опасаются, что на практике кодекс работать не будет».

Правильно опасаются. С чего бы рекомендательному документу работать в нашей школе, где такое количество обязательных к исполнению регламентов и документов? Но народные избранники пусть пишут. Чем бы не тешились, лишь бы не беременели. Впрочем, антиоральные инициативы Мизулиной, как и антисексуальные Сенаторовой, возникают только тогда, когда при всем желании забеременеть уже нельзя. Не зря говорят, что нет бОльших моралистов в старости, чем те, кто хорошо грешил в молодости.

Второй утешительный приз в этой истории:

Намедни обсуждали проблемы малого и среднего бизнеса. Конечно, их тьма. То газетенка чмошная бизнес кошмарит, то бюджет денег мало выделяет. Радует другое:у нас сложилось впечатление, что у молодежи все меньше желания ходить строем, по команде и в форме. Иначе говоря, желающих поработать в «Газпроме» все меньше, а количество желающих стать хозяевами своей судьбы пусть немного, но прибавляется. Рано или поздно они станут хозяевами этой жизни.

И третье:

Товарищи депутаты! Начните с себя. Придумайте форму себе. Чтобы не раздражать народ нарядами от кутюр. Заодно и отечественную текстильно-швейную промышленность поддержите. Будьте патриотами. Мы же все вышли из гоголевской «Шинели». Вам ли не знать, бывший учитель словесности, депутат Сенаторова…

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
КАРЛ у КЛАРЫ
РИТМЫ BOSSA NOVA И ДЖАЗА от Романа Ланкина 17 и 24 мая
Поделитесь