Открылась весенняя охота

Как всем хорошо известно, история учит, что никого и ничему не учит.  Лишний раз это продемонстрировали депутаты Томской областной думы на последнем своем собрании при рассмотрении вопроса о досрочном прекращении полномочий уполномоченного по правам человека. Наблюдая за тем, как обсуждался этот вопрос, трудно было отделаться от ощущения, что окунулся в атмосферу времен культа личности.

Неоднократно и в художественной литературе, и в кино мы видели подобные собрания общественности, митинги, комсомольские и партийные собрания, на которых звучало одно-единственное: «Ату его!». Увещевания и аргументы типа «люди, одумайтесь, что же вы делаете, ведь вам будет потом стыдно?» не действовали.  Если уж тотальный маховик травли не своих  обрел собственную инерцию, то его уже не остановить.  В этом смысле наши думцы решили сыграть на руку историческим аналогиям, не остановившись даже перед тем, что они – демократы, осуществляющие власть в  демократическом государстве.  Хотя демократическую форму они попытались соблюсти. Правда, это им удалось не вполне.

 

Монблан «компромата»

Так, в кратчайшие сроки (меньше месяца) со времени предпоследнего собрания, на котором и было решено расправиться с уполномоченным по правам человека (прошу прощения, было решено разобраться, насколько эффективно работает региональный омбудсмен) были внесены изменения в областной закон об уполномоченном, упрощающие процедуру его отставки. Была создана комиссия. Правда, по словам Н.Кречетовой, 8 из 10 членов комиссии уже заранее знали, каков будет результат расследования. Комиссия в эти сжатые сроки подготовила огромный (96 страниц!) свод документов. Правда, объем отнюдь не означал высшую степень объективности. Так, например, на нескольких страницах было расписано о нецелевом расходовании омбудсменом бюджетных средств. Но об объеме этих средств (8 тыс. р.) авторы документа целомудренно умолчали. Цифра не впечатляла.

Среди представленных документов было и «Заключение специальной комиссии  о наличии оснований для досрочного прекращения полномочий Уполномоченного по правам человека в Томской области Кречетовой Нелли Степановны» (33  страницы!), которое справедливее было бы назвать обвинительным заключением. Но было и мнение кандидата в отставники – самой Н.Кречетовой, которую в данном контексте уместнее было бы назвать подсудимой.   

Правда, судя по ходу рассмотрения дела в думе, аргументация Н.Кречетовой депутатов не впечатлила. Не впечатлили и ее достаточно полные ответы на заданные ей вопросы. Да, видимо, и не могли впечатлить в принципе, если принять точку зрения омбудсмена о том, что развернутая травля носит заказной характер.

Омбудсмен – вне «системы»

Напрасно Н.Кречетова взывала к депутатам, говоря, что не верит в то, что они не понимают, в чем истинная суть дела. Они, конечно же, понимали.

Но линию надо было выдержать. В прениях выступили четыре человека: В.Хан, А.Федоров, В.Кравченко и Л.Глок.  В.Хан говорил о том, что у него не было «неприязни» к омбудсмену, но вот в процессе расследования он увидел справедливость предъявляемых Н.Кречетовой обвинений.

Несолидно прозвучало выступление лидера коммунистов А.Федорова, как человека, отягощенного некими комплексами. Оценивая выступление Н.Кречетовой, он сказал, что по ее словам получается, что кругом все дураки и только она одна разбирается во всем. А вообще – «все сразу было понятно» (?).

Многое о сути дела сказал в своем выступлении В.Кравченко. По его наблюдениям, простые люди не знают, кто такая Н.Кречетова. И вообще, сказал он, «людей это не волнует». У Н.Кречетовой, сразу же, по его словам, было видно, что работа не получается. Раз не получается, то значит, это не твое дело – уходи в отставку.  Несколько раз В.Кравченко ссылался на правильную постановку дела в других регионах, где омбудсменами работают профессиональные юристы,  «знающие систему, механизмы». А наш институт уполномоченного не работает как система.

Любопытно, как В.Кравченко сравнил федеральный закон об уполномоченном и наш, томский. Главное в федеральном законе – независимость, а в нашем – самостоятельность (?).  Сделал свой «выстрел» и Л.Глок. Человек от образования он знает, что такое моральная ответственность. Поэтому сделал попытку эту самую моральную ответственность за происходящее с депутатского корпуса переложить на саму Н.Кречетову. «Я вас поддерживал, Нелли Степановна, - говорил он. – Но при том недоверии, которое выработали депутаты, работать нельзя. Уйти нужно вам самой».   

Депутаты поддаются «уговорам»

О том, что травля носит заказной характер, говорит и сама форма расследования. Внешне это должно было выглядеть как демократическая процедура. Но реально выглядело, как коммунальная склока, в которой аргументация не имеет никакого значения.

А людей, не владеющих собой, часто используют другие люди, как раз способные ставить цели, способные выстроить стратегию и тактику по их достижению, способные манипулировать людьми. Собственно, все это было нетрудно увидеть на прошедшем заседании.

О неприятии личности Н.Кречетовой значительной частью нашего политического истеблишмента было известно давно – еще со времен ее бытности членом команды губернатора Виктора Кресса. О том, что ее шансы стать омбудсменом были неоднозначны, проговорился В.Кравченко, председатель правового комитета, когда сказал, что в то время  (видимо, при прежнем губернаторе) депутатов уговорили поддержать ее кандидатуру. Сейчас ситуация изменилась, и уже никто никому ничего не должен. А значит, можно представить, что депутатов уговорили и на этот раз – только в пользу отставки. А для этого прекрасно может быть использовано личное неприятие. Ведь, в самом деле, мало ли кто кого не любит. Это становится значимым фактором только тогда, когда этих людей организуют. Вспомним, что процесс был запущен пятнадцатью депутатами, написавшими соответствующее обращение к председателю думы, внезапно осознавшими всю вредность пребывания Н.Кречетовой на посту уполномоченного. 

Но вот вопрос; кто организатор? А.Федоров этот вопрос задал Н.Кречетовой напрямую. Вполне понятно, что она заказчика не назвала. Трудно в структурах власти найти дурачка, выдающего депутатам подобные письменные директивы за своей подписью. О том, что такой заказчик есть и его все знают, в телевизионном интервью сказал и бывший губернатор Виктор Кресс.

Ну а простым обывателям остается только догадываться, кто бы это мог быть. Обычно такими вещами, как показывает жизнь, занимаются люди, у которых нет конкретного дела, занимающего их целиком и полностью. Но зато есть неуемная жажда рулить.

Подлинная вина омбудсмена – запачкала белоснежные ризы органов власти

Депутатская комиссия, несмотря на гигантский объем Заключения специальной комиссии, не смогла собрать убедительных аргументов, по-настоящему компрометирующих уполномоченного по правам человека. И все же, несмотря на это решилась довести дело до конца. Один из аргументов, выдвинутых против Н.Кречетовой – это то, что она «огульно обвиняла правоохранительные органы»,  «совершенно безосновательно критиковала органы государственной власти, тем самым дискредитировала их».    

Во-первых, хотелось бы задать вопрос: от кого должен защищать права человека омбудсмен? Кто их нарушает? Ведь если один человек нарушил права другого человека, то дело разбирается в обычном суде. Закон как раз и предусматривает защиту человека от нарушений его прав со стороны органов власти. И, значит, Н.Кречетова исполняла свои функции в полном соответствии с законом.

Во-вторых, непонятна щепетильность депутатов в отношении именно омбудсмена в то время, как общественности известны вопиющие, уголовно наказуемые, факты нарушений представителями органами и исполнительной власти, и законодательной, да и правоохранительными органами. Почему же эти факты, которые по-настоящему волнуют общественность, ни разу (!) не стали предметом специального расследования специальной комиссии?

Удивительно, скорее, наоборот, неудивительно, что ситуация с отставкой Н..Кречетовой  напоминает ситуацию, сложившуюся с требованием отставки министра образования С.Ливанова, в Госдуме РФ. И там,  и там сложилось единодушие, объединившее все фракции: и «Единую Россию», и  «системную оппозицию»: «Справедливую Россию»,  ЛДПР, и коммунистов.  

Голосование показало, что за отставку был подан 31 голос, при одном воздержавшемся, и одном  (!) - против. Против, судя по телевизионному интервью, проголосовала Галина Немцева («Справедливая Россия»). Итак, голосование показало: единство у нас есть, а справедливость – в большом дефиците. Кто бы в этом сомневался!

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоится праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь