ОТЧЕГО ТОМСК – СКУЧНЫЙ ГОРОД, И КАК НАМ ЕГО РАЗВЕСЕЛИТЬ…

Любите ли вы Томск? Любите ли вы его так, как люблю его я?

Да, я томич только в первом поколении, хотя мои, увы, ныне почившие матушка и батюшка родились в Томской области, а дед по отцу и бабушка по матери были родом из Томской губернии. Поэтому томские корни у меня достаточно глубокие и к Томску, где я живу уже более полувека безотъездно-безвылазно, отношение совершенно особенное. Я люблю тихие улочки в районе Троицкой церкви за Белым озером, Буфф-сад, рядом с которым родился и где во младенчестве выгуливался, Университетскую рощу, где прошла моя юность и первые годы трудовой биографии, храм Петра и Павла, где крестился, венчался, крестил и жену, и дочь и при котором жил после женитьбы… Много, очень много в Томске мест для меня родных, памятных и знаковых.

И я хочу любить город с широко открытыми глазами. А с каждым годом то, как меняется мой Томск, доставляет сердечную боль и ранит душу мелкими, но от того не менее саднящими царапинами. И чтобы продолжать любить Томск, иногда хочется прищуриться.

Да, да, конечно, у нас есть прекрасные новые микрорайоны «Высотный», «Радужный», «Зелёные горки», ещё что-то строится такое же гламурное и геометрическое со всем набором социальных служб, торговых точек и остановочных комплексов. Это Томск XXI века, и пусть он будет. Но моё сердце болит за старый Томск, за город, чей исторически сложившийся ландшафт подобен редкому гобелену, натуральную ткань которого вспарывают портняжными ножницами генпланов и вшивают в старинный рисунок синтетические куски новостроек.

Облик города – словно лик человека. И вот этот об-лик старинного Томска безнадёжно изуродован вставными челюстями многоэтажек по Почтамской (Ленина), перекрывших уникальный вид на нижние террасы Томи, заперших доступ свежему воздуху в центральную часть города. Пустая глазница «Биг-сити», скелетированное яйцо «Статуса», мёртвые стёкла «Авроры» навсегда исказили историческую правду Томска. Россыпь краснокирпичников по Татарской слободе подобно краснушным пятнам придаёт городу вид болезненный и неизлечимый. Чавкающие монстры офисов и элитных домов пожирают Дворянскую и Профессорскую слободу, вгрызаются в хребет Солдатской (Красноармейской), выпускают клыки в подбрюшье города по Ушайке. Это то, что мы видим.

А есть ещё и иная разрушительная сила: пожары, возведение муляжей вместо памятников, сайдинг и пластик вместо дерева и камня. И любая попытка противостоять этой дикой, захлёбывающейся деньгами силе уничтожения силой закона оборачивается судебными исками, доносами, поклёпами, угрозой и газетной клеветой. Я это точно знаю – испытал на себе в полной мере.

Оттого и поскучнел мой родной Томск, что лишают его жизненных сил, разрывая пуповину, связывающую с матерью-историей. Хотя и не всякая история есть для города благо.

Когда-то, в студенчестве, я с улыбкой читал в газете «Красное знамя» за 1925 год в разделе хроники сообщение, что на улице Советской после дождя образовалась такая лужа, что в ней потонула телега с лошадью, и пока хозяин телеги ходил за подмогой, от лошади на поверхности воды остались только уши. В описаниях современников Томск в 20-30-е годы не блещет столичностью Сибирских Афин, а представляет зрелище унылое, в дурном смысле глубоко провинциальное, утопающее в грязи и пыли, со скверными дорогами, лопухами и крапивою в палисадниках, с покосившимися заборами и густою темнотой в ночное бесфонарное время. И даже хорошего хлеба невозможно было купить. Спас университет.

И вот эта-то история дурной провинциальности не пережита, а по-прежнему торжествует. Не глобально, нет, локально, но оттого смердит не менее. Ведь ещё город скучен потому, что невыносимое убожество лишаями покрывает улицы, дворы и дома Томска. Я не ответственный работник мэрии и не задался целью составить реестр проблемных адресов: комиссии и рабочие группы без того еженедельно барражируют по городским улицам, фиксируя отсутствие благоустройства и составляя протоколы. Вот только воз истории и ныне там.

Получив редакционное задание, я прошёл по нескольким улицам в центре Томска с широко открытыми глазами. Улица Герцена (бывшая Александровская): вдоль дороги кучи хлама, покосившиеся заборы, крапива, пыльные лопухи, полынь, шумливые и лохматые заросли клёнов, сухие вязы, немытые окна. Переулок Плеханова (бывший Монастырский): кучи хлама вдоль трамвайных путей, покосившийся бетонный забор, крапива, пыльные лопухи, шумливые и лохматые заросли тополей и ивы, огромные обрубки тополей на мостовой, канализационный колодец без крышки люка. Из несвежих впечатлений – облупившийся «до мяса» много лет назад дом на углу Вершинина/Учебной, из свежих и ярких – отремонтированный года три назад пятиэтажный жилой дом по Усова, покрытый лохмотьми отставшей краски и зияющей дырами на фасаде.

Да, конечно, городу хронически не хватает денег, чтобы всё отмыть до блеска и лоска. Но! Как говаривал Виктор Кресс: «С деньгами и дурак сможет». Ведь есть бедность, а есть убогая нищета.

Помните, у Ф. Достоевского несчастный Мармеладов рассуждает, что бедность – не порок, а вот нищета достойна осуждения. И в бедном доме может быть чисто и порядочно, а нищий дом тем и отличается, что живут в нём запустение, грязь и мрак. Да, область чего-то городу не додаёт. Да, не все предприниматели социально ответственны. Да, не все граждане-владельцы домов и участков сознательны. Но для того и существуют муниципальные власти, чтобы требовать своё от области, приводить в чувство предпринимателей и пробуждать сознательность в людях. А как-то ещё нужно воспитывать в них патриотизм и любовь к порядку. И вот это дело, наверное, самое трудное. Почему? Без параллелей и отступлений тут не обойтись.

Маленький баварский курортный городок Бад-Райхенхалль, стёртый с лица земли авиацией союзников по коалиции в годы Второй мировой войны и полностью восстановленный согласно историческим описаниям в послевоенные годы. Потрясение и восхищение и душевный комфорт – вот твои союзники в путешествиях по улочкам этого города-памятника. Небывалый порядок, уникальная чистота, функциональность, возведённая в абсолют, совершенный дизайн баварского стиля исторических зданий, полная гармония с историей новых строений. И до осязаемости плотная насыщенность городской среды фонтанами, скульптурами, малыми архитектурными формами, каналами, цветочными композициями, необычной формы скамейками, светильниками и детскими мини-аттракционами. И вечный вопрос наивного русского: «Ну почему они могут, а мы – нет?!».

Как мне кажется, всё дело в такой непопулярной в России и базовой для Европы штуке, как индивидуальная ответственность. У нас исторически складывались общинное земледелие, коллективистское сознание, коллективная ответственность. Но формула: общее – значит, моё, со временем трансформировалось в: общее – значит, ничьё. Коллективная ответственность превратилась в коллективную безответственность, а коллективистское сознание – в социальное иждивенчество и гражданскую инфантильность. Вот наши граждане сидят и ждут, когда же приедут коммунальные службы или придёт дворник и наведут порядок у них под носом.

Бросить на асфальт окурок, пустую бутылку или фантик от конфеты – норма, и замечания никто не сделает. Поднять с асфальта мусор и бросить в урну – вызвать удивлённые взгляды и смешки. Поражает, что и наши доблестные СМИ поощряют это иждивенчество.

Даже такая продвинутая телекомпания, как ТВ-2, с упоением рассказывает о проблемах жильцов дома, где сломалась ступенька на деревянной лестнице, а клятые коммунальщики её не чинят. И стоит здоровенный бугаина, и жалуется, вместо того, чтобы одним ударом молотка эту ступеньку починить. Сложная тема, трудная, многогранная. Но ясно одно: если мы не будем воспитывать в себе личную ответственность Маленького принца за состояние планеты, проклятые баобабы уничтожат Томск и нас.

К счастью, что-то начинает меняться в нашей жизни, и меняться к лучшему. Не весь бизнес в Томске хапужистый, норовящий то к памятнику пристроиться, то памятник снести. Есть и патриотичный. Потому и появились аллеи строителей, сквер пивоваров, Дворцовый сквер «Сибирской аграрной группы» у «Томских товаров». А главное, появились гражданские инициативы, например, «Странные люди, которые хотят видеть свой город чистым». Есть Союз молодых художников, искусствоведов, творческих людей, которые затопили креативными предложениями по изменению городской среды Томска. Они – неравнодушные молодцы! Это Катя Кирсанова, Сергей Раков, Елена Фаткулина, Юлия Зубарева, Михаил Стогов, Алексей Козмин и многие другие.

Ведь третья причина, по которой Томск выглядит скучным городом, это бедный стрит-арт, неадекватный молодёжному характеру студенческого города, стремящегося к инновациям и новым технологиям. Кроме памятников любовнику, болельщику, тапочкам, капусте и Антону Павловичу Чехову, по большому счёту, Томску чем-то особенным и креативным похвастать нечем.

Апофеоз вульгарности и диагноз – это площадь Ново-Соборная. Нелепо название – ведь никаких признаков собора, окромя забытого и заброшенного закладного камня, на этой площади нет. А площадь Революции – звучало гордо. Архитектурная эклектика потрясает: фонтан в псевдоримском стиле, колонна с Татьяной – в псевдогреческом, тут же арт-хаусный «деревянный рубль», жёсткий соцреализм воина скульптора Гнедых и архитектурный минимализм памятника жертвам гражданской войны. И всё это приправлено сибирскими блинами, пони, шариками, кустами сирени.

Что греха таить, губернаторский квартал тоже архитектурным креативом не блещет. Выход? Он есть! Необходимо при мэрии города в рамках проекта «Томск 3.0» создать экспертную группу с громким названием «Арт-среда! Да-да!», ну или что-то в этом роде. И пусть молодёжь вносит свои предложения по насыщению города арт-объектами. И нужен фонд грантовой поддержки этих проектов. Пусть там будут и бюджетные деньги и деньги строительных компаний, которые в новых микрорайонах могут создавать целые плацдармы для арт-экспериментов. Ведь хороших, удачных примеров – море! Увы, все не наши. И нужно сделать ставку на общественные ресурсы: создать побольше публичных, неформальных площадок для обсуждения «горячих» городских тем и проблем. Нужно подумать над реорганизацией управления городскими территориями – представляется, что многие проблемы связаны с тем, что у власти не до всего «руки доходят». Нужно создать виртуальный каталог 3-D проектов «Томск креативный». Много чего нужно, а главное, можно сделать для горорда. Было бы желание… А оно есть.

Объединившись, мы сможем сделать наш Томск интересным, молодёжным и здоровским городом. Город должен радовать, удивлять, вызывать улыбку. Город нужно любить с широко открытыми глазами!

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?